irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Хранитель.

Я этот рассказ месяца три назад выкладывал, но под кат. Потому что писал на конкурс, который благополучно выиграл. Поэтому, сегодня дублирую для всех))

Хранитель

Ночь наступила сразу и вдруг. Она так умеет только летом. Не разменивается на долгие подкрадывания на мягких лапах сумерек, как происходит зимой. Нет, она не такая. Летняя ночь наступает сразу и вдруг. Будто лампочка перегорела. Точно как в комнате. Только за окном хлопка не было. Потемнело и все. Только папа Солнце-лампочку поменять не сможет. Роста не хватит. Он и до потолка не достает, на стул становится. У папы росту мало. Зато он сильный очень! И вообще, мой папа, самый лучший! Надо самому научиться лампочки менять. Но сначала вырасти надо, хоть капельку. И чтобы голова не болела. А громоздить пирамиду из мебели мама не разрешает. И чашку можно уронить. С чаем и малиновым вареньем. А оно вкусное!
За стеной что-то неразборчиво забубнил телевизор. Прямо как дедушка. Жалко, что не понятно ничего. Спать не хочется, а читать мама запрещает – глаза устают очень. И ну и что, пусть бы уставали. Интересно ведь, чем все закончится, очень интересно! А тут вдруг темно, и все.

В узкую полоску под дверью пробивался свет из коридора. Вот! Меня спать отправили, а сами и не думают. Обидно.
И жарко. Оба окна открыты настежь. Но все равно душно. На улице ни ветерка. В сетку голодные комары стукаются. И жужжат противно! Хотя, если сетку убрать и их внутрь пустить, еще противнее будут. Еще и покусают…
Вообще, надо делать, как папа учил. Лечь и заснуть. Завтра к дедушке едем! В деревню! У дедушки кот рыжий. Царапается больно. Хуже, чем комары. От комаров можно спрятаться, если закутаться в простыню. Как сейчас. А кот – хитрый. Он сверху прыгает, и начинает топтаться, как будто уминает себе место. А он тяжелый очень!
Рядом скрипнуло. Очень громко. И очень страшно. Скрип повторился. И сразу же, совсем рядом, почти у самой кровати кто-то вздохнул. Кто-то очень большой. Больше быка Васьки, который живет у дедушки.
Из-под простыни ничего не было видно. А посмотреть, подняв краешек – страшно. Еще страшнее, чем лежать и слушать, как кто-то огромный ходит рядом, тяжело дыша. К скрипам и вздохам добавилось легкое клацание. Как в фильме про динозавров когти стучали...
- Мама… - сами собой вырвались непрошенные слова. Тихонько, чтобы Невидимый не услышал.
Он услышал. И сказал.
- Мамы нет.
Невидимый говорил тихо. Но так, что его голос был слышен даже в пятках.
- А я есть. И ты есть. А тебя не будет. Скоро.
Дыхание стало еще ближе. Туго натянутую над головой простыню начало колыхать от него. В комнате и так было жарче, а стало совсем как в парилке, куда с папой зимой ходили…
- Уходи!
Это сказал не Невидимый. Кто-то другой. С тоненьким голоском, похожим на писк комара.
- Уходи, потому что тут есть еще и я.
- Кто – я?
Невидимый удивился. Даже перестал дышать. Совсем.
– Тебя тут нет. Я тебя не вижу.
- А я есть!
Папа часто говорит, если страшно, посмотри на свой страх. Может, он и не такой страшный? А таким просто кажется? Но дрожащим пальцам храбрости не хватало. Они совсем немножко приподняли край покрывала.
Темно. И ничего не видно. Только заметно, что возле кровати темнота темнее, чем та, что у стены. Намного темнее. Как будто смотришь в глубокий-глубокий колодец.
- Раз ты говоришь, значит, ты есть. И значит, тебя не будет.
Голос шел из темной темноты. Надо было повернуться, чтобы все-все разглядеть. Все мокрое от пота, поэтому получилось даже не зашуршать.
На спинке кровати, стоял плюшевый медвежонок. Одной пушистой лапкой он сжимал деревянный меч, а второй, медвежонок держал круглый шит, раскрашенный на белые и красные четвертинки. В темноте, они казались серыми. Но трудно забыть любимую игрушку…
- Пока я тут, тебя тут нет!
Медвежонок повыше поднял лапку с мечом, целя острием куда-то высоко.
- Дурак! – В голосе Невидимого слышался смех. И сам голос стал громче: - Мальчик уже не спит. Мальчик все слышит и боится. Все сильнее, и сильнее! – Невидимый, произнося последние слова, снова склонился над кроватью. – И его страх делает сильнее меня и слабее тебя. Ты проиграл. А я выиграл. Я есть, а тебя не будет!
Сердце колотилось так сильно, будто несколько раз обежал вокруг дома, не останавливаясь. А по спине пополз холодный ручеек…
- Он боится, но ему не страшно. Так ведь?
Вдруг, сама собой простынь вздыбилась куполом, выскользнув из ослабевших пальцев... Взгляды мальчика и медвежонка встретились. Глаза игрушки светились ярко-желтым… Нет, янтарным, мама так называет такой вот цвет янтарным!
- Нет, не страшно! Совсем-совсем не страшно! - сами собой выскочили наружу слова. Их не было раньше. Но вот раз, и выскочили. Наверное, потому что так было надо.
- Вот и хорошо! – янтарный цвет притух, став желтым-желтым. – А раз не страшно, значит, спи. И не мешай.
Веки сами собой закрылись. Голова не успела коснуться смятой подушки, как пришел сон. Глубокий. И до самого утра.
- Встаааавай, - кто-то потормошил за плечо.
- Ааа… - но крик, рванувшийся изнутри, далеко не ушел. Не Невидимый. Мама. Улыбается, присев рядом на кровать. За окном, приплясывая на ветках, что-то шумно делили воробьи
- Доброе утро! Ну как себя чувствуешь?
- Мама, а мне такое снилось!!!
Обнять маму, обхватить руками сильно-сильно, прижаться к ней… Чтобы не видеть свежих царапин на полу.
- Ой! – отстранила мама, - а с медведем что случилось?
Она наклонилась и подняла игрушку. Плюшевый мех торчал рваными клочками, щит треснул пополам, от меча осталась лишь рукоять с гардой. На боку разошелся шов, и оттуда выглядывали комки ваты…
- За что ты его так? Теперь зашивать придется. И к дедушке опоздаем...
- Это, это не я… Это, это… Мама, я сам зашью! Честно-честно!
Мама, баюкающая на руках изорванную игрушку, не заметила. А он увидел, как медвежонок подмигнул единственным уцелевшим глазом. И на доли секунды взгляд полыхнул янтарем…
Tags: Графоманство, Конкурсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments