Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе ПогранСлужбы. Ушел старшим сержантом.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.
Мои книги лежат здесь - https://author.today/u/irkuem/works

Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6901 3671 4666


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

Водолазные ножи из ЦВММ

Несмотря на гадкую погоду, а возможно и благодаря ней, второй раз сходили в Центральный Военно-Морской музей.
Малолюдно, не жарко, "зальные надзиратели" не кидаются коршунами - красота!
Заглянули на одну из временных выставок - "В их иллюминаторы заглядывала бездна. К 100-летию Аварийно-спасательной службы ВМФ России".
К аквалангам мы как-то никак - не сложилось!
Зато там было две витрины с водолазными ножами. Мимо не прошли, разумеется.



Collapse )

Глава 27. Черные и белые

Лахтак” подошел к устью фьорда затемно. Противный ветер поднял высокую волну, захлестывающую аж до верхней палубы. Северная галера сквозь нее, конечно, проломилась - корабль и не такие неприятности выдерживал. Но минута к минуте, квадранс к квадрасу, час к часу... И в итоге пришлось отстаиваться на рейде. С одной стороны, можно было и рискнуть, благо, по этому маршруту что капитан, что команда проходили раз примерно двести какой-то - любой матрос мог с закрытыми глазами весьма убедительно изобразить лоцмана. Но с другой, с тем грузом, что лежал в трюме...
Collapse )

Глава 19. Творческий подход

Пивная “Краболовка”, что на углу переулка Забродного и улицы Первых Кровей, полнилась народом через край. Оно и не удивительно! Давнее место для ровных по жизни парней, зарабатывающих на жизнь честных трудом человека, знающего, как хмурое небо заползает меж берегов в залив. Живущего там, где ходит по берегу голубой песец, выискивающий голыша-потеряшку, отбившегося от стада тюленей - чтобы загрызть его под рев страсти отца-сивуча. О, жизнь меж голых скал, среди черных зверей и белого снега, под трубный вой ветра, под хохот чаек и треск ледяных гор, наползающих на берег...
Collapse )

Высокие устремления, Глава 18. Новые лица, новые встречи

Нугра показалась в середине дня. Клафф, который клялся, что до берега еще день перегреба (1), долго топорщил бороду, смотрел на приближающуюся сушу с подозрением - не обман ли, не наводят ли морок северные духи?
Но нет! То ли ветер дул чуть сильнее привычного, то ли галера попала в незаметные объятия течения - в этих широтах частенько возникали, на день-два, пропадая бесследно. С каждым мгновением “Лахтак” подходил все ближе, и сомнений в реальности становилось все меньше. Вот она, цель похода! Вот она - последний форпост цивилизации! Единственный горящий фонарь среди покрытого тьмою дикости Архипелага. А ведь за клыками скалистых мысов - бесчестное количество лиг, где лишь волны, да ветер...
Ну еще несколько островов, о которых точно не известно - есть они, или только выдумка книжников, злоупотребляющих крепленым пивом. Хотя, с другой стороны, выносит же иногда на берег стволы странных деревьев? Берутся же они откуда-то? Говорят, лет двадцать назад, в гавань Любеча внесло байдару, похожую на те, которые делают унаки, но еще больше - раза в два-три! А в байдаре трупы вповалку. Вроде и на унаков похожие, но все не такое - и одежда другая, и оружие все медное, и тоже, совсем иначе сделанное, и татуировки другие - неизвестные птицы со зверями, коих даже на старинных картах нет! Мяуры с пятнами, будто у гиен, разноцветные птицы, с клювами, как у сов...
Collapse )

Глава 16. Это все север!

“Лахтак” оказался внутри куда больше, чем казалось снаружи. Волшебство, не иначе! Лукас все ждал, когда из трюма выползет боцман и заорет, что все, мол, не лезет, и в горшок со сметаной тоже. Но воз за возом перегружались в недра северной галеры... Студент даже заподозрил, что внутри установлен микропортальчик, переправляющий казенное добро в личный склад капитана.
Collapse )

Глава 14. Нет для наемников места в раю...

Хлопнула дверь, впуская в амбар пронзительно свежий воздух с улицы. Внутрь ворвался мальчишка-гонец. Прям с порога гаркнул не по-мальчишески басовито:
- Завтра!
- Что “Завтра”? - уточнил Рош, который валялся у входа на продавленном соломенном матрасе, с дудочкой в руках. Играть стражник не умел, учиться было не у кого, поэтому, он просто дул в нее время от времени. Иногда издавая звуки чем-то похожие на музыку.
- В порту сказали, что завтра! - повторил гонец специально для тупого взрослого. - В смысле, не сегодня. А когда ночь пройдет.
- А, - обрадовался Рош, отложил дудочку, - так бы сразу и сказал, что не сегодня!
- Дядя, ты дурак? - спросил мальчишка, на всякий случай, взявшись за рукоять ножа, висящего на поясе.
Collapse )



И сразу вопрос! Что можно назвать "северной галерой"? Мне виделся этакий модернизированный драккар, с палубой, трюмом, нормальной надстройкой и возможностью ходить галсами. Но из меня специалист по тогдашнему флоту, еще "более худший", чем по современному.
Выручайте!)

Глава 5. Подражая святым

Вытянутые в линию, с промежутком в полдюжины шагов, полыхали костры. Вгрызались с оглушительным треском в звенящие от мороза ветки, вздымали к самому небу языки пламени, способного, казалось, поджарить и облака. Но этого все равно не хватало…
Тьма подступала, давила со всех сторон, протягивала бесплотные щупальца… Она была живой! Во тьме слышалось тяжелое дыхание, хруст снега под ногами – ногами ли? Лапами?
Керф оглянулся. Мечник не был один за линией костров, ограждающих до поры, от ночи и ее обитателей. Рядом с ним стояли солдаты. Непривычно одетые в длинные суконные куртки – чуть ли не до земли, то есть, истоптанной до полузеркальной гладкости, смеси земли, снега, золы, опавшей хвои и древесной коры. Куртки местами прожжены, местами порваны – и вовсе не из-за нерадивости хозяев! У нерадивости нет когтей, как у тигуара! Длинных, острых… Они и кольчугу рвут, куда там старому и вытертому сукну!
Collapse )

Глава 4. Крыса в янтаре

Справившись с неизменной сутолокой – в тесноте трюма не развернуться – компания поспешно распотрошила свои тюки, а затем, опоясавши чресла мечами, взявши щиты, топоры, дюжину метательных копий и по два арбалета на каждого, выбралась на палубу. Готовая надавать по сусалам любому уроду, буде который вознамериться встать на их пути.
За неимением в данный момент урода, случайно стоптали двух моряков, не успевших отскочить от бронированной массы ругающихся наемников. Вроде не насмерть.
Collapse )

Глава 3. О серебряных лосях и незваных гостях

Ветер щедрыми пригоршнями бросал в лицо пену и брызги, срываемые с верхушек волн. Керф зябко поежился. Но остался на месте, облокотившись о мокрое дерево поручней – или как на море называется ограда вдоль борта корабля, уберегающая невезучих от падения вниз? Капитан как-то называл хитро. Но из памяти тут же выдуло очередным порывом ветра. В одно ухо вошло, из второго, так сказать…
Collapse )