Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе ПогранСлужбы. Ушел старшим сержантом.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.
Мои книги лежат здесь - https://author.today/u/irkuem/works

Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6900 1188 3040

paypal
stalinizm53@yandex.ru
paypal.me/nikolaev75

вебмани
R240208859148

яндекс-деньги
410019543324139

киви
+79057588532


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

И о пиратах...

Возвращаясь к просьбе многоуважаемого Андрея - да наладится здоровье его!
С текстом пока завяз - сам неделю уже самую малость помирайт (не дождетесь, я обещал всех пережить, и многих уже да!), но вот с иллюстрациями...
Итак, безжалостный ухорез (и горлохват), живодер первейших бубновых мастей, Билли Перо!

Глава 11. Нечестная игра

Снова полил дождь. Он тут, казалось, никогда не прекращается! И, даже если перестает лить с неба, все равно висит в воздухе мельчайшей взвесью. И туманы! Туманы, бесы их побери! Густые, как тяжелый дым чараса. Но, в отличие от него, приносящие лишь сырость. От которой даже мелкие царапины упорно не хотели заживать, а становились язвами - будто в бордель сходил неудачно.
Рыжий оглушительно чихнул. Так, что аж уши заложило.
- Тьфу, ты, мать твоя женщина, рыба чешуйчатая...
Арбалетчик поковырялся в ухе толстым пальцем с обкусанным ногтем. Толку ни малейшего, как и ожидалось.
- Заморите вы меня тут, сволочи! До смерти заморите, ебутся медведи под кустом... - бессильно ругнулся толстый наемник. Зажал пальцами нос, попробовал выдохнуть. В ушах вроде стало поспокойнее.
- Ну хоть так... А дальше, само развалится.
Collapse )

Про унака, сивуча и горных духов

Раньше оно как было? Да так и было! Ходили унаки по берегу, тропу битвы видели, но не понимали. Видят, а не видят! На тропе битвы водоросли видели, но не понимали. Ветви еловые, сломанные и разбросанные видели, но не понимали...
Потом стали понимать. Теперь унаки, увидев тропу битвы, сразу узнают: гора победила, или море вверх взяло.
Collapse )

Глава 9. Есть город золотой... + "Про унака и двух медведей"

К “Серебряному лосю”, медленно идущему сквозь каменную кишку, щетинящуюся острыми скалами, украшенную словно отполированными “бараньими лбами”, камнями, обросшими разноцветным - все больше зеленым и серым - мхом, спешили лодки, вызывая нехорошие воспоминания. Окружали, точно гиены ослабевшую добычу, заходили с бортов... Готовые при первом признаке слабости кинуться, вцепиться и не отпускать, пока последняя монетка не покинет карманов экипажа!
Керф проверил, легко ли выходит меч из ножен. Так, на всякий случай! А то кинутся всей толпой! Асада, впрочем, панике живого груза не поддался. Стоял себе на шканцах, пыхтел глиняной трубкой, показывал наглецам всякие хамские знаки пальцами. некоторым намекал на противоестественные связи их бабушек, некоторым самим обещал поиметь их по-всякому. В общем, вел себя как и положено уважающему себя капитану.
Collapse )

Про моржа, медведя и унака (к Высоким устремлениям)

Не очень давно, лет несколько назад, в год, когда звезда мимо летела, один унак шел в селение Сакран. Вдруг видит: черная нерпа к берегу плывет. То нырнет, то покажется. А тут с горы медведь идет. Маленький - прошлого года.
Нерпа закричала громко. Медведь тоже закричал громким голосом. Потом нерпа обратно в море поплыла, а медведь в горы ушел.
Унак догадался, что это были хин - послы от духов гор и леса и духов моря. И понял, что между горами и морем битва будет. Он тогда спрятался, сидит, смотрит, ждет.
Полдня прошло - к берегу морж плывет. Огромный! Будто кит. Клыки как три копья! С громким криком плывет. С гор медведь спускается. Тоже кричит громко - камни трескаются. Деревья как траву валит, такой большой!
Морж волну поднял - до самых гор высотой! На ней к берегу приплыл.
Смотрит унак, смотрит. А морж с медведем все дерутся! Кровь плещет, кожа летит! Страшно!
Медведь сдавать стал. Унак страх отогнал, вышел, помог моржа убить. За это медведь девять раз подряд унаку поклонился. Отсюда в гору поднимаясь, в левую сторону двадцать раз оглядываясь на унака смотрел. В правую сторону тридцать раз оглядываясь, на унака смотрел. Потом поднялся в гору, скрылся.
Унаки моржа взяли, съели. Голову морю вернули. Трех старух морю в дар принесли. Инау настрогали много - каждый строгал. В море бросили.
Четыре дюжины лет и два года потом разных зверей, с гор приходящих, убивали, богато жили. Также со стороны моря унаки и рыбу и зверя, которые будто бы сами себя притаскивали, убивали и ели. Унаки четыре дюжины лет и два года голода не знали. Юколы сушили мало, но она как бы сама вырастала, и они ее ели. Вот так они и жили. С тех пор до этого времени унаки битвы между морем и горами не видели.
Но будет скоро - волны с моря идут, деревья как трава падает.


Такие вот слегка адаптированные под мир Ойкумены сказки, как нынешняя (кстати, на основе нивхской, про сивуча, медведя и, соответственно, нивха), есть мысль выкладывать меж главами, на манер интерлюдий в "Кордоне".
Нет ни у кого что против сказать?

Глава 8. Красный железный медведь

Рыжий чувствовал, что на него смотрят. Притом, несколько пар глаз. Но он упорно сидел лицом к густым зарослям, делая вид, что ничего не чувствует и не замечает.
Пусть таращатся, жалко, что ли? Лишь бы водой не обливали! Очень уж холодно на ветру! В одном углу можно было укрыться – кое-какую защиту давали ветки, намотанные на прутья. Этакий кусок то ли корзины, то ли циновки. Но щели – палец пройдет, потому, лучше обойтись без внезапных намоканий.
Collapse )

Глава 6. Славное будущее павших героев

Со спины раздалось шлепанье босых ног. Рыжий крутнулся, уходя от удара. В лицо толкнуло волной воздуха от топора, пролетевшего впритирку с плечом. Арбалетчик неловко, левой рукой, ударил промахнувшегося унана унанской же стрелой, которую выдернул из себя. Острый, будто шило наконечник проколол парку из ровдуги, ударил того в бок, воткнулся в ребро. Но силы удара хватило, чтобы северянина швырнуло на палубу, впечатав в фальшборт.
Не успел он подняться, как Рыжий, словно атакующий медведь, рухнул сверху. Лопнули с мерзким звуком, будто хворостинки, кости рук – унак не вовремя попытался встать. Не поднимаясь, арбалетчик ухватил врага за подбородок стальной лапой, потянул изо всех сил вверх и на себя. Поверженный северянин заколотил конечностями по доскам. Макушка почти дотянулась до лопаток. Хрупнули позвонки. Мелко задрожали ноги в отороченных мехом коротких сапогах.
Collapse )