Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе ПогранСлужбы. Ушел старшим сержантом.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.
Мои книги лежат здесь - https://author.today/u/irkuem/works

Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6901 3671 4666


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

Клык и копыто. Глава 8

Хоть и говорят убеленные сединами старейшины, что нет в мире справедливости, а все же есть. Точнее, не справедливость, конечно, а нечто вроде равновесия. Этакие весы судьбы. Хочешь одно, а получаешь другое. Но что-то да получаешь! Иногда, конечно, вместо хорошей добычи прилетает стрела в бок или нож под ребро, но тут как повезет!
Collapse )

Шаг в сторону. Глава 10. Коленицкий тракт

Радка маялась от тоски. Караван тащился по раскисшему тракту под дождём – тот лил без устатку который день, и как только на небе столько воды собралось - чавкали в грязи ободья колёс и лошадиные копыта; а девушка съёжилась среди наваленного в кибитке хлама. Пытаясь укрыться за драной покрышкой от от задувавшего ветра с холодными каплями. И, нахохлившись и закутавшись в шаль, вслушивалась в дробь дождя по пологу – то и дело прерывавшуюся хриплым рычанием.
Collapse )

Авторский коллектив расширился, процесс ускорился! Количество запланированных глав тоже выросло!)

Глава 16. Крыши и магазины (часть 1)

08.04.1893г. от В.
<За 38 дней до...>



– Воды… – прохрипел Дофин, не раскрывая глаз.
Ответом ему была тишина.
Китобой осторожно приоткрыл правый, кое-как проморгался. Ну, да, просить о помощи можно было хоть до следующего вечера. Дофин раскинулся на крыше надчердачной будки, возвышавшейся над кровлей. Кое-как повертев тяжёлой с бодуна головой, он убедился, что кроме него на крыше никого нет.
Рене перевернулся, опасаясь сверзиться. Крыша-то размером была ровно в половину обеденного стола – и как ночью не свалился? Везуч! Перевернувшись на живот, Дофин понемногу сполз с будки. Утвердившись на черепице, одернул задравшуюся рубаху, почесал натертый живот: хорошо ещё, заусенцев не попалось, а то ободрал бы, как теркой! Затем огляделся, пожурив себя за глупость – сверху надо смотреть! А то мало ли, спит кто за скатом, на самом краю. А тут Рене взял бы и спрыгнул, башмачищами прямо на голову…
– Да и хрен с вами, сволочи, – махнул рукой Дофин после недолгих размышлений. – Стакан воды пожалели, а мне вас спасать теперь! Хер там!
Collapse )

Глава 13. - Молитвы и биржевые сводки

Задолго до

«Ятха Аху Вайрьо. Атха Ратуш А’шад Чит Ха’ча. Ванг’эуш Дазда Мананхьо…»
Человек в белоснежной рубахе, перепоясанной тонкой верёвкой, преклонил голову. Рассветное солнце снопами лучей падало сквозь окно, сверкая в полированном золоте крылатого диска, украшавшего южную стену над домашним алтарём. Отблески пляшущего на алтаре огня оживляли профиль поясной фигуры бородатого человека в высокой шапке, вписанной в диск.
Collapse )

Хуго Мортенс по прозвищу "Бывший"

Людская природа весьма прихотлива и разнообразна! И, как бы не хотелось старикам, ворчащим на упадок нравов, разнообразие это простирается и на греховные стороны жизни. Как говорил один умный человек когда-то, каждый дрочит как хочет! Кто-то полковым знаменем, а кто-то и на ротного профоса… С другой стороны, старикам такие милые шалости вовсе и без надобности, так, языки почесать.
Впрочем, человеку, что сидел в гордом одиночестве в темном углу придорожного трактира, до всех этих умствований дела не было ни малейшего. Юноша, а на первый взгляд, он именно юношей и выглядел, был предельно занят. И вовсе не поглощением напитков, дурманящих голову и застилающих глаза, о, нет! Человек (приглядевшись же, становилось понятно, что он вовсе не так юн, как кажется – лет двадцать пять, а то и поболее), баюкая в ладонях помятую кружку, жалел себя.
Collapse )

Начал выкладку вбоквело-приквела к "Ландскнехтам", под рабочим названием "Шаг в сторону". Все рассказы, кроме этого, в ЖЖ выкладывались. Поэтому, только его и выложу - напоминания для, так сказать.

Глава 30. Кровь и лед (первая часть)

Олени размеренно трусили, фыркая и шумно дыша. Хрустел снег под широкими копытами, чуть слышно скрипели тяжело груженные нарты...
Выехали уже затемно - пока собрались, пока решили, кому идти воевать злодейских палонгу с чудными тварюшками на шаманской сворке. Пока загрузились, опять же! Зимой из Нугры обычно выбирались крохотными отрядиками - трое-четверо. Пятеро - край! А тут, считай, три дюжины! Что Дирк с Кролищем, что Керф с Лукасом, сбились с ног, пытаясь организовать как следует. Никому не хотелось влететь ногами в ворвань из-за забытой в городке мелочевки, типа мотка веревки или связки стрел.
Collapse )

Глава 29. Добрая затея

Бредущего по льду человека заметили загодя. Только-только солнце начало вставать, как замаячила черная точка на горизонте!
Несмотря на лютый холод, хотя бы один человек, всегда на сторожевой вышке присутствовал. Благо, обшитые деревом и утепленные толстым слоем сухих водорослей стены, да тройной ряд закаленных стекол - в Груманте, даже не в Любече по весу серебра брали, накинув за каждую ладонь площади по пол-гроша - неплохо противостояли что порывам ветра, что морозу.
Дозорный взялся за шнур, ведущий к колокольчику внизу, дернул несколько раз условленным сигналом. Вскоре, по лестнице, тяжело дыша от быстрого бега, кое-как заполз Дирк, отчаянно воняя свежим перегаром - вчерашние вечерние мирные посиделки как-то сами собой перешли в ожесточенную пьянку до утра. И Уд, хоть и похмелялся, в себя до конца не пришел.
- Чего трезвонишь? - спросил бургомистр, отдышавшись.
Круат молча ткнул варежкой в сторону пятнышка, ставшего побольше - если напрячь глаза, можно было разглядеть, что сие именно человек, а не испачкавшийся в грязи умка, по местному, по-уначьи: Большой Белый.
- Идет и пусть себе идет.
Collapse )

Про унака, шамана ненастоящих и глупого уньршк

Островов, где унаки живут много! Дюжина дюжин и еще немного. Разные те острова. Одни большие, другие маленькие. На одних только кусты растут, на других - сосны облака царапают. Где-то горы, где-то ровное все, как океан в безветрие...
На одном острове ненастоящие поселились. Приплыли летом на большой байдаре, под красным парусом. Забор поставили, дома поставили. Жить стали!
Унаки к ненастоящим пришли. “Уходите!” сказали. Ненастоящие за копья. И унаки за копья. Долго дрались! Много хороших людей умерло. И настоящих, и тех, что из бырнабааев вылепленные. Но хорошо подрались.
Унаки смотрят, и понять не могут - и не победили, и не проиграли. А байдара под красным парусом снова приплыла. Еще ненастоящих привезла. Подумали унаки - надо байдару топить - а то столько привезет, что остров от тяжести утонет!
Сели в три байдары, поплыли топить.
Только ненастоящие отбились. Многих унаков сами потопили.
Вернулись унаки, сидят, думают. Драться - плохо получается. Не победить никак! Одного убьешь - двоих привезут. Дружить надо!
Пришли к ненастощим дружить. Лису принесли, соболя, калана... Ненастоящие в свою деревню не пустили, у стен менялись. Ножи унакам подарили, котлы. Молоком бешеной козы угостили. Страшно то молоко! Вечером весело, утром плохо.
Поменялись и ушли дальше жить. Потом снова пришли меняться. Хорошо менялись! Ненастоящие - хорошие мастера. И полезного у них много, чего унаки делать не умели.

Раз пришли, а у ненастоящих новый появился. Высокий, худой, будто больной. Батька Дийга Руис зовут. В платье ходит, волосы состриг. Оказалось - шаман ненастоящих.
Унаки боялись сперва - у них хорошего шамана не было - старого милки в Авдах увели, в горящий камень сбросили, молодой еще не умеет ничего. Но Батька Руис хороший оказался. Маленьких лечил, взамен ничего не брал. Языку ненастоящих учил, подарки ученикам дарил. Хороший шаман, добрый!
Один унак смотрел на Батьку, решил - такой же стать хочу! Кухлянку в черное выкрасил, ожерелье из клювов топорков на шею повесил - глянь издалека, Батька! Из дерева бога ненастоящих вырезал, начал ему губы салом мазать. Бог помогать стал - то найдет что хорошее, то не потеряет. Хороший у ненастоящих бог - сильный!
Тот унак решил тонких грибов съесть, с богом Батьки поговорить. Вдруг что не так делает? Сразу спросить надо!
Съел. К нему уньршк ненастоящих пришел. Шерсть черная, лохматая, как у медведя. Копыта как у оленя, рога как у косули. И говорит “Пока Батька живой - не будет с тобой бог ненастоящих говорить! Убей его, голову отрежь, закопти. Придет бог, говорить будет! Много подарков подарит!”
Унак ему в рожу плюнул. Уньршк от боли зарычал, на унака кинулся. И тут молния как ударила! Только искры полетели. С неба Ворон Кутх прилетел, крыльями пепел развеял. От уньршка и следа не осталось.
Так унаки поняли, что Батьку и его бог любит, и Кутх.



Милки - общее название категории злых духов
Уньршк - злой дух-людоед

Вбоквел. Глава 9. Йожин-Трансильванец

То, что ей не повезло с Драганом, Даниса поняла давно. До проситьбы [помолвка] – ангел, после свадьбы – сущий демон! Не успели гости по домам разойтись, так как будто подменили его! Злой стал, как волк зимний, как турок голодный! Сразу затрещину залепил, как одни остались. А после – вторую. А там и третья с четвертой. Не скупился, в себе не держал.
Но привыкла, смирилась. А как иначе? Муж, все-таки. Хочет бьет, хочет – вообще насмерть забьет. Никто и слова не скажет…
Но сегодня Драган до смерти напугал. С охоты вернулся. Неудачной. В крови весь, без ружья. Волосы дыбом, шапку потерял. Кожух подранный весь, будто с рысью сцепился. Или в ежевику упал, у которой шипы в палец. Сел в сенях, руки уронил. И словно конь загнанный – так и хрипит. То ли убегал, то ли догонял. Не поймешь!
Когда подошла спросить, что да как, голову поднял. А глаза – жуткие! Точно сливовицу неделю пил, и разум потерял. Красные, кровью налитые. И зрачки - как у пса бешенного, на пол глаза!
- Ты как, Драган? Что с тобой? – захлопотала супруга.
Незадачливый охотник опустил голову, пробормотал что-то непонятное, захлопал себя по затылку израненными, искусанными пальцами.
И кинулся на Данису. Ударил плечом в живот, опрокинул на земляной пол. Рыча, подмял под себя. И вгрызся в плечо.
Collapse )