irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

"Клык и копыто"*. Глава 1

Сквозь холмистую степь тянулся кривой незажившей раной овраг. Словно разгневалось Небо на Землю, нож вынуло, воткнуло его в шкуру обидчицы, и потянуло, взрезая и вскрывая... Длинный овраг, глубокий! Три человека друг другу на плечи встанут, третий пальцами края коснется. Если сумеет просунуть те пальцы сквозь заросли, что переплелись ветвями так плотно, что куда там любой крыше, сработанной людскими руками. Ха! Ни дождю не пробиться, ни ветру!
Только солнцу удается самую малость...
- А то как в могиле было бы! - вслух додумал человек, который стоял в траве, на дне оврага. - Вот когда бревна на крышу навалили, а до засыпки руки не дошли - пиво ведь скисает. Вот помру, попрошу в степи бросить. Пусть вороны жрут с волками. И дрофы. Колом в брюхах стану!
Человек, столь решительно и заблаговременно обговоривший свое посмертие, тоскливо посмотрел наверх - сквозь плетенку свету пробивалось немного. Хоть огонь зажигай! Только в этой сырости и не выйдет ничего, только искру зря выбивать!
- Что поделать, раз поделать нечего? Только продолжать делать, что делаешь.
Тут же, словно дождавшись нужных слов, забарабанил мелкий дождь. Вниз долетали лишь редкие мелкие брызги, но человек все равно зябко передернул плечами. Выдохнул, скосив глаза на облако пара, вырвавшееся из рта.
- Клятая тут погода...
И продолжил зарываться в склон. Мокрый песок поддавался легко, высыпался - только тронь! Но попадались комки травяных корней - их он выдергивал, отшвыривая подальше - летели, шурша осыпающимся песком. Иногда натыкался на гибкие и прочные корни - бурая тонкая кожица, под которой белая и упругая сердцевина - хоть на тетиву самострела пускай! Мешается, подлый, а руками не порвешь, и зубами не прогрызешь - только пасть забьешь всякой гадостью, да зубами потом будешь скрипеть. И плеваться. Приходилось острожно подпиливать обломком ракушки-перловицы, стараясь не доломать хрупкие края. Понятно, что запасец невзрачных снаружи и чудесно переливающихся изнутри “живых камней” имелся, но когда еще попадется приличная река, а не местные ручейки-переплюйки? Пускать же в дело нож, чья рукоять виднелся за широким поясом, копарь не спешил. Загубишь зазря кромку, возись потом, перетачивай. Нет уж, лучше лишний раз ракушкой чиркануть!
Временами в песке попадалась глина. Вытянутыми кусками и кусочками, похожими на ломти вяленого мяса. Кляня уставшие глаза и общую темень, человек придирчиво рассматривал находки. Тщательно оттирал пальцами, щурился недоверчиво. Часть ронял себе под ноги, но кое-что, бережно укладывал на огромный - в распахнутые руки длиной лист лопуха. Там уже скопилась изрядная кучка, радующая жадный взор - день прошел не зря!
Хотя еще не прошел! Вон, длинный луч протянулся сквозь прореху, коснулся высокой травы... Пропал, тут же снова уперся в сочный - так и куснул бы - лист.
Человек кинул очередной кусок на лопух, воткнул раковину в склон. Не глядя по сторонам, протянул руку в сторону. Там, прислоненное к стенке оврага стояло копье. Ну как копье, в бой с таким не пойдешь - и свои засмеют, и враги хихикать станут. Прегнусно! Так, длинная и ровная ветка лещины. С одной стороны ободранная от коры и обожженная до подобия наконечника. Против людей не пойдет, а вот зверя какого пугануть - самое то!
Конечно же, человек готов был сменять “копье” на пару псов - куда надежнее, что на волка, что на лютого, что на хозяина леса. Но где же их взять? Разведке такая роскошь не положена!
Спутанные ветки над человеком с хрустом разъехались в стороны. Ему на голову упало несколько листьев.
В образовавшееся отверстие всунулась голова. Светлые глаза, темная кожа, короткие, неровно остриженные волосы. И наглая ухмылка во все зубы.
- Тебя тут только не хватало, - проворчал человек, отставив копье. - Давно говорю, если никого не ждешь, а кто-то явился, так это Тракай, и на печенки не смотри!
- Так тебя нет давно, - проговорил гость. Отодвинул наглую ветку, уткнувшуюся в ухо. - Вот я и явился.
- И что с того? Не было и не было.
- Мы же с тобой вчера стаю волков видели. И сегодня серые мелькали. А ты в овраг пошел. Сам-один. Вдруг они наскочили, и тебя тут уже доедают, а?
Человек скривился, будто сослепу хвататнул не спелую ягоду, а повисшего на малине жука-вонючку.
- Ха! Зубы у них не выросли меня доедать!
Голова сверху дернулась в кивке.
- Всякое бывает, дядька Хрис, тебе ли не знать!
Хрис посмотрел наверх, потер левое плечо, перепаханное чудовищными шрамами - каждый в палец толщиной! Молча кивнул, скривившись. Прав парень, что и говорить!
Тракай снова ухмыльнулся.
- Ладно, скажу, что ты еще живой, а от волков одни хвосты и остались.
- Не, не надо так. Решат еще, что на меня пожрать оставлять не надо.
- Ты, главное, не задерживайся. А то этим проглотам что говори, что не говори...
- Если я приду, а в котле лишь разводы по стенке, я Пазару брюхо-то вспорю! И печенку его съем!
- Хлеба нет, сблюешь. Она ж жирнючая у него, как у налима!
- Ничо, стерплю! Опять же, и ему пакость сделаю, а ради такого, сам понимаешь.
- Понимаю, дядька Хрис, понимаю!
- Ну раз понимаешь, то так беги, да скажи.
- Уже почти побег!
Взрыв смеха прогрохотал раскатом грома.
Тракай начал подниматься. Ветки, до того удерживаемые его головой, с радостным скрипом вернулись на место. Хрис постоял, переминаясь с ноги на ногу. Шаги удалялись. Вскоре и совсем пропали. Ну, можно и поработать, пока солнце окончательно не закатилось! А то вслепую толку мало! Разве что хочешь песку наесться...
Он выдернул ракушку из песка, обтер налипшие песчинки о штаны, и начал копать дальше, отваливая пласт за пластом. Сыпалось хорошо, увесисто - еще надо было следить, чтобы не увлечься, и не копаться настолько вглубь, чтобы коварный овраг мог завалить невнимательного старателя. Выкапывайся потом, вопя с перепугу, и размахивая сломанными конечностями, висящими на порванных хрящах...
Христ такое видел. И кормил с ложки своего невезучего двоюродного деда, которого пластом накрыло. Семья до последнего не выдавала ополоумевшего мастера... Все кончилось плохо. Поэтому - осторожность, и еще раз осторожность! И не пытаться залезть на дочь брата! Который девять раз из десяти на своих ногах из круга выходил.
Вывалив очередно шмат “породы”, Хрис замер, задумавшись. Волки ему не нравятся! Да пусть жрут, раз хочется! Предков накормить собою не жалко. Лишь бы им на пользу пошло!
Покопавшись немного и добыв еще пару “ломтей”, Хрис с сожалением оглядел раскопанное:
- Еще бы копать и копать! Только что тут выкопаешь...
Покрутив лохматой головой, потопал к самому первому лопуху, который лежал от последней копки шагах в десяти. Вытащил из-под листа кожаный мешок - две козьи шкуры перехвачены по краям, снизу накрепко, в пару дюжин стежков крепкой просмоленной нитью пришита широкая петля - хватит и на петлю, и на плечи закинуть.
Расправил. Сложив лист с наваленой глиной, сунул было внутрь. Одернув себя, вытащил. Шагнул к следующему листу - на нем кучка была поменьше. Сложив, спрятал первый разворотом наверх, тут же придавив вторым. А то развалятся еще свертки внутри, оттирай потом рыжее и желтое. Замучаешься.
Плотно затянув горловину, присев, поднял, закинув за спину. Тяжелогруженный мешок придавил - дышать стало труднее.
- Вот если что тебя и погубит, мастер, так это совсем не волки... Жадность и лень, вот истинные враги! Вот кто мешал два раза сходить?!
Кое-как выпрямившись - а пина так и хрустела, так и ругала хозяина, Хрис пошел, на каждом шагу опираясь на копье - вроде недоделка, а сгодилась! Надо было еще не так тщательно остругивать - хоть сучок малый бы оставил!
Вскоре дно оврага начало подниматься. Понемногу, конечно. Но с каждым шагом стенки становились все ниже... Еще немного, и совсем выровнялось бы! Но то ли весенним паводком, то ли осенними ветрами, много лет назад в овраг уронило дерево. Безжалостное время пообкусывало ветви - про листья и разговора не шло! И получилась, не то чтобы лестница, но неплохая замена. Для лентяев - милое дело.
Хрис вскарабкался. Выбравшись, упал лицом в траву, придавленный тяжестью мешка. легкие натужно ходили вверх-вниз, пытаясь отдышаться.
Попробовал встать. Не вышло. Захотелось выдернуть нож, рубануть по лямкам - и пусть мешок падает! Тяжелый же! И плеи оттягивает - дышать невозможно!
С трудом преодолев соблазн, Хрис позволил тяжести придавить себя к земле. Коснувшись ладонями земли, оттолкнулся, выровнявшись.
С удивлением понял, что удалось устоять на ногах. Еще и спина держалась ровно! Теперь - вперед, пока не свалился! Так... А куда идти? Пока шел, пока выбирался, пока надышаться пытался вокруг потемнело - как в дупле стало! Хрис хихикнул - будет смешно, если он по дереву вылез не на ту сторону! Потянул носом, принюхиваясь.
Нет, все верно! Жареным тянет по ветру, с той стороны, куда завтра сядет солнце. Все верно, значит! Куда надо вылез, а не куда повезло!
- Осталась сущая малость, взять и дойти! Лишь бы все не сожрали, волчьебрюхие! А то точно, придется отрезать что-то у кого-то! Доведете!
________________________


Если честно, сугубо между своими, то это первая глава книги со странным прошлым, и еще более странным будущим.
Давным-давно хотел написать книгу про Крысолова - как он вообще дошел до жизни такой, и как вообще, стал тем, кем стал. После "Ярчуков" желание стало сильнее - благо, там и намеки появились на его прошлое. Но потом все как заверте... И так вертелось, и так - вот вообще стало не до этого! В оправдание скажу, что за это время написал "Кордон", две книги про "Высокое" и вообще, не бездельничал (про "Железный песок" не напоминать - это боль моя и проклятие!)
В прошлом году, приняв волевое усилие, начал копать материал. Пеласги, догреческая Греция и т.д. Углубившись же, вдруг понял, что все первоначальные планы - "Херня! Неубедительно!". Не торкает и все. А когда тебе самому не хочется прочитать то, что в итоге получится - то не надо и начинать.
План был переписан в течение часа в сторону значительного "устарения" сеттинга. События сместились на несколько тысячелетий назад. Пропали разборки богов и прочее. Некая доля мистики, разумеется, осталась - ну как я без нее, родимой?! Зато вписалось много нового. Чего именно - в процессе будет видно.
И да, пока не забыл - если понравится многим то эта книга будет первой в дилогии, а то и трилогии. Если нет... Ну что ж, значит будет единственной. Как-то так.

*Название, разумеется, рабочее
Tags: Клык и копыто
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Глава 11. Полицаи и строители

    06.04.1893г. от В. < За 40 дней до…> – Нет, – сказал Король. – Совсем нет. Категорически нет. Женевьева поджала губы. Пока они шли сюда и…

  • (no subject)

  • 10 глава. Тарелки и бутылки

    06.04.1893г. от В. < За 40 дней до…> – Станция Плювинье! – объявил кондуктор. Поезд проскрежетал тормозами и остановился; за окном была…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • Глава 11. Полицаи и строители

    06.04.1893г. от В. < За 40 дней до…> – Нет, – сказал Король. – Совсем нет. Категорически нет. Женевьева поджала губы. Пока они шли сюда и…

  • (no subject)

  • 10 глава. Тарелки и бутылки

    06.04.1893г. от В. < За 40 дней до…> – Станция Плювинье! – объявил кондуктор. Поезд проскрежетал тормозами и остановился; за окном была…