Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе ПогранСлужбы. Ушел старшим сержантом.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.
Мои книги лежат здесь - https://author.today/u/irkuem/works

Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6900 1188 3040

paypal
stalinizm53@yandex.ru
paypal.me/nikolaev75

вебмани
R240208859148

яндекс-деньги
410019543324139

киви
+79057588532


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

Про Вбоквел

Решил десятую главу к книге-междуглавью "Ландскнехтов" накатать. И как пошло, как пошло...
Один план (без трех эпизодов), по объему на главу тянет.
И пазарыкцы пролезли, и ножи сейсминско-турбинские, и глыбы малахитовые со змеями-медянками, и река Чусовая сотоварищи, с петроглифами вогульско-старолюдьскими!

Хуч повесть пиши, аль вбоквел к вбоквелу...)

Глава 6. Славное будущее павших героев

Со спины раздалось шлепанье босых ног. Рыжий крутнулся, уходя от удара. В лицо толкнуло волной воздуха от топора, пролетевшего впритирку с плечом. Арбалетчик неловко, левой рукой, ударил промахнувшегося унана унанской же стрелой, которую выдернул из себя. Острый, будто шило наконечник проколол парку из ровдуги, ударил того в бок, воткнулся в ребро. Но силы удара хватило, чтобы северянина швырнуло на палубу, впечатав в фальшборт.
Не успел он подняться, как Рыжий, словно атакующий медведь, рухнул сверху. Лопнули с мерзким звуком, будто хворостинки, кости рук – унак не вовремя попытался встать. Не поднимаясь, арбалетчик ухватил врага за подбородок стальной лапой, потянул изо всех сил вверх и на себя. Поверженный северянин заколотил конечностями по доскам. Макушка почти дотянулась до лопаток. Хрупнули позвонки. Мелко задрожали ноги в отороченных мехом коротких сапогах.
Collapse )

"Кордон" на "АвторТудей"

Со вчерашнего дня "Кордон" и на "АвторТудее".
В тамошней выкладке первая четверть книги в свободном доступе.



П.С. На днях добью "Кровь, кишки", и возьмусь за следующий рассказ к "Вбоквелу". Про Гюрги-Извиняюсь-Члена, молодого (!) сержанта Мирослава, оборотней, малахит и прочие каменные цветки Хозяйки Медной Горы. Давно уже мысли бродят, пора!

(no subject)

"У нас было: две пики, пять алебард, четыре пистолета австрийской работы, ржавый кригмессер, ополоумевшие простецы, великое множество разнообразнейших зубов и клыков всех форм и размеров, а также изрядно выщербленный старинный пернач, помнящий хруст гуситских черепов. Не то, чтобы этого было много для простых ландскнехтов, но когда начинаешь бороться с нечистью, бывает трудно остановится. Единственное, что вызывало у меня опасения - это осиновые колья. Нет никого более беспомощного, безответственного и безнравственного, чем девенатор, который пытается упокоить вервольфа осиновым колом. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь...

(А.Кирьянов)

Кордон. Глава 14

...Кочерга в боку стала вовсе уж нетерпимой. Водичка из-зо всех сил стиснул зубы. Нельзя стонать. Нельзя. И вообще, нет тебя тут, ландфебель, нет! Тебя пулемет в землю мороженную вбил.
Начало темнеть в глазах. Сердце застучало с перебоями. А враги были еще далеко. Слишком далеко, чтобы дрожащая рука не подвела. Водичка беззвучно, одними губами, зашептал старый наговор. Даже не старый, древний. Его, наверное, еще мазуры с кашубами знали... Ландфебель просил у Смерти маленькой отсрочки. Крохотной! Две-три минуты, не больше. Лишь бы поближе подошли, лишь бы достать смог! Уронить рядом с ребятами. Убитыми не в честном бою, а из засады, по подлому, как не положено...
То ли услышала Старая, то ли ландфебель просто отвлекся, но когда он снова высунулся над сугробом, враги были совсем рядом. Шагах в двадцати.
Еще выждать чутка...
Темнота начала укутывать непроницаемым пологом. Что ж, время начинать. Водичка усмехнулся, прицелился, вдохнул, выдохнул...
Унтер уже ничего не видел. Даже темноты. Зато слышал. Топали. Стучали ботинками по промерзшей земле. Целеустремленно и нагло. И в этот звук он шарахнул второй барабан. Щелкнул седьмым разом вхолостую, уронил револьвер.
Топтуны заорали. Кто-то завыл смертно, как воют, получив пулю в живот.
"Попал..." - и с той хорошей мыслью, ландфебель умер.