irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Жечь Посполита. Коронный город Омелув

Омелув, что зажат с трех сторон высоченными холмами, а с четвертой – бурноводной Лабой, за всю свою долгую историю так ничем и не прославился. Не родился там никто из тех, кто прославил славную Жечь. Вроде бы малость подходил Пан Хмель, что славно рубился на Дикополье со Штефаном Батогом за ключи от Полынного Замка, но и тот, не в самом городке из мамкиного пуза выбрался, а, чуть-чуть не доезжая городских ворот, в придорожной харчевне.
Радостей особых не было, да и беды и те, проходили мимо. Даже нечисть брезговала. Не пропадали, как в соседнем Хаммельнце, две сотни малых деток, сманенных премерзостными циркачами, Моровая Дева не махала своим платком на узких улочках. Не обретался в местном болоте страшный Йожин-людоед, не выли на Луну красноглазые волкодлаки на могилах.
Даже Рутен-богатырь, и тот, предпочел лечь в курган, который, как не крути, а ближе к замшелому и дикому Боброшанску, известному своим зверинцем, заведенным при помянутом уже Пане Хмеле.
Сплошное расстройство для хрониста, ведущего гишторические записи. Не поганить же бумагу упоминанием о том, что Стася-белошвейка забрюхатела, а от кого – не говорит!
Вот только, любой хронист, что обретался бы в Омелуве той осенью, готов был руку давать на отгрыз хоть Йожину, хоть волкодлаку, лишь бы по-прежнему городская жизнь текла без потрясений.
Потому как на холмах реяли золотые стяги с черной волчьей головой…
Статус «коронного городка» подразумевал наличие укреплений. И действительно, стены были выстроены, рвы выкопаны, вода набрана, и даже черные караси туда запущены. А черный карась такая скотина, что любого вовкулаку, будь он хоть десять раз дикопольский, схарчит и хвостом не подавится. Только давно это было. Как бы не семь десятков лет назад. Стены повыкрошились, ров заилился, караси сами себе плавники обкусали да передохли...
Кто же подумать мог, что снова завьюжит смертная круговерть, и что городу придется отбивать врага. Да и какого врага?
Считай, половина бойцов с обеих сторон друг друга знали. Кто на ярмарку приезжал, кто по другим делам город навещал. Да и родичей хватало. Но, про это сегодня забыли все. Не до того было. Одни предателей карали, другие родной дом защищали. Одни на смерть в открытую шли, вторые, злодейские свои хари, за личинами прятали, не желая Айона гневить. Не стоит Величайшему видеть, кто родичу затылок проломил и горлянку перехватил. Он,хоть и Милостивейший, но молнией-перуницей, из хлябей небесных, может и сверкнуть.
Кто первым, присел на коротком привале с иглою и куском кожи – неизвестно. Но не прошло и недели, как во всем многотысячном войске, даже у последнего пикинера из свинопасов, лежала в котомке криво, но надежно сшитая маска, прячущая лицо.
Одни Волки не поддались. Но тем живоглотам полковник судья, а не Айон…
Зажатый в тупичке маленький отряд не хотел умирать. Десяток «коронных» пехотинцев из расквартированной в Омелуве роты, пяток городских стражников, трое горожан. Полдюжины топоров на всех, два копья, меч да два пистоля. Вот и весь оружейный запас.
Но те, кто брал город, лить свою кровь попусту не хотели. И на рожон не лезли. Чай, не медведи. Слишком уж уверено держали топоры израненные пехотинцы, да очень уж нехорошо щурил глаз краснорожий бургомистр, тыча черными дырками пистолетных стволов…
Щелкнули арбалеты, коротко свистнули болты, сминая калеными жалами промасленную кожу легких панцирей. Пыхнули дымом и пламенем ружья, засыпав тяжелым свинцовым дробом…
Чудом выжившие трое переглянулись. Один выронил из раненной руки древко, неловко ухватил левой топор, выдернув его из теплых еще пальцев мертвого товариша. Второй вытер пот, мешанный с кровью, да оскалился. Ну а третий, который бургомистром числился, решив что нечего беречь уже, выпустил оба пистолетных заряда в плотную серую массу, и медленно-медленно потащил из сапога узкий нож, и, помянув неведомую Стасю-умницу, пошел на врагов. Медленно-медленно. А остальные – за ним.
Сегодня, в один из тех недолгих дней, когда холод приближающейся зимы отступает на полшага, дозволяя лету напоследок подарить еще немного тепла, коронный город Омелув на Хорте, все же прославился. Пусть и не так, как хотелось бы городскому хронисту. Он стал первым городом, взятым войском бунтовщиков.
Tags: Графоманство, Мёдом по крови
Subscribe

  • Глава 11. Замок на холме или Кристина из Алеманнии

    – Слышно что-нибудь? – поинтересовался Хуго. Гавел, приставивший к уху ладонь, помедлил и покачал головой. Наглухо закрытые ворота в замковой стене…

  • Шаг в сторону. Глава 10. Коленицкий тракт

    Радка маялась от тоски. Караван тащился по раскисшему тракту под дождём – тот лил без устатку который день, и как только на небе столько воды…

  • Улетела птица

    Последние кадры с фотоловушки. К сожалению, ушел не по направлению съемки. Но это, впрочем, мелочь. Главное - улетел. А значит, ожил) П.С. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments