irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Клык и копыто. Глава 3

Степь казалась бесконечной. Едешь день, два, десять... Уже Ночной Гость успел умереть и родиться заново, а ты все едешь по бескрайнему морю из травы. И кажется, будто дорога твоя и дня не длилась - настолько все похоже, настолько все одинаково.
Хрис прикрыл глаза, все же стараясь не засыпать, а лишь бродить по узкой тропе между сном и явью. Сейчас безопасно - ни один зверь не решится броситься на семерых мужчин с оружием, и на конях! Разве что оголодавший медведь, толком еще не проснувшийся после спячки, способен на такое. Выметнется из кустов гора мышц, зубов и клыков, да как начнет рубить воздух могучими лапами, ломать кости как солому... Но откуда тут медведи? Нет, серые великаны редко бродят по седому морю ковыля! Их земля - лес!
Истинные же хозяева степи - лютые. Это их владения! Но и лютый побоится. Разве что прокрадется ночью старик-людоед с линялой гривой, чтобы утащить спящего дозорного, набить утробу... Но разве что зимой!
Сейчас, по теплу, стоит бояться только самого страшного зверя - человека. Но большой слышен и виден загодя, малого же, разведка не опасалась. Отобьются! А не отобьются, так ускачут! Копыта коней легки, спины крепки! К тому же, от молодежи шуму - до небес! Шестеро, а издали услышь - дюжина дюжин и еще немного! Вопят, визжат, кричат... И хорошо бы о чем полезном говорили. А то ведь о будущих подвигах, будущей добыче, будущих женах... Хоть кто бы о будущей смерти подумал. Молодежь!..
То ли от усталости, то ли от жары, а то ли от всего сразу, Хрис все же начал проваливаться в сон. Взрывы смеха грохотали, накатывали словно волны.
Волны моря, на берегу которого Хрис родился.
Там степь не упирается в горы или в обрывы! Нет, она сразу переходит в море. И тянется долго-долго! Решишь утопиться - надо полдня брести по колено в воде, и то - раньше надоест, чем дойдешь до приличной глубины! А там вдруг волна, ух, опасная! Вроде бы мелкая, а раз, раз, раз... И растащила плот на куски, захлестнула лодку, залила. И по голове тебя тяжеленной мокрой лапой - раз! Будто медведь напрыгнул.
Вода в том море грязная - множество рек и ручьев, стаскивают в него всю грязь, которая попадется по пути. Серое, мрачное, промерзающее чуть ли не до самого дня зимой.
И оглушительно грохочущее весной! Когда уставшие от холода и голода духи моря начинают ломать ледяной панцирь, выталкивая горы обломков на испуганный берег, перепахивая песок, ломая деревья и сдвигая камни.
Теплое, почти горячее летом. И отчаянно воняющее гнилой рыбой в те дни, когда становится близка осень. Тогда берег усыпан дохлым бычком! Чуть ли не взрослому мужчине по пояс, так много рыбешки умирает зря! Лисы с воронами и рады бы съесть всю, но куда столько?! Даже они наедаются - хотя что в той рыбехе есть? Голова, да хвост.
Говорят, кое-кто из береговых собирает те сомнительные дары моря, довяливает, обложив пахучей травой, да продает потом на торгах. Выдавая странный вкус за рецепт, хранимый в тайне в роду со времен Первого Огня.
И какой же запах стол в те дни над берегом! Раз вдохнешь, до следующего дня есть не хочется - все наружу лезет.
Вот, да, разница все же есть - тут пахло совсем иначе. Не было в ветре ни соли, ни горячего песка, ни выброшенной коварной волной рыбы...
Хрис принюхался, не открывая глаз, все еще балансируя меж явью и зыбким маревом воспоминаний.
- Что за... - ругнулся вполгоса. Снова принюхался, вертя головой - ветер кружился, наскакивал со всех сторон надоедливым слепнем, не давал понять, откуда вдруг вплелся в жаркую сухость давно отцвевшего разнотравья этот запах...
Пахло дохлятиной. Крепкой выдержанной, не один день под солнцем лежалой. Само по себе - не удивительно. Не доели волки или лютые, барс выжрал печенку и бросил тушу, да или просто тарпан околел от старости. Но волки мясо не жарят, как бы не были они умны! И к этим двум, добавлялся третий. Удивительно знакомый, но при этом, как ни вороши затылок, не скажешь, какой именно. Тонкий такой, пронзительно острый - будто острая заноза под ноготь.
Откуда-то из далекого прошлого.
Хрис проснулся окончательно. Провел ладонью по лицу, смахнул в траву подкрадывающийся сон.
Нехорошее почуял и Серко. Мотнул головой, покосился на хозяина мудрым глазом старика. Фыркнул тихонько. Конь словно говорил - что же ты, хозяин, не слышишь, не чуешь?! Поскакали отсюда! Побыстрее и подальше! Не к добру!
Хрис погладил друга по горячей шее, склонился к острому уху:
- Не бойся, не надо. И я рядом, и вообще не стоит. То, что случилось, случилось давно. Нам ли с тобой бояться давних мертвяков, да еще под солнцем.
Серко тихонько всхрапнул, не особо веря словам кузнеца. Всякое ведь бывает!
- Глянуть же, все равно надо. Вдруг да что полезное попадется, правда? Чтобы мы и мимо полезного проехали, что нам пригодится?! Не бывать такому поруганью традиций и устоев!
Серко снова всхрапнул, дернул повод. Обиделся...
- Тихо! - Хрис выпрямился, гаркнул на парней, которые продолжали галдеть стаей ворон - и о чем так долго языками трепать можно, и двух десятков лет не прожив. О чем, боги?!
Парни, зная, что неумный за окриком и оплеуху получить может, тут же рты позатыкали. Начали бдительно таращиться по сторонам. Кузнец голову давал на отгрыз любому зверю, что в этот миг, молодежь воображала себя сворой матерых волков, которые и семью лютых порвут, не напрягшись. Щенки лопоухие!
Но что поделать! Слишком мало взрослых осталось, слишком! А надо и несколько отрядов возглавить, и дома кого-то оставить - вернутся старые враги, зализав раны, не старикам же с грудничками в бой идти? То-то же... Так что, заткнись старый Хрис, и живи так, как получается, а не так, как хочется.
- Что такое, дядько? - спросил Тракай вскоре - когда щенячий восторг от возможной опасности выветрился, сменившись скукой.
- Нос отбило? - ехидно спросил кузнец, ткнув рукой в сторону леса, который стоял по всему окоему черной зубчатой полосой.
- Или все мысли только о бабах?
Тракай, а вслед за ним и прочие, начал принюхиваться, корчить рожи, хвататься за головы... Потом, разумеется, уважительно смотреть на Хриса.
Нехитрые мысли читались влет - “Вроде и старик, а все первым заметил! Ну, точно говорят, все кузнецы - колдуны!”
- Оттуда трупом несет, а еще - костром. И чем-то непонятным, - замахал Пазар, - чем так пахнуть можно, дядька Хрис?
- Увидишь, поймешь, - скривился старший, - до поры и объяснять нечего. Видеть надо. А так, слова впустую.
Молодежь, на удивление, прониклась. И, замолчав, языками трепать так и не начала.
Загадочное место нашлось ближе к вечеру - когда солнце уже коснулось огненной гривой самых высоких вершин. Небольшая река, что по-заячьи кидала петли, словно убегая от лиса-великана, охватила полукольцом быстрой воды скалистый холм, поросший березами.
Лес, который ветвистым обрывом вырастал за рекой, казался непроходимым. Подлинная стена из живых и мертвых деревьев, сквозь которые, связывая их мелкой сетью, тянутся кусты... Дожидаться долгой жары, такой, чтобы малейшие капельки воды и те высохли. А после - кремнем или огневиком добыть искру... И пусть танцует огонь, принимая в жертву лес!
Сразу напротив мыска, река намыла пологий спуск, закидала его светлым, почти белым песком - среди белизны уродливыми пятнами смотрелись комки спутанных водорослей, раковины перловиц и прочий мусор. Древесная стража и тут была непроницаемой. Но все же самую малость прозрачней. Будто не дюжина на дюжину, а два-три пошли пиво пить. Намекая, что храбрецу может и повезти проскочить.
Храбрецов было четверо. Может и больше, конечно. Но голов точно осталось четыре штуки. Насажены на высохшие ветви старой ели, торчащие вдоль земли.
Все прочее, что от них осталось, не от ветвей, от храбрецов, лежало, разбросанным по поляне у скалы, измазанной высохшей кровью - давно мазали, даже мухи жужжать устали. Ноги, руки, тела... Степные! Ни с кем из убитых разведчики не сталкивались, но свой своего поневоле узнает. А как - и сам порой не знает.
Всадники спешились. Заволновавшихся коней отвели подальше, к началу тропы. Там и трава не выгорела, и вообще, поспокойнее.
- Это чем их, - спросил Тракай, ткнув в черные пятна, - вот этим? И воняет так... - Он пошевелил ладонью. - Странно...
- Это кровь земли, - произнес Хрис. - Иногда из-под кожи натекают целые лужи. Если их поджечь, то горит очень долго.
- Чем-то похоже, если березовую кору жечь, - радостно воскликнул Рудно, по-кабаньи, излазивший всю поляну, уткнувшись носом в землю. Еще и бегал на четвереньках - ну вылитый секач!
- Если очень много коры, - хмыкнул кузнец. - Не то, но похоже, тут ты прав.
- И за что их? - осторожно спросил Тракай, косясь на обугленный оскал черепа - передние зубы все выбили, поэтому казалось, что на ветку нанизали голову старика.
- Присмотрись, - криво улыбнулся Хрис. - Присмотрись, и сам поймешь.
Сказал одному, а все шестеро начали присматриваться. И даже увидели! Прямо чудо свершилось!
Прямо напротив песчаной полоски, в землю были воткнуты четыре копья, образовав некое подобие коридора, ведущего с мыса на берег. А если присмотреться, то из степи в лес.
Между второй парой копий лежали две отрубленные руки, по-прежнему сжимающие в сведенных последней судорогой пальцах сломанные топорища.
- Я понял, дядько Хрис! - подпрыгнул на месте Тракай. - Вот только объясни, что я понял. А то не пойму никак!
- Нам тут не рады, - пояснил кузнец. Он просто таки трепетал в ожидании дюжины стрел, летящих из мрачной тишины ветвей и листьев. Но пернатая смерть дремала в колчанах. То ли стража спала, то ли слишком далеко стояли новые гости. А может, стража имела строгий приказ не стрелять до поры - а вдруг поймут, а вдруг одумаются.
- И что, пойдем назад?
- Пойдем, как не пойти. Но кто сказал, что назад? - оскалился Хрис. - Нам назад никак не можно! Мы просто пойдем не здесь, раз тут не пускают. Что в степи, что в лесу дорог много. Какая-то, да подойдет!
Tags: Клык и копыто
Subscribe

Posts from This Journal “Клык и копыто” Tag

  • Клык и копыто. Глава 8

    Хоть и говорят убеленные сединами старейшины, что нет в мире справедливости, а все же есть. Точнее, не справедливость, конечно, а нечто вроде…

  • Клык и копыто. Глава 7

    С неба нагло таращился бледной харей утопленника Ночной Гость. Все тени стали резкими и четкими, словно их вырезали тонким и острым ножом. Завидев…

  • Клык и копыто. Глава 6

    Хрис тяжело выдохнул, покачал головой. Трудно, ох и трудно! Еле ползают, черепахи беременные! Раз подзатыльник, два подзатыльник, и побежали бы споро…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments