Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе ПогранСлужбы. Ушел старшим сержантом.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.
Мои книги лежат здесь - https://author.today/u/irkuem/works

Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6901 3671 4666


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

Улетела птица





Последние кадры с фотоловушки. К сожалению, ушел не по направлению съемки. Но это, впрочем, мелочь. Главное - улетел. А значит, ожил)

П.С. И только с утра мы подлатали крышу, поврежденную вчерашним вихрешквалом!))

А еще у нас тут живет орлан-белохвост


С месяц назад, в контору заповедника заходит человек-гора и спрашивает, нужна ли нам птица. Переглянувшись, на всякий случай, сказали, что пригодится.
Оказалось, ребята-полицейские, на севере острова нашли сидящим на бревне молодого орлана-белохвоста. У орла повреждено крыло и разбита голова. Первое впечатление - что шарахнул дробью какой-то мудак.
Так как зоопарков тут нету (он и так вокруг), привезли в заповедник. Спасайте, мол, животную.
Куда деваться - начали спасать. Отвезли к ветеринару. Он раны обработал и выдал вердикт - повреждения естественного характера. Похоже, что крыло прокусила лиса, а по голове били то ли вороны, то ли чайки, норовя добить и доесть.

Collapse )

До этого частично ситуацию освещал в закрытом режиме - но сейчас пришли все разрешения, теперь можно и в общем)

Про унаков, умилык-шамана и глупое слово

Давно это было! Десять года как желтых с Островов выгнали. Сложно тогда получилось Кого утопили, кого зарезали, кого живым отпустили. С наказом: “Корень хрена тебе, желтый, а не Острова! Осьминога в зад целуй, а на Острова не смотри!”.
Новая жизнь началась. Сложная, странная, то веселая, то как обычно. Новая, одним словом!
На острове Трех Нерп русский умилык-шаман жить начал. Всем говорил, что за птицами смотрит. Перья им пересчитывает. Но унаки умные! Не за птицами, а за байдарами американских смотрит. Дело нужное, а то чего они? Нагло плавают, хуже жупанов!
Умилык-шаман с унаками дружно жил. Спиртом угощал, китятиной угощался. От девок не отказывался - а как от них откажется, когда пришли, легли и просят?
Одно плохо в нем было! Какой-то бырбаанай ему сказал, что унаки через слово “однако” говорят. Или не то бырбаанай, а уньршк в человека переодетый? Кто знает...
Вокруг умилык-шамана дети крутятся, он им интересно про птиц рассказывает. Как какая по книжкам называется. И учит как правильно байдары американский топить. “Тропедный треугольник” считать, какие шаманские слова говорить, чтобы американский на мель сел, брюхо пропров. “Сюйт-сюйт вист!”, называются. Хороший умилык-шаман, умный!
Но один ребенок “однако” подхватил, второй... Вся деревня “однакает”, однако. Тьфу, уньршкова жопа на тебя!
Десять лет прожил, улетел. Обещал вернуться, но не смог. Одни говорят, на юге хорошим желтым помогал американских бить, другие говорят, что что хорошим американским против плохих. Волосы отрастил, тятя-чхаш взял, начал про сына удачи петь.
Унаки подумали, и решили, пусть что хотят говорят, только не “однако”, чтоб того дурного бырбаанай медведи съели!

* Жупан - любитель "под хвоста"
**Тятя-чхаш - “музыкальное бревно”. Обрядовый музыкальный инструмент у нивхов.

Основано на идее Артёма Андреевского


Про Ворона, рыбалку и прически

Один раз каланы решили внутренних сэвэнов из внутренней Ительменнии выпустить. А то засидятся сэвэны, начнут в голову бить. Чтобы беды не случилось, надо брагу пить! Как русские учили!
Каланы пучку нарвали, мелко покрошили, теплой водой залили, жимолости-ягоды две горсти кинули и сели ждать. Как брага готова стала, Ворона позвали. Ворон - он умный, всякое рассказывает смешно. И клюв твердый, железный - гребешка так и лущит, только створки в стороны.
Прилетел Ворон. Начали брагу пить, мухоморами закусывать.
Один раз Ворона в гости каланы позвали. Брагу из пучки пить, мухоморами закусывать. Ух, долго сидели! Всю брагу выпили, всеми мухоморами закусили, всех гребешков съели!
Утром встали, воды выпили, и уплыли. А Ворон на берегу остался. Сидит, глаза в кучу, голова болит - ух, хорошо посидели!
Тут видит, в океане чавыча плавает. То нырнет, то вынырнет! То левый бок солнцу подставит, то правый! Захотелось Ворону чавыче голову оторвать - а то что она?! А байдары у Ворона нет. Копья нет. Даже ножа, и того нет. Как чавычу ловить? Как внутреннего сэвэна успокаивать?
Ходил он по берегу, грустил. Тут видит, циновка на песке лежит. Старая, потрепанная. С большой байдары желтых смыло, когда в нее шаман своей байдарой стукнул. Рядом шляпа из еловых корней, на пенек надета. А в пенек старое тесло из жадеита воткнуто.
Ворон циновку расстелил, шляпу надел, тесло взял. Показывает его чавыче и кричит:
- Чавыча, чавыча!
- Чего тебе? - спрашивает его рыба.
Ворон ей тесло показывает и говорит:
- Чавыча, а старое тесло из жадеита говорит, что ты не чавыча, а желтый угорь! И отец твой - угорь. И мать твоя - тоже нехорошая.
Чавыча на Ворона посмотрела. Думает: “Точно, он же с каланами вчера брагу из пучки пил! И так дурак был, а сейчас себя дурнее стал!”.
Пока думала, ее океан подхватил, волной на мелководье выкинул. Не успела чавыча уплыть, от голодного Ворона сбежать. Ворон в воду прыгнул. Лапы замочил, хвост замочил. Но поймал за плавник и ей голову теслом отрубил.
На берег вытащил. Сел, дышит тяжело. И думает - надо бы чавычу пожарить. А то я унакам культурный предок и творец, отнюдь не могу сырьем жрать. Глисты, опять же. По сторонам посмотрел - нет ни веточки, ни листика. Вчера с каланами костер жгли. Все в нем сгорело!
Попросил птичек хворосту принести. Сказал - принесете, я с вами поделюсь! Полетели птички, принесли две елки, которые с русской байдары выкинули за два дня до того, как в небе звезды взрываются.
- Маленькие веточки, не хватит!
Улетели птички за большими.
Ворон костер зажег, чавычу пожарил. И съел. Очень голодный был! Кости на лист лопуха сложил, сверху второй положил. Не видно костей стало!
Вернулись птички. Дров принесли - ух! Костер сложишь, огонь выше гор будет!
А Ворон им на кострище показывает и говорит:
- Молния ударила! Пламя полыхнуло! Сгорела чавыча... - и крылом клюв вытирает - чешуйки прилипли.
Обиделись птицы. Кинулись все дружно на Ворона. Долго ногами его били! Долго клевали. Улетели. А напоследок, завязали Ворону волосы узлом на макушке.
С тех пор, если какого унака на плохом поймают, а он сбежать не успел, тоже волосы так завязывают. Идет такой унак, на него смотрят и понимают - ох, и бегает он плохо! И невезучий.

На основе сказки тлинкитов

Пучка - борщевик. Рецепт браги - из статьи А.Волынца

Про унаков и время

Жил под горой старик по имени Шаман. Давно жил! Старше всех в деревне был.
Высокий как сосна, волосы - как снег. Лето, зима, дождь, снег - все время в одной и той же камлейке ходил, из паруса сшитой. Была белая, стала как снег прошлогодний за последними домами.
Камлать не умел - и в бубен бил только, если на чужой свадьбе тонкий гриб съест. А Шаманом звали - умный очень. Даже слишком!
Потому один и жил - ни жены, ни детей. Только безрогий олень. Тот слушал хорошо, не перебивал.
Но жил хорошо - даже байдара своя была. Быстрая, легкая! Мастер Делорин делал. Хорошая байдара, и как только такому старику досталась?
Пришел как-то шаману молодой охотник Жилетин, по имени Лис. Жилетином его русские прозвали - Лис в куртке без рукавов ходил. Зимой, летом - всегда в куртке без рукавов. Даже унаки так называть стали.
Пришел, юколы принес, чаю. Чаю попили, тут Шаман и говорит:
- Виденье мне было, друг Жилетин!
- Знаю я твои виденья, часто рассказываешь! - смеется молодой охотник. - Снова голые девки приходили?
- Старый я для девок, - отмахивается Шаман. - Другое видел! Не такое скучное! Но помощь твоя нужна. Поможешь?
- Ты мне друг, а не охвостье медвежье, помогу, как не помочь?
В байдару сели, парус поставили. Вышли в океан. Смотрят - над Авдахом пламя. И дым над водой. Вовремя вышли! Сейчас большая волна родится, остров с берега до берега перехлестнет!
Смотрят, а волна уже перед ними - в затылок ей дышат. И все больше и больше! И плывут, как летят - все быстрее и быстрее!
Шаман еще два паруса поставил. Совсем быстро поплыли, стрелу пусти - обгонят! Запрыгнули волне на спину - летят!
Молнии вокруг засверкали, гром загремел. Страшно стало Жилетину, а что сделаешь, плыть надо! Из байдары выпрыгнешь - и Кеглючина не надо, со злыми водными сэвэнами - сам утонешь!
Тут Шаман медный котел достал. Хороший котел, большой, начищенный! Залез на мачту, на самый верх приделал.
Слезть не успел, молния в котел ударила! Взорвалось все вокруг! Не видно ничего, только молнии сверкают!
Жилетин глаза открыл - кончилось все. Живые они с Шаманом. Обрадовался Лис, закричал. Тут смотрит - беда!
Уплывали - все зеленое! Деревья, кусты, трава! Птицы гнезда вьют, солнцу радуются. Тюлени в прибое плещутся, ластами бьют.
Приплыли - даже желтого с красным нет почти, ветер все оборвал. Земля холодная, птицы улетели, тюлени уплыли. Даже деревня и та - пустая! Унаки в зимнюю перебрались. Не дождались!
Жилетин Шаману в нос кулаком стукнул - кровь пошла. Потом много плохих слов сказал. И про Шамана его, и про маму его, и про всех дядьев, и даже про безрогого оленя нехорошее придумал.
Шаман послушал, головой покачал.
- Пойдем, - говорит, - друг Лис, русских искать. В острог зимовать проситься. Помрем без припасов. Только под воротами ты мне еще раз в нос стукни. Расскажу, что ради науки пострадал, быстрее пустят!

Про Ворона, земляную мышь и волну до неба

Как-то летел Ворон, видит, сивучи спят. А возле них много горбуши лежит. Как мимо пролететь, если заметил, как пару хвостов не ухватить? У сивучей много, не заметят! Сел за кустами, чтобы крыльями не хлопать. Зацокал когтями по камням. Вроде бы тихо, а сивучи заметили! Но глаза не открыли - хитрые!
Ворон к горбуше подобрался, только прицелился клювом ухватить, его сивуч ластом как треснул по затылку, что у Ворона глаза чуть не вылетели. Он испугался, в небо взлетел. Летает на сивучами, ругается, из-под хвоста сыпет.
Сивучи на Ворона обиделись - очень уж вонюче из-под хвоста падало. Решили мстить. А как? Ворон высоко летает, а у сивучей крыльев нет.
Долго думали - Ворон даже устал, улетел от них. И придумали!
Ворон-то, острова создал, человеки там живут, и вообще зверей много всяких... Решили сивучи большую волну поднять, чтобы смыло все!
Пошли к Кеглючину. Говорят, Ворон-то, совсем берега потерял! Из-под хвоста на твоих племянников сыпет! Надо ему отомстить! Хорошо, отвечает Кеглючин, за племянников мстить надо. Особенно этому, с клювом. Я на мыс залезу, с него спрыгну - волна до небес поднимется! Смоет всю Ворона работу!
А рядом калан плыл. Не тот, что на бырбаанай много глины перевел, другой. Поумнее. Услышал. И к Ворону поплыл. Обидно же будет, если сивучи испортят то, что другой калан делал!
Еле успел! Волна уже к небу поднялась.
Ворон всех, кто поместился, на спину посадил. И унаков, и лисиц, и росомах с медведями и оленями - даже кротов с полевками, и тех взял!
Тут видит, ма-хар земляная мышь бежит, бивнями дорогу расчищает, а под ним земля стонет. Посмотрел Ворон на нее - большая ма-хар! Больше шести оленей! Понял, что если на спину залезет, волна всех смоет. И Ворона тоже. От земли оттолкнулся, взлетел кое-как. Ма-хар внизу осталась. Хобот задрала, про Ворона нехорошее говорит. А что сделаешь? И ее не спасешь, и других погубишь!
Тут волна на острова пришла залила все!
Кто к Ворону на спину не успел - все потонули. Только он, да птицы!
И земляная мышь в воде плавает, ногами гребет, хоботом про Ворона всякое нехорошее продолжает говорить... Вода стоит, уходить не хочет. Птицы устали, начали земляной мыши на бивни садится, да на спину. Большая спина, мохнатая! Одна птица села, мышь ее и не заметила. Вторая села, третья... Много птиц село, тяжелые! Начали ко дну тащить.
Ма-хар трубит, просит птиц в небо взлететь. А птицы на нее злые - много гнезд потоптала, много яиц раздавила! Не взлетели.
Смотрит Ворон, даже кругов на волнах нет. Не выплыла ма-хар. Стала мышь земляная мышью водяной.

Про то, как унаки в небо лететь хотели

Унаки раньше на небе жили - все знают. О том и деды говорили, и прадеды. И шаманы говорят - хотя, шаманы много чего говорят. Унак на небо смотрит - тоскует. Хорошо внизу, сытно. На земле добыча, в реке добыча, в море добыча. На облаках одни птицы, да и то редко. Ветер, дождь, холодно! А все равно, походит унак, походит, а на небо смотрит.
Найти бы ту дырку в небе, откуда унаки спустились... Лушкару-то, которая собой дыру заткнула, птицы всяко съели - им на небе тоже голодно. А кости давно вниз провалились, по земле рассыпались. Сквозь них трава проросла и бурундуки скачут.
Только как найти? Один унак лестницу строил. Высокая! Пять старых сосен извел - не достал до туч. Крепко унаки задумались. Шаман говорит, мол, в бубен ударю, второй раз ударю, в третий ударю - до середины неба долечу. И грибы есть не буду, чтобы все видели, как лечу, а не только я сам!
Неделю бил. Ему потом бубен на голову надели, сели дальше думать. Тут один охотник говорит, что видел, как кит-байдара в небо плюет - выше любой тучи получается. Как бы так сделать, чтобы самим так плюнуть? Тут второй охотник говорит, что слышал, как брат матери отца первой жены рассказывал, что как раз кит-байдаре дорогу показывал пальцем, и видел, чем кит-байдара плюется - вверх-копье называется. Чуть его не пришибло ветрами!
Рассказал. Покивали унаки. Работы много, а выше пяти сосен взлететь хочется. По берегу пошли. Нашли три бочки из железа. Одну на другую поставили, третью на вторую. Высоко получилось! Рыбьим клеем бересту приклеили, сверху дегтем березовым обмазали... Воду налили - не течет вода, хорошо получилось!
Воду вылили, нерпичий жир залили. Самый лучший, самый чистый!
Подожгли. Жир горит, вверх-копье горит, в небо только искр летят. И пламя с черным дымом.
Тут кит-байдара к берегу подошла. Русские на дым пришли, думали, беда у унаков. Или вулкан взорвался. Посмотрели на вверх-копье, головами покивали. Подарили унакам бочку жира кит-байдары. Сильно воняет жир! Понятно, почему плюется хорошо!
Унаки в вверх-копье жир кит-байдары залили. Подожгли... Лучше бы вулкан взорвался. Огонь! Дым! Грохот! Улетело вверх-копье. Только струя дыма в небо тянется. Пробили тучу!
Обрадовались унаки. Решили второе вверх-копье делать, человека сажать.
Тут снова русские на кит-байдаре к берегу подошли. Говорят, унаки, маму вашу, бабушку, прабабушку и толстую Лушкару до кучи! Вы что сделали? Кому мы теперь бомбу показывать будем?

Глава 12. Знамя в руки, и в рай! (вторая часть) + "Про унаков и дырку в небе"

Выйдя из Квартала Красок, командиры, фактический и номинальный, не сговариваясь, заскочили в первый же попавшийся кабак. Требовалось срочно смыть въедливую лакокрасочную вонь, от которой слезились глаза и першило в глотке.
Приняв по стопочке айвового кальвадоса - Керф снова поразился - и как только сумели сюда дотащить? - направили стопы свои дальше. Список сегодняшний дел выглядел словно страница из какого-нибудь Кодекса, с кучей пунктов...
Одно хорошо, Любеч не Грумант, и, спаси господи, не Мильвесс - пройти из конца в конец можно за полдня. Если, конечно, не заходить во все гостеприимно распахнутые двери по пути. А дверей таких - уйма! И за каждыми - всяческие удовольствия. От желудочных, до постельных. На любой вкус и кошелек!
Collapse )

О наболевшем...

Читая комменты под постами о погибшем штурмовике, в который раз хочется выступить с гражданской инициативой о введении в УК статьи "Червонец тебе, потому что пидор"...

Отдельный, кстати, привет, полоумной свинье. Которая, помнится, верещала, что "Синие Птицы" списаны с какого-то реального случая.
До пораженного сифилисом (или чем там еще) мозга не доходит, что гранату под себя - это вшитый в подкорку архетип поведенческий.

УПД: С той стороны тоже такое бывает. Нет, не с той, где бабаи, а где почти такие же как мы. СССР, он мог...