irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Глава 30. Кровь и лед (первая часть)

Олени размеренно трусили, фыркая и шумно дыша. Хрустел снег под широкими копытами, чуть слышно скрипели тяжело груженные нарты...
Выехали уже затемно - пока собрались, пока решили, кому идти воевать злодейских палонгу с чудными тварюшками на шаманской сворке. Пока загрузились, опять же! Зимой из Нугры обычно выбирались крохотными отрядиками - трое-четверо. Пятеро - край! А тут, считай, три дюжины! Что Дирк с Кролищем, что Керф с Лукасом, сбились с ног, пытаясь организовать как следует. Никому не хотелось влететь ногами в ворвань из-за забытой в городке мелочевки, типа мотка веревки или связки стрел.
Но вроде бы собрались, предусмотрев все, вплоть до необходимости пару недель гоняться за убийцами по островам. Хотелось, конечно, обернуться парой дней в обе стороны. Но...
Лукас зевнул, поплотнее закутался в полость, подышал в мех. Еще немного, и придется вылезать - наступит очередь следующего бойца давать отдых ногам, а капитану по перу - легкой трусцой бежать за нартами, стараясь не поскользнуться и не подвернуть ногу. С другой стороны, лежать, оно, конечно, лучше, чем бежать. Но когда лежишь на чем-то таком, что так и норовит впиться острым углом. Изморозь снова зевнул, уставился в затылок Тяглу. Наемник монотонно и уныло цокал языком. По его мнению, именно так подгоняли оленей. Олени, скорее всего, об этом не знали.
- Тревога! - пролетело по растянувшемуся каравану. - Палонгу!
- В круг, в круг! - заорал, надсаживаясь, Дирк.
Но выстроить подобие вагенбурга, разумеется, не получилось. И места не хватало, и опыта. Нарты сцеплялись полозьями, перепутывались постромками, олени сбивались в кучу...
Лукас скатился вместе с полостью, кое-как из нее выбрался. Обозвал себя придурком - что арбалет, что копье остались в нартах. При себе имелся только корд. Наскоро застегнувшись, Изморозь выдернул клинок из ножен, покрутил головой, готовый драться с коварными врагами. Никого не увидев из чужих, прихрамывая побежал к своим.
Наемники укрылись на нартами и оленями, попрятались за глыбами льда...
- Ну, бля... - протянул Дирк с явным разочарованием, когда из темноты, ярдах в трехста, от приготоившихся к драке наемников, показались первые враги. - А-то думал... Кто орал?
- Я орал, - шмыгнул носом Кролище, тоже опознавший гостей. - Я ж не виноват, что воняют они одинаково, что унак, что палонгу!
- Ты будто не воняешь?! - рявкнул Дирк, вбросил меч в ножны и пошел навстречу “врагам”. Бросил, не глядя: - Сам ты мудак, и шутки у тебя мудацкие! Пошли здороваться! И оружие убери, порежешься!
- Да ну ебать, Уд... - Кролище засеменил за командиром. Тот отмахнулся, не оборачиваясь.
- Свои, - незаметно подошедший Людоед хлопнул Лукаса по плечу, - это с Круглого унаки. Поговорят, покланяются, да дальше поедем.
- Точно, с Круглого? - состроил подозрительную физиономию Керф. -Не помню я этих... Или не приезжали к нам?
- Не, не приезжали. Но не ссы, точно не палонгу, - кивнул старожил, - я ж их всех в лицо знаю. Это Кроль у нас отбитый на всю башку, а мы-то, хоть и из простых загонщиков...
- Из загонщиков!? - перебил пустившегося в воспоминания ветерана Лукас. - Так ты из Ловчих?!
Людоед медленно развернулся к капитану по перу, посмотрел так, словно видел парня впервые. Оскалился.
Керф тут же отшагнул в сторону - крепко сбитого наемника кулаками не свалить, а мечу нужен размах...
- Нет, друг Лукас, я не из Ловчих! Я всего лишь загонщик! - Оскал сменился улыбкой.
- Да слушай его больше, - хмыкнул Керф, подначивая, - знаем мы эти сказки! Тольку от тех Ловчих? Сказки сплошные!
- Сказки?! - серые глаза Людоеда мгновенно налились кровью. Лукасу стало не по себе. - Сказки?! Да ты мудачина, еще у папки на конце мутной каплей болтался, когда я под землю ходил, присоса ловить!
- А хули его ловить-то? - дружелюбно уточнил Керф. - Факелом в харю тычешь, а как отскочит - на копье принимай, с ограничителем, чтобы до тебя не добрался. Туда, где на харе кости расходятся.
- На харе?! Дурак ты безухий! Я не про то говорю, как присоса завалить - а про то, как его живым взять!
- Чо?! - на Людоеда уставились и оба капитана, и прибежавшие на шум Братья.
- А хули вы хотели, молодняк!? - Людоед явно отступил от той грани, которая сулила кровь между своими, но Лукас все равно был настороже - вдруг как кинется, как начнет рогатиной бить во все стороны...
- Да потом ещё и довезти живым до ближайшего монастыря, где учёные братья за него заплатят. Ты знаешь, каково эту тварюку в клетке кормить!? Мясо с копья давать приходится! Помню, Смульт с пьяных глаз ему с руки жратву дал: мы все орём - не лезь, блядь, дебил, сука, ебаный, сожрёт, нахуй!.. Да поздно! Вдёрнула за руку Смульта в клетку, промеж прутьев протащила! Кровищей всё на три шага вокруг телеги забрызгало: плащ хороший мне уделало, бля! Выкинуть пришлось. Мы подбегаем, а тварь эта сидит, и Смультовы мозги когтем вышкрябывает. Жрет и мурчит - ну чисто мяур! И плащ жалко. До сих пор!
Компания, как по команде оглянулась в ту сторону, где в Нугре остался пушистохвостый Мину. Так, на всякий случай.
- Так что, вы мне тут про Ловчих не рассказывайте! Мне-то лучше знать, кто, почем, кого и сколько раз.
Так что, не пизди зря, да не опиздюлен будешь! Почему, ты думал, мы "Ловчие"? Ежели б мы тварей всяких, в том числе двуногих, забивали, а не ловили - то и звали бы нас Мясниками...
- Слушай, - прокашлялся Керф, - а ты, совершенно случайно, конечно, не сталкивался с таким пареньком, Хото его зовут?
- Хото? - прищурился Людоед.
- Он еще в стенолазы подался потом.
- В стенолазы... - протянул наемник. - Не ожидал! А так высоты боялся, до усрачки просто. Помню мальчишку, помню. Хороший парень, добрый! Смешной такой - не пил никогда, душа, мол, не берет!
- Дирк-то назад идет! И унаки-то с ним! - прервал увлекательную беседу наемников Отец Руис, который стоял до этого поодаль - чтобы разошедшийся Людоед слюной не забрызгал. - И сука та с ними-то прется, хай ему грець!
Лукас настороженно посмотрел на священника - интересно, какие тайны за спиной бородача? Ругается, опять же, непонятно. И что за сука-то, которая с Дирком идет? На вид, среди унаков только мужчины. Хотя, лица и фигуры укрыты одеждой, не разобрать особо.
Наконец, процессия подошла вплотную. Дирк тут же обругал наемников, которые, вместо того, чтобы разбираться с оленями и нартами, стоят, раскрыв ебальники. И, подавая пример, кинулся распутывать постромки.
Часть унаков, которых пришло ровным счетом, четырнадцать человек, пришли на помощь. Остался один. Невысокий, мелкий в плечах.
Не та ли сука, которую Руис поминал?
Загадочный унак подошел к священнику, откинул капюшон - нет, мужик, не баба! Годами, как бы Луиса не младше.
Зубами стянул варежку. Выждал, пока священник обнажит свою ладонь.
- Керкер из Чайво, молодой шаман?
- Батька Руис из Нугры?
Пожав друг другу руки, шаман со священником сплюнули друг другу под ноги и отвернулись.
Тут же подскочил Кролище. Закатил легкую, но звонкую - аж зубами клацнул - затрещину Керкеру - товарищи-унаки аж захихикали. Вторая прилетела Руису - видать, из уважения, послабше. Но все равно вышло неплохо - священник подскочил от удивления.
- Так, батьки! Мы в походе. Палонгов воевать идем. А вы тут чо затеяли, а?! Закончим, хоть на моржовьих херах деритесь! А пока - зась! Потом решите, чей бог сильнее, добро?
Керкер и Руис коротко дернули головами, изображая поклоны.
- Вот и хорошо, вот и славно! А то, ишь, выдумали! Да ежели поможет, я сам готов жиром деревяхи-то мазать! И свечи сулить, пудовые! А вы... Тьфу!
Керкер ушел к своим - пара оленей запутались намертво, и, похоже, надо было всерьез ломать головы, как разобраться без ножей.
Руис, проводив Керкера недобрым взглядом, изобразил пальцами крест на груди.
- Отец Руис, - спросил у него Керф, чей-то ты пальцами сложенными обмахиваешься, когда именем Господа Пантократора клянёшься? Заместо того, чтоб просто палец показать?
- Хе... Это ты, сыне, хорошо спросил! - с готовностью ответил Руис, явно довольный отличным поводом хоть на время забыть о присутствии поблизости шамана. - Я ж послушание проходил здесь, на Севере: в монастыре Посланника Нихона, который за Любечем, лигах в сорока к северу. Там и посвящён был.
- Серьезно?! - удивился Лукас, - Они же еритики, насколько знаю!
- Не празднословь! С Единой Церковью мы уже век как не ссоримся, сам Полемарх Аквиций наше ученье признал и от гонений избавил... Ну и вот. Отчего верующие в Господа Пантократора один перст показывают?
- Ну, типа, вверх кажут - на небеса: дескать, бог там...
- Дурак ты, сыне! Это значит - "Бог един". И мы так же одним пальцем благословенное знамение творим: в знак нашей крепости в вере. Север - он суров: в херовые времена нас только вера и подпирала, а то б полегли, как камыш на ветру. Бури по три седмицы, волны выше утёсов, от морозу зубы трескаются, иной раз окромя тухлой селёдки да морской травы и прокормиться нечем было... В общем, гляди сюда, да запоминай! Касаешься пальцем лба - это значит, "Славлю Господа мыслью своей". Касаешься живота - "Славлю Господа чревом своим"...
- Брюхом? Пердежом, что ли?
- Пердёж злосмрадный, сыне, у тебя изо рта изрыгается! Заместо слов. Умолкни, окаянный, покуда я тебя не пришиб во славу Господа! Чревом славлю - это воздержанием, благим постом. Касаешься правого плеча - "Славлю Господа деяниями своими", потому как правой рукой человек в основном благой труд и творит... кроме тебя, ты-то лишь дрочить ей горазд! Ну, и левого плеча слева - "Славлю Господа сердцем своим", потому как сердце слева. Уразумел?
- Ага. Вот так, типа?
- Так, так... Нет, выше трогай! "Чревом славлю", а не мудями своими немытыми, ими ты токмо ублюдков плодить горазд, трактирным девкам на горе! Ох, послал Господь друзей, что врагов не надо...

*****

Объединенный отряд, хоть унаки и без оленей пришли, двинулся быстрее. Меньше задержек, меньше суеты... Все же, когда природный оленевод, оно половчее, чем природный наемник-ухорез.
Дорога вывела на ледяной холм, со всех сторон окруженный клыками льда. Лукас, оказавшийся примерно в середине, посмотрел вперед, оглянулся.
Растянулись на добрые полтыщи ярдов, а то и поболе! Этакая тускло блестящая змеюка, а Изморозь в самом ее брюхе. Стало не по себе. Студент растер замерзшее лицо, прошипел сквозь зубы пару строчек из старинной песни:

Змея вползала в тихий дом,
Змея пехоты...


Песня была про неплохого человека, который стал хорошим королем, а затем - полнейшим дерьмом, бездарно угробившим всех друзей. Жизненно, но все равно печально.
- Бакланы! - заорал кто-то из наемников.
Лукас уставился в небо. Ну да, с полдюжины птиц кружились над отрядом. И хрен с ними, объедков ждут! Или просто скучно, вот и летают... Говорят, на совсем южном Юге - не в Сивере, еще дальше, бакланов приручают к рыболовству во благо хозяина. надевают кольцо на шею, чтобы не проглотил ничего крупнее малька.
Но что унаки, что наемники-старожилы всполошились. Загудели луки, на которые начали натягивать тетивы... Трещало промерзшее дерево, ругались люди. Щелкнуло резким хрустом, непонятно, но злобно зарычал какой-то унак. Похоже, лук не выдержал, переломился.
Прошуршали первые стрелы. Все мимо. Хлопнул следующий залп. Начала падать только одна птица. Еще две, забив крыльями, неуклюже барахтались в небе. Остальные резко набрали высоту и убрались за тучи.
Мимо Изморози пробежал в голову отряда взмыленный Людоед, за которым спешил шаман унаков. Лукас проводил их взглядом, чувствуя, как начинает частить сердце. Похоже, дело к бою...
- Капитан, поехали, - позвал его Тягл, - нечего нам тут стоять! Затопчут!
- Да, точно, - Лукас замотал головой, стряхивая нерешительность. Бой и бой, первый раз что ли? Надо бы не забыть арбалет из нарт достать, да кольчугу...
Тягл шевельнул тюром, но олени еще до команды налегли, нарта дернулась, покатилась. Лукас в три прыжка догнал, запрыгнул на ходу. Шли бы первыми - быть нарте перевернувшейся, а так, колея глубокая, чуть ли не дном скребем - даже не пошатнулась.
Наемник оглянулся на командира, неуклюже бултыхающегося у него за спиной.
- Люблю воду, мастер Лукас, ей-богу, люблю! Но только когда не снег со льдом, а тепленькая!
- А? - не понял сперва Изморозь, кивнул в ответ. - Ну да, чего бы ее не любить, когда теплая?
- Теплая, да если в ней баба, то вообще чудесно! - Тягл аж причмокнул. - Помню, пили как-то, под Милвессом, я в пруд полез, поплавать. Сгреб какую-то! Думаю, ах, что за баба такая чудесная, и в теле, и молчит, и гладкая вся! На утро встаю, где, говорю, чудесница, в жены возьму?
- И что?
- А они мне на ставок показывают, а там ламантина плавает. И довольная вся такая!
- И что, взял?
- Куда там! На нее ж морковки с сельдереем не напасешься!
- Какие гадости ты мне тут рассказываешь! - скривился Лукас. - Больной на всю башку ублюдок!
- То ли еще будет! - заржал Тягл, перехватил тюр, щелкнул над оленями.
Те, заложив рогатые головы, прибавили ходу. Нарта покатилась быстрее.

Пойду пойду пописяю, своей красивой писею,
А если не пописяю, то полюбуюсь писею!


Прорал Тягл, перекрикивая ветер, свистящий в ушах.
Нарта скатилась с холма - обратный склон оказался куда как круче! И тут же оказались в гуще событий. Те наемники и унаки, которые ехали впереди, спешно готовились к бою - отводили в сторону упряжки, возились с доспехами, проверяли оружие.
- Что, уже? - спросил Лукас у первого попавшегося унака. Тот помолчал, то ли соображая, что у него спрашивают, то ли подбирая слова. Ткнул ладонью в сторону горизонта.
- Уже, - сам себе сказал Изморозь и вытащил из нарты чехол с арбалетом.
Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Про унака и дырявую скалу

    На острове Черный унак жил. Плохо жил, бедно. Байдары нет, каланов нет, жены нет, то-рыф и тот на столбах покосился, вот-вот крышу сбросит. Даже…

  • Растерзанный нерпами

    Как все мы прекрасно понимаем, бедняга стал жертвою отнюдь не стаи бешеных нерпов, а вполне себе Кеглючина Газета «Далекая Окраина» (Владивосток),…

  • Про охотника и медвежий след

    У одного охотника сын родился. Позвали шамана посмотреть. Шаман пришел, смотрит. Сын у охотника маленький, красный, вопит, верещит. И понимания…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments