irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Про унака, унършк и Непалец

На Островах погода простая – то есть шторм, то нет шторма. Иногда еще круши-гора-волна приходит, но она редкая, можно и не считать.
Шторм, он плохой, когда ты в байдаре посреди океана плывешь, и весла нет – надо ложкой грести. Тогда страшно. Волны выше гор, брызги летят – страшно! Штаны со всех сторон мокрые.
А когда в то-рыфе сидишь, в костер смотришь, трубку куришь, штаны сухие, то и не пугает. Пусть себе ветер ревет, пусть волны ярятся… Пусть океан всякое полезное на песок выбрасывает, что унаку пригодится!
Один унак по берегу и пошел. Только-только волны отгремели, как он сразу и пошел – не стал дома сидеть, чай пить. И медведь пойдет, все соберет, и другой унак может пройти – тот, еще и медведя с собой унесет! Никак медлить нельзя!
Идет охотник по песку, всякое полезное в мешок кладет. Поплавок, веревка, деревянной травы кусок? Все пригодится, все в хозяйстве полезным будет! А что не пригодится, то в сарае сгниет – всяко в деле будет!
Во второй мешок унак собирает гребешка, капусту морскую себе на еду, дохлую кету – желтому на еду. Чайка лежит? Давно лежит? Тоже пригодится! Желтые, они все едят! У себя все съели, на Острова смотрят! Тут все съесть хотят! Все никак не нажрутся! Лучше бы друг дружку ели, за пятки кусали!
Хорошо, унаки с русскими дружат. Раз сели чай пить, два ящика выпили, придумали как сделать, чтобы сразу понятно было. И желтым, и американским.
Русские большой камень взяли, в океан воткнули, два раза вверх-копье рядом уронили… Очень похоже получилось. Смотрят желтые на тот камень, и понимают – не достанутся им Острова, как не проси.
Шел унак, про тот камень думал, гребешка собирал. Понял вдруг, что под камнем стоит. А тот высокий, круглый. В небо тянется.
Решил унак под камнем заночевать. Мешки тяжелые, дома жена с детьми, каланы голодные, соседи всякие. А на берегу только крабы бегают, да чайки в небе кричат.
Лучше на песок лечь, чем на постель. Холодно, зато спокойно.
Плавник ножом построгал, инуа сделал, вокруг себя дюжину воткнул – чтобы унършк с берега в океан не забрал. Остальные берестой обмотал, под другой плавник сунул, зажег. Тепло стало, жарко! Унак парку снял, штаны снял, на плавник сел, думает.
Думал, думал… И снится ему, будто унършк рядом стоит, на камень высокий показывает. Как мол, унаки его называют, спрашивает.
Унак плечами пожал, и все унършку сказал, как его, лохматого и вонючего называют. И как маму унършка, и как дедушку его называют – всех вспомнил! У унака память хорошая, всех помнит.
Обиделся унършк, начал пальцем грозить. Посмотрел на него унак, засмеялся. Мы, говорит, с русскими, желтым вон что показываем, а ты тут с пальцем своим!
Еще сильнее унършк обиделся, желтым облаком стал, да и пропал.
Проснулся унак. Сон вспомнил.
Теперь тот камень Непальцем Унършка все называют. Даже желтые.

Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag