Category: армия

Заглавное

Приветствую всех, кто зашел ко мне в журнал!
Зовут меня Рагимов Михаил. Так же известен как "Седьмой", "Чекист" и "Сержант". Немного писатель, немного промышленный альпинист. Родом из Донецкой области, из славного города Мариуполя. Как бы это смешно не звучало по нынешним временам, но несколько лет служил в спецназе. Старший сержант - пограничник.
К нынешней украинской власти отношусь очень плохо, но "уркаина" в комментах писать не стоит. Страна не виновата, что такой получилась...
Коллекционирую старые ножи, штыки, лопатки, бритвы, награды и шевроны. Если есть ненужные, Вы всегда можете подарить. Буду признателен и не убью в следующей книге.
Люблю Родину, 17-й век, Дикое Поле, енотов, коньяк и темное пиво.
К френдополитике отношусь наплевательски. Преимущественно подписываюсь на тех, кого интересно читать. Ну и если человек хороший.
Матом ругаться можно, а если ситуация требует, то и нужно.
На данный момент написал самолично и в соавторстве около 15 книг и десятка три рассказов. Михаил Гвор - частично тоже я.


Нет преград тем, кто хочет поддержать финансово!
Карта СБ 5336 6900 1188 3040

paypal
stalinizm53@yandex.ru
paypal.me/nikolaev75

вебмани
R240208859148

яндекс-деньги
410019543324139

киви
+79057588532


Что в моем журнале достойно прочтения (отрывки из книг идут по соответствующим тэгам, и сюда не внесены):

Collapse )

(no subject)

" Ряд армейских званий, в соответствии с новым законом, теперь будет таким: рекрут, солдат, старший солдат, младший сержант, сержант, старший сержант, первый сержант, штаб-сержант, мастер-сержант, старший мастер-сержант, главный мастер-сержант. В ВМСУ больше не будет мичманов, зато появятся звания: штаб-старшина, мастер-старшина, старший мастер-старшина и главный мастер-старшина." (С)

Как перестать смеяться? Мания "абы нэ як у москалив" доходит до терминальной стадии.
Одно радует - мое звание получено еще при нормальной власти.

Железный песок. Глава 7-2

Глава 7-1

Самарин дохлебал остывший чай и вдруг понял, что вокруг удивительно тихо. Даже артиллерия с обеих сторон (понятное дело, что вражескую-то всегда лучше слышно!), замолчала. Ни выстрела! Только ветер поствистывает.
На море, на земле и в воздухе повисла гнетущая тишина, любого военного человека вгоняющая в стойкую тоску и недоверие ко всяким подозрительным кустам – а вдруг, то не куст, а зловредная разведгруппа, что ползет ночною порою, дабы исхитить зазевавшегося бойца?! Андрей самолично пару раз лазал, по степи, под Ростовом, оттого опасался тишины кратно от многих.
Тут же зачесались руки вкатать пару очередей в заросли смородины, что росла неподалеку от дома. В вечернем полумраке очень уж зловеще смотрелись. Опять же, половина листьев уцелела при оккупации. Каким образом? Не продалась ли?!..
- Мы там с ребятами проволоки натянули, - угадал мысли командира Танкист, уловивший, куда лейтенант пристально таращится, - ну и ржавых банок нацепляли. Кто полезет, грохот такой начнется, на нашем берегу услышат.
Collapse )

Железный песок. Глава 7-1

Высадившиеся силы противника, насчитывающие в общем 1600 чел,, были вынуждены после приведения себя в порядок, прежде всего, занять оборону в связи с ожидавшейся контратакой наших войск.
Время выигранное нами по этой причине, дало возможность создать окаймляющий фронт и контратаками сузить плацдарм захваченный первыми группами противника - до 3 км. по фронту и неполных 2 км в глубину

Разведывательная сводка о советском десанте в районе Эльтиген (южн. Керчь)


Бомбы все падали и падали. И никак не могли упасть. Будто приклеили их к серому небу, меж черных туч. Время тянулось, будто новенькая резина на модели… Медленно-медленно ползли волны, готовые разбиться о близкий мыс, вытянутый в море. Чуть быстрее волн уходили на восток, в сторону полуострова бомбардировщики – казалось, видно каждый оборот лопасти пропеллера и довольный оскал пилотов…
И тут стопор у времени сорвался. Улетел куда-то в вечность самолетик…
Ударило по ушам сдвоенным взрывом. Встали в небо две колонны из огня, увенчанные шапкой дыма. Завизжали осколки. Взрывная волна сбила с ног десантников, частью вообще смела с палубы.
Над судном пронесся общий крик, заглушивший стук изношенной машины. А потом двигатель замер.
Время снова с размаху влетело в непонятную густоту…
Самарин попытался подняться на ноги, оглядеться. Голова гудела, будто цистерна, по которой с размаху вдарили кувалдой. Накатывало раз за разом. Сержант протер глаза, запорошенные мусором. Ладонь наткнулась на щепку, торчащую из щеки. «Тиковая палуба», вспомнилось откуда-то. Интересно, ее только на кораблях стелют или и на сугубо гражданских, типа их «грузо-пассажира»? Забавно, столько слышал, а никогда вопроса себе такого не задавал.



Collapse )

(no subject)

Пишем с Кошкой Михайловной про декабрь 41-го, ледяную воду Керченского пролива, рвущийся в пожаре боеприпас и прочее...)
Она под впечатлением)

О музеях и оружии

В Артмузее новая выставка - по оружию Симонова + перекомпоновали выставку Калашникова, убрав в отдельный зал кучу подарочного хлама и добавив в основной много эксперименталки (от ЛАДа до Коробовских)

Железный песок. Глава 6

Войска фронта в течение суток продолжали удерживать плацдарм на вост. побережье КЕРЧЕНСКОГО п/о. Неоднократно отбивая ожесточенные контратаки пр-ка силами от роты до двух б-нов, поддержанные массированным арт.мин.огнем, 10-12 танками и самоходными орудиями, продолжали расширять плацдарм высадки десанта в р-не ЭЛЬТИГЕН. В течение ночи на 2.11 продолжали переброску и высадку десантной группы войск.

Оперативная сводка №477/ОП. Штаб Северо-Кавказского фронта




Отдохнуть немцы не дали. Только-только мелькнули в бурьяне спины бойцов, уносящих носилки, как снова зарычали движки «артштурмов».
На вершину холмов выкатились сразу три бронированных «носорога». И начали гвоздить осколочно-фугасными. Возле машин мелькали серые фигуры – и пехотное прикрытие организовали, надо же! И стоило ведь всего одного подбить! Поняли, сволочи, что против них не зелень сопливая, а народ опытный, ширинкой борщ не хлебает.
От мощных взрывов во все стороны летела земля и камни, поражая похлеще осколков…
Самарин сидел на НП, не высовываясь, не рискуя играть в суслика-любопытку. Получить под каску куском песчаника или чугуна удовольствие крайне сомнительное, а вероятность огромная. А если разрыв рядом ляжет, так и каску проломит, не заметив той ненадежной преграды-защиты. А
«Артштурмы» лупили по всей высоте, не оставляя «белых» пятен. От близких разрывов лейтенанта швыряло на стенки траншеи, сыпалась за шиворот земля… Ощущения - словно на судне в хороший шторм, когда волны подбрасывают сейнер в воздух, и добавляют пенными хуками с неожиданных сторон.
Сначала бронебойщик считал разрывы, прикидывая, когда фрицы отойдут пополнить боекомплект. Сперва оглох, и продолжил считать, ориентируясь на толчки – каменистая почва отлично резонировала. А после и вовсе сбился.
Пауза между выстрелами затянулась…
Лейтенант осторожно высунулся, готовый тотчас нырнуть вниз. И вовремя!
На нейтралке взметнулось несколько мощных разрывов. Явно что-то большое! Как бы не полтораста мэмэ! С Тузлы, похоже, если слухи не врали.
Туда недавно воткнули пару гаубичных батарей. На самом краешке, чуть ли не колесами в прибой.
Правда, как там их располагали - Самарин понять не мог - ни малейших укрытий. Ни кустов, ни деревьев. Останки каких-то ангарчиков - то ли рыбхоз там стоял, то ли артель рыбацкая. Голый песок - раздолье для авиаразведки и контрбатарейной борьбы – единственный меткий снаряд засыплет осколками всю батарею. Но, командование, похоже, рискнуло. Чтобы хоть на пределе дальности поддерживать десант.
Грузин бы сейчас точно все определил, вплоть до фамилий расчета. Но артиллериста Самарин назначил вторым номером к Студенту. Благо, он кобениться от резкого уменьшения рабочего калибра не стал. Жора Мынко заменил раненного Белохвостова, став в паре с Бойчуком старшим. Впрочем, толку от подбитого Танкиста было мало – но хоть патронную сумку есть на кого повесить!
Следующие разрывы легли практически там же, сдвинувшись совсем чуть-чуть - то ли прицелы не менялись, то ли из-за рассеивания сместилось. На третьем залпе невидимый корректировщик подсказал нужное направление, и снаряды легли очень точно, накрыв самоходки. Одна завертелась полураздавленным жуком, задымила. Остальные тут же попятились, не рискуя получить на голову сорок килограмм тротила и чугуна.
Но не успел Самарин толком обрадоваться столь убедительной поддержке, как “тузлинские” гаубицы замолчали. То ли боекомплекта подвезли исключительно на короткий огневой налет, то ли лейтенант сглазил, и на открытые позиции прилетел ответ.
Завизжали снаряды, встали частоколом столбов…

Collapse )

Железный песок. Глава 4-2

Мичман, нахлобучив шлем поглубже, стоял у входа рубки, чувствуя, как качается катер. Десантники прыгали в воду с правого, чуть довернутого к берегу, борта, передавали вещмешки и оружие. Высадка шла без спешки, но быстро. И у «бронебойного» лейтенанта, и у пехотного старшины, чью фамилию Егоров умудрился забыть, бойцы были опытные, не блажили. А то ведь бывали случаи, когда чуть ли не пинками приходилось в воду сгонять – одного командного военно-морского не хватало.
С бака размерено, будто гвозди заколачивало, бухало орудие, посылая снаряд за снарядом. Временами вплетались короткие очереди из «правого» ДШК – боцман патроны зря не тратил.
Задача была поставлена еще в Кроткове – после высадки десанта поддержать огнем. Вот и поддерживали по мере сил. По прожекторам, по хвостам пулеметных очередей, вообще по любым вспышкам. Крымский берег весь был залит огнем. Что там творится – страшно представить. Мичмана передернуло, он машинально коснулся кобуры.
Наконец, последний десантник оказался в воде, развернулся лицом к берегу, побрел, шатаясь от волн, перехлестывающих чуть ли не с головой.
Егоров сунулся в световой люк машинного отделения, рявкнул:
- Полный назад! Отходим!
Машинный телеграф стоял на «полный назад», движки рычали, винты взбивали пену, но катер стоял на месте. Баковое орудие по-прежнему вколачивало снаряд за снарядом в темноту. Егоров выругался. Не хватало еще застрять в прямой видимости берега!
Минута, вторая, третья… Дело не двигалось.
Егоров снова выругался, кинулся на корму.
Метрах в двадцати от борта встал вдруг высоченный фонтан воды. Грохотом взрыва стегнуло по ушам. Катер содрогнулся всем телом от тяжелой раны.
Всех, кто стоял на корме, сбило с ног. Егорова впечатало спиной в бомбосбрасыватель. За борт выкинуло кого-то из комендоров – не разглядел, кого именно. Кое-как, уцепившись за леер, мичман поднялся, затряс головой, тут же изогнувшись от боли, пронзившей спину.
Второй разрыв поднялся у самого борта. Столб воды виделся белоснежным на фоне черно-серого неба.
Палуба ударила по ногам, а ледяная вода радостно вспенилась вокруг упавшего с палубы моряка. Егоров судорожно вдохнул, тут же закашлялся, забил руками по воде, чувствуя, что тонет.
Следующей волной его накрыло с головой, понесло…

Collapse )