irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Глава 16. Крыши и магазины (часть 2)

Чтобы «сходить до кабинета», нужно было пройти насквозь весь магазин, затем немного поблуждать меж бесчисленных полок склада, с которых, только и гляди, норовили упасть на голову какие-нибудь смертоносные железки. И как этот Зяма сумел так быстро попасть в зал, лишь только о нём зашла речь? Безусловно, какая-то хитрая складская магия!
Но у самого сложного лабиринта есть выход. Нашёлся он и здесь.
Поднатужившись, Зяма откатил в сторону ворота, сквозь которые мог бы пройти, не нагибаясь, бронеголем Йормланда. А когда подельники вошли внутрь – Зузан невольно отвесил челюсть. Окажись за дверью взаправдашний бронеголем, он не удивился бы ни капли: ходячая махиния смерти как раз вписалась бы в обстановку!
Потому что за воротами ждала этакая смесь музея и арсенала. В просторном подземном ангаре, тускло озарённом падавшими сверху косыми лучами света (даже не оконца под потолком, чтоб никто не подглядел – видать, световые скважины с поверхности, по гномьим технологиям!), было собрано столько оружия, что хватило бы на целую армию. От древних бронзовых пушек – инрогов и «соколков», угрожающе выставивших рыла стволов из полумрака дальнего угла – до новых винтовок, украшавших пробковые стенды! Револьверы ящиками, ножи связками, патроны насыпом! Ручные бомбы – в ящиках из-под апельсинов! Связки динамитных шашек!
Зузан оглядывался, потрясённый. Из всех экспонатов больше всего его поразили два доспеха по бокам от входа. Слева боевые латы дикопольского орка – сплошь из ремней, волосяных шнурков и полированных деревянных пластин, украшенных резными чудищами, зверями и духами: личина шлема угрожающе скалилась рожей демона, в кожаной рукавице была зажата совня с изогнутым наконечником. Справа – полный доспех йормландского тяжёлого штурмовика, воронёная сталь и матово-чёрные пластины драгоценной карбоновой брони, лупоглазое рыло противогаза под железной каской, а в перчатках – винтовка с примкнутым штыком. Этакая экспозиция прошлого и будущего войны!
В довершение триумфальной картины, с потолочных балок свисало несколько знамён. Аранийское чёрное с белым восьмиконечным крестом; чёрно-бело-красный стяг Йормланда; русский триколор из белой, жёлтой и чёрной полос… Создавалось впечатление, что хозяин склада единолично воевал с половиной континента – и вышел победителем, да ещё и нагрёб трофеев.
– Ух, ёб! – только и сумел произнести восхищенный Бомба.
– Поддерживаю, – буркнул Пианист.
Зяма же, как и пристало радушному хозяину, ухмыльнулся и начал рассказ о содержимом застенной сокровищницы:
– Вот, брандскугели есть к полуфунтовому морскому орудию. Для поджога парусников, сараев и прочего сухого дерева. Срабатывают с вероятностью «пятьдесят на пятьдесят».
– В смысле, один из двух?
– В смысле, то взрываются, то не взрываются!
– Помилуйте, мильпанове! – поразился Зузан. – Какие брандскугели, из чего нам ими стрелять-то?
– Много из чего, – оживился Зяма. – Богатейший выбор разнокалиберных товаров, пан… э-э?
– Зузан Чапутов, вольный сапёр и подрывник, – представил взрывника Раймунд. – Зузан, прости, что сразу не познакомил. Это Самуил Воловиц, он же Зяма, он же Питончик: наш самый главный спец по разнокалиберным товарам, если ты понимаешь, о чём я.
– Взрывник! – расцвёл Зяма. – О-о, пан Чапутов, я таки имею предчувствие до того, что мы с вами задружимся самыми близкими друзьями! Наш век измельчал, и калибр вместе с ним: сейчас все стремятся раздобыть пистолет поменьше, чтоб в кармане спрятать сподручней – и немного тех, кто имеет вдохновенную душу художника, для оценить величественную красоту хорошего взрыва!
– Но, дык… брандскугели же! – пробормотал сконфуженный Зузан. – Это ж позапрошлый век.
– Именно, поэтому старинные пушечки мы держим для коллекционеров, – Питончик любовно постучал костяшками пальцев по глухо зазвеневшему металлу ствола, подёрнутому зелёной патиной. – А когда-то за этими голосистыми красотками было последнее слово в международной политике! Вот, извольте видеть, какая красавица: «Аликорн», кормовое орудие с личного Его высочества принца Помфри семипушечного шлюпа «Гармония»! Да-да, того самого, который Верзандия захватила в боях с аранийским Королевским Флотом и триумфально провезла по улицам столицы! – Зяма сделал эффектную паузу, оценивая, слышал ли кто из присутствующих эту историю.
– Ну, может, и не то самое орудие, конечно. Но одной мануфактуры, уж это верно! А вот остальные шесть пушечек – всамделишные орудия с «Гармонии», их ещё век назад перекупили по случаю. Верзандийский Морской Музей тогда от кризиса и нищеты распродал экспонаты, и шлюп в нём теперь с муляжами стоит. Все орудия именные: «Сумрачная Искра», «Драгоценность», «Яблочный Джек» – была такая причуда у канониров, ядра «яблочками» называть… – каждое название Зяма сопровождал щелчком по очередной пушке в ряду. – Все отлиты Шиннанской мануфактурой, и каждая с личным девизом принца, извольте поглядеть!
– «Фрин… френ…» – нагнувшись, прочёл по складам Зузан, силясь разобрать отлитые на бронзе слова. – «Френд… шип…». Дружеский корабль, что ли?
– «Дружба есмь чудо, дарованное Господом – и да хранят же бронза и булат дружбу промеж народами!» – взглянув краем глаза, перевёл Рене. Зузан поглядел на приятеля с глубоким уважением.
– Познавательнейшая лекция, Зяма, – признал Пианист. – Но нам бы что-то такое, что можно за пазуху спрятать, или за спину повесить, на худой конец.
– О, так бы сразу и сказали! Есть новейшая модель крупнокалиберной винтовки с оптическим прицелом последнего усовершенствованного образца. За сто сорок шагов муху бьёт без промаха! Если хотите скорострельную, то могу предложить отличный образец: магазин на тридцать шесть патронов, сошки для стрельбы с упора! Из пистолетов есть несколько новинок, с мейнингенских мануфактур: «Бурбон», «Тайфун», «Топсик»…
– Помилуй, Зяма, да у тебя тут целую армию вооружить можно! Вот это что у нас?
– При всей нашей чудесной дружбе, таки ещё не у вас, а у меня – пока я не увижу цвет ваших денег… Револьвер Галана, флотская модель. Извини, сегодня один – очень быстро разбирают. Но есть «северные», если что.
– А чего зелёные?
– Потому что из бронзы. Для полярных экспедиций делали. Мне дюжина случайно перепала.
– Ух ты… Два винта открутить и штифт выдавить…
– Бомба, не паясничай. Что ещё? Это то, о чем я думаю?
– Именно. «Срам», как говорят русские егеря. В отличие от вашей железки, настоящий. И новые обтюраторы в трубке братьев Максимов. Готов уступить со скидкой!
– А с чего такая щедрость?
– Нарезы сильно изношены, стреляли из него много. Но в рамке трещин нет, в руках не взорвется. Не должен, во всяком случае. А что ствол ношеный – так для комнатных дистанций точности хватит. Если совсем паршиво с бюджетом, могу за совсем немножко ваших денег сделать «специальное предложение от Воловица». Как говорят в Новом Свете, «Нищеброд эдишен»! – Зяма лихо подкинул в ладони страхолюдного вида револьвер. – Шпилечный револьвер «двойного действия». Нет, спусковой механизм-то вполне себе одинарного, и курок надо взводить перед каждым выстрелом, зато, если уронить с высоты выше уровня пояса, или швырнуть с размаху – происходит выстрел из всех камор разом!
– Мушка, я смотрю, спилена загодя. Питончик, а ты его после предыдущего владельца хорошо отшкрябал? Или нужно протереть хлоркой?
– Шо за распущенная молодежь, вэйз мир! И обрезы хотят показать, и про всякие гадости вспоминают… Мушка убрана, чтоб при извлечении… Из кармана, пошлая твоя китобойская харя!.. одежду не порвать!
– Понятна-а… А спусковой крючок что – как на «велодоге», скрытый?
– А его таки вовсе нету. Могу восстановить. А так... Предыдущий владелец под себя дорабатывал – крючок жать не надо, тупо выхватить из кармана и от пояса ладонью второй руки курок дёрнуть и отпустить. Повторить пять раз. Перезарядить.
– И что с тем ганфайтером стало? Из кармана достать не успел? Или отстрелил содержимое трусов?
– Не столь романтично, увы. Пьяным заснул на спине и захлебнулся блевотиной. Собутыльники мне револьвер и продали – на похороны и выпивку собирали… Впрочем, чего это я навязываюсь? Выбирайте! – усмехнулся Зяма, глядя на Бомбу, потрясённого до глубины души.
Взрывник, впрочем, к стеллажу с проводами не побежал. Он аккуратно закрыл рот, вытер слюну. Ущипнул себя сквозь штанину. Повернулся к владельцу и совершенно спокойным голосом спросил:
– Слушай, а откуда всё это?
– Эхо войны, – хмыкнул Зяма.
– Какой войны? – оценив разнообразие трофеев, Зузан представил себе войну, на которой сражались бы солдаты всех эпох и стран – и аж вострепетал в душе от ужасающего величия картины.
– А всякой! – развёл руками Зяма. – Какая разница, в принципе?
– Война никогда не меняется, – величественно-мрачным тоном сообщил Вуглускр, взвешивая в руках барабанную винтовку. Прозвучало как цитата, хотя ничего подобного Зузан с его небогатым образованием раньше не слыхал.
– Именно, месье Вуглускр! Точнее и не скажешь. Как говорил мой прадедушка, цаддик Шафаревич, война, по всей земле бродит, в разные флаги и мундиры рядится – да только следы за ней всегда одинаково кровавые… Ты, это, не теряйся. Выбирай по душе. Раймунд сказал, что всё схвачено, деньги есть. Ведь у тебя есть деньги, Раймунд?
Пианист, до этого крутивший в руках странного вида револьвер, обернулся. Револьвер куда-то мигом запропастился.
– У меня есть кое-что намного лучше денег, друг мой!
– Казначейские клише, десять бочек разноцветной краски и тонна бумаги?
– Ты слишком банально подходишь к вопросу.
– Да? И что же ты имеешь мне предложить за это? – Зяма указал на Вуглускра и Дофина, лихорадочно набивающих уже второй мешок.
– Я тебя с нами позову. Ты же не откажешься, а, Питончик?

*****

За спиной у Зямы Питончика – парад.
Чеканят шаг колонны. Сверкают эполеты, аксельбанты, сияют лица; взлетают руки к козырькам фуражек единым приветствием. Полощутся на ветру знамёна, бурлит море толпы, летят под ноги солдат и под копыта коней на брусчатку букеты цветов. Гремит оркестр солнечной, победной медью. Слава! Слава!..
А во главе парада – он. Не Зяма, не Питончик – Самуил Воловиц! В маршальском белом мундире, золотом шитом, при сабле на перевязи, верхом на белом коне, а в руке золочёный жезл. Приветствует колонны величавым жестом, салютует толпе, а потом трогает поводья, разворачивая коня.
И скачет навстречу другому маршалу. Тому, что на коне чёрном.
Tags: Эмеральд-Экспресс
Subscribe

Posts from This Journal “Эмеральд-Экспресс” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

Posts from This Journal “Эмеральд-Экспресс” Tag