Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

"Пена на волнах" (очередной произвольный отрывок)

Судно скрипело всем, чем можно. Бывший сейнер каждым сочленением проклинал судьбу. И проклинал небесных Богов, отведших ракету от причальной стенки. Тогда все бы и закончилось. Мгновенно и бесповоротно. Ослепительный взрыв, краткий миг затмевающей сознание боли в ломающихся ребрах-шпангоутах. И прохлада морской воды, несущая забвение…
Но все получилось совсем не так. В биографии сейнера присутствовало многое. Тут были и выходы за рыбой, похожие друг на друга как капли, и залитая кровью палуба, и латание дырок в бортах, и смена порта приписки, и много еще чего. Интересного и не очень.
Судьба круто изменилась совсем недавно, меньше недели назад. Над спящей Таманью единым  хором взревели двигатели. Над портом взлетела ввысь частая стрельба. И вдруг, совсем рядом с сейнером  оказались угловатые коробки бронетранспортеров, с такими родными звездами на бортах…
И сейчас, кораблик шел домой. Рубил наскоро заплатанным форштевнем воду, вскарабкивался на спины волн, рокотал изношенным движком…
 - Воды… - простонал кто-то сбоку. Левашов попытался повернуть голову – голос показался знакомым. Но не получилось. Вспыхнули перед глазами красные круги, сменившиеся темнотой.
 - Воды… - снова послышалось сквозь туман.
 - Сейчас, сейчас!
В губы ткнулось горлышко «полторахи», приспособленной под поилку. Сержант понял, что знакомый голос – ему и принадлежит. Вода, тонкой струйкой вливавшаяся внутрь, приносила с собой и ясность мыслей. Кое-как сфокусировав взгляд, сержант разглядел спину, одетую в заляпанный бурыми пятнами халат. Почувствовав внимание, владелец спины развернулся. И обрадовано сказал:
 - О! Еще один очухался. Будь здоров, сержант!
Болело все. Начиная от пальцев ног, заканчивая головой. Даже уши, и те, в такт работы сердца наливались болью. Добавляя неприятных ощущений, ритмично ходил вверх-вниз пол. И над головой, чуть ли не у самого лица, раскачивалась, затянутая мелкой сеткой лампа, выхватывающая из окружающей темноты облупившуюся краску на потолке и стенах.
 - Вы, уважаемый, на борту госпитального судна «Сергей Юдин». С чем я вас торжественно поздравляю! – не дожидаясь вопроса, поспешил с ответом то ли врач, то ли санитар, старательно проговаривая каждый слог. Но все равно, слова проходило словно сквозь вату.
Сержант очень медленно, старясь не дергать звенящей головой, огляделся. В дерганом свете единственной лампы, всех деталей было не рассмотреть при всем желании, но примерную картину Левашов понял. Действительно, госпитальное судно. Трюм. Небольшой, метра три в ширину, метров пять в длину.
- Друг… - кое-как прошипел сержант. Горло, смоченное водой понемногу оживало. Но на речи, более долгие, чем одно слово, оказалось неспособно.
 - Ушиб всей бабки! – туманно пояснил «халат».
Сосед Левашова, скрытый под толстым слоем бинтов, вдруг завыл. Низко и утробно. Санитар, ухватив с рундука небольшой ящичек, перешагнул через сержанта. Бросив тому:
 - Контузия у тебя. И вывих матки. Спи!
Левашов честно попытался заснуть. Не получалось. Только затих сосед справа, получив полновесную дозу промедола, как завелся сосед слева. Успокоился тот – поменялся ветер. И в борт зашлепали волны…
 Качка неожиданно кончилась, сменившись мелкой дрожью. Левашов настороженно дернул за полу, окончательно ставшего бурым, халата снова перешагивающего через него санитара.
 - Приехали! – медик растер по лицу пот. – Щас выгружаться начнем!
Санитар не обманул. И десяти минут не прошло, как по трапу загремели ботинки. Сквозь узкий люк носилки протискивали с трудом. Сержант изо всех сил ухватился за раму. Вывалится и приложиться головой ему совершенно не улыбалось. Пронесло!
Вынеся наружу, "портовские" оставили носилки на палубе, и скрылись в чреве судна. Сержант лежал, глядя в небо и наслаждался. После спертого воздуха трюма, состоящего больше из крови, гноя и лекарств, запах снаружи показался неземным. И плевать, что воняет креозотом и прочими горюче-смазочными. Плевать, что снова разболелся ушибленный и переломанный организм...
С берега, на борт поднялась очередная пара носильщиков. Наклонилась, ухватила, вздернула…
Совсем рядом – коснуться рукой, проплыла вода, вся в ошметках пены...
Левашов на секунду прикрыл глаза, чтобы так не слепило Солнце, застывшее в зените. А когда открыл, над ним склонилась заплаканная Даша:
 - Живой!!!
 - Ага… - прохрипел сержант. – Живой…
 - Уйди, женщина! – проворчал рядом Мухтарыч. – Я ему щас спиртику, на чабреце…
Левашов улыбнулся и снова соскользнул в сон. Он вернулся домой.

______________________________________________________

Понемногу возвращаюсь к своему военно-морскому постапу.

Три мира

Крик разорвал привычный шум лагеря.
“Твою мать!” – Настроение у доцента Хрюкова сразу испортилось. Первый полевой выход, даже недели не прошло, фигня какая-то стряслась. Разозлившись, доцент выполз из-под навеса, дающего хоть какую-то защиту от долбанной жару, и поплелся в сторону неумолкающего крикуна.
Бездельники, а для Хрюкова все студенты, были потенциальными бездельниками, расступились. Под кустом саксаула радостно скалился череп, щерясь желтыми зубами…
Могилу выгребли до последней песчинки, находки переписали и надежно упаковали. И началось…
Уже под утро, когда выпили все что можно и почти все, что нельзя, позасыпав, где кто упал, и чуть не сошедший, от радости, с ума Хрюков успокоился в жарких объятиях поварихи Машки, по лагерю скользнула тень и завозилась возле запакованных ящиков…

Внутри шлема еще остались клочки обивки – мягкой зеленой ткани, похожей на бархат. И вообще, он казался бы игрушкой, если бы не длинная вмятина на затылке.
– Ну и кто же твой хозяин, а? Почему говорить не умеешь? А ну, проверим, налезет или как? – И засмеялся. – Преемственность поколений, блин. Коля - Чингизид, звучит, однако!
Шлем оказался на удивление легким, и сидел как влитой. – Прикольно, нах, как на меня делали!
Металл начал вдруг накалятся, впиваясь в кожу…

Перед глазами покачивалась степь, упираясь в небо. Конь недовольно прядал ушами, оборачиваясь умной мордой, просил разрешения, чтоб скакать наперегонки с ветром, навстречу врагу… Сбоку вынырнул низкорослый всадник, зашептал горячо, дыша в ухо чесноком. Рядом презренные шакалы, совсем рядом, за пять полетов стрелы отсюда. Передовой отряд.
- Вперед! – Привстав в седле, послал коня в галоп, выдергивая из ножен невесомую саблю. – Вперед! К Последнему Морю!
  И пришло знание, что за спиной разворачиваются стальным серпом неудержимые тумены, готовясь убивать и умирать во славу Хана. Во славу ЕГО…

Видение вдруг начало таять, становясь прозрачным. Дрожащие пальцы сорвали вдруг ставший снова холодным шлем. А перед глазами все стояла бескрайняя степь, и бесчисленные, уходящие за горизонт, ряды воинов. Его воинов…

Они ждали. Совсем необязательно, что его, подошел бы любой, годящийся на роль жертвы. Ждали в темноте, скрываясь в тени аллеи.
- Слышь, закурить есть?
- Нету, дяденька, и куртка без подкладки. – Хотел шуткой чуть облегчить судьбу.
- Под студента косишь? – Короткий, без размаха, удар. – Ненавижу, женщина легкого поведения, студентов!
Упавшего долго били ногами, не насмерть, так, руки-ноги сломать, не больше. Когда избитый комок мяса даже хрипеть перестал, вожак дернул молнией на штанах, обдал мощной струей.
- Хватит ему, студенту долбанному…
- А не сдохнет? – Спросил кто-то, из осторожных.
- Ты жалеть будешь?
- Да всё равно мне, пусть сдыхает, одним говном меньше…

Не сдох.
Из больницы выписали только через месяц, на прощание, подвезя домой. Мать заполошно забегала вокруг, пичкая разными вкусностями, отец, долго хмурясь, налил по сто грамм и предложил, за удачу, до дна. Первую бутылки раздавили мгновенно, организм перекормленный таблетками пьянеть не хотел, и отец побежал в ночной, за добавкой.
Шлем так и лежал под диваном, куда испуганно швырнул. Матовая синева так и просилась в руки, притягивала как магнит, обещая снова вернуть в мир, где по мановению руки умирают тысячи, где за спиной нерушимая стена стали…
Он вошел в окно, как сквозь лед, ломая неподатливое стекло руками…

- И чего это молодые с ума сходят? – Лениво пробурчал участковый. – Мы в их время и не думали о глупостях таких, из окон сигать. Обкурился, небось, и мозги поплыли.
Бабушки согласно закивали.
  - А может, съел чего, - выдвинула одна из них версию. – мой-то, на днях с друзьями по грибы ездил, да, видать, по ошибке гадость какую сожрал. Цельный день на слюну исходил, марсианы все мерещились…

---------------------------------------------------------------

Писать новое нету ни времени, ни сил.  Зато, по заначкам лежит много древних рассказов, которые, ИМХО, не особо стыдно выкладывать.