irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Глава 22. Птичья ночь

Рыжий проснулся в поту. Открыл глаза. В доме было темно - и ночь на дворе, и дверь прикрыта. Рядом, под тяжелым одеялом из тюленьей шкуры, тихонько посапывала Куська, подложив ладошку под щеку. От девушки шел жар, как от печки - в общем, как и всегда.
Арбалетчик неловко выбрался из-под одеяла - не хотелось будить. И так засыпала плохо, ворочалась, сучила ногами, словно убегая от кого-то во сне.
Сел на край постели, почесал мокрую грудь. Воздух стоял плотный, густой. И влажный, точно в бане. Хотя, тут всегда так - до океана ярдов триста по прямой - пора и привыкнуть. Дышалось тяжело. Не угорели ли? Но нет, вряд ли. Не тошнит, голова кругом не идет. Да и очаг давным-давно погашен, и весь дым вытянуло сквозь дымоход. Все же погода здесь - и врагу не пожелаешь! Неделю назад снег лежал, вода замерзала... А тут, раз - и все! Местные говорили, что так бывает. Не каждый год, но бывает. Теплое течение откуда-то с края мира, становилось очень теплым, согревая и океан, и острова.
Рыжий встал, поморщился - какая-то мелкая пакость попала под ногу. Прошлепал к выходу - ноги прилипали к травяным циновкам. Оглянулся. Куська по-прежнему спала.
- Вот и хорошо, вот и спи, маленькая...
Наемник осторожно открыл дверь - что хорошо в веревочных петлях - скрипа не дождешься! Прошел коротким коридорчиком наверх. Сдвинул уже входную дверь. Замер в предвкушении прохлады. Но на дворе стояла такая же липкая, летняя даже жара, совершенно неуместная среди наступившей вроде бы зимы.
Рыжий потоптался на пороге, раздумывая. Вдел ступни в плетеные тапки - сам делал, сам на посмешище выставлялся перед мастерами местными! Прошел два шага, смахнув невидимую пыль, сел на лавочку у стены - тут-то трудно было оплошать, и седалище вышло всем на зависть - по всей деревне появились, когда Красный Медведь у себя поставил. Прислушался.
Тишина звенела предвкушением. Будто тысяча стрелков натянула луки, и ждет команды. Подрагивают наконечники, гудит тетива... Что-то должно было произойти!
С громкими тревожными криками, пронеслась над головой стайка птиц. Рыжий посмотрел на небо - звезды затянуло тучами... Высохшая шерсть на груди и руках начала сама собой приподниматься...
И тут, со всех сторон загрохотала гроза, вспыхнули молнии, что били, казалось, прямо в него. Наемник чуть не свалился с лавки - уберегла стена, в которую он ткнулся спиной.
Ударив сперва одновременно, молнии начали вспыхивать по две-три за раз. Резко запахло свежестью.
Ветвистая яркая вспышка протянулась с высоты, расцвела перед глазами. Арбалетчик зажмурился. С неба что-то посыпалось.
Неожиданно, его плеча коснулась горячая рука. Рыжий повернулся, раскрыв глаза. Рядом стояла Кускикичах. Тоже раздетая - только длинные волосы удивительно пушистым облаком.
- Птичья ночь, Тангах! - радостным шепотом произнесла девушка, указывая рукой вверх.
Рыжий огляделся. Вокруг валялись десятки птиц, упавших с неба. И, похоже, что мертвых.
- Птичья ночь! - повторила Куська, в этот момент удивительно красивая и вызывающая желание не завалить ее по-простому на шкуры, а встать на колени и пообещать что-нибудь невыполнимое.
- Завтра будет праздник! - загадочно улыбнулась девушка, словно зная, что ощутил наемник.
И тут же, как по приказу, молнии перестали дырявить океан и острова. Поднялся ветер, разгоняя жару и тучи. И вскоре, о произошедшем напоминали только мертвые птицы, да гроза, все еще ворчащая где-то очень далеко от них...

*****

Утро было громким. За стенами бегали, пели песни, вопили и, похоже, что дрались - но по дружески, на ножах, без копий и прочего явного смертоубийства.
Рыжий и сам проснулся, на удивление, выспавшимся и в хорошем настроении - видать, птичья ночь так подействовала! Ну или что жара, наконец-то, уступила место приличествующей, хоть и несколько излишне пронизывающей прохладе!
Куськи в доме не было. Набросив куртку и натянув штаны, Рыжий выбрался наружу. И тут же его подхватил хоровод праздника! Наемнику налили, потом еще налили - кусок рыбы на загрызку он и сам ухватил, пробегая мимо стола. Кто-то набросил на шею ожерелье из клювов топорков, перемежаемых кусками перловиц. Снова налил!
Казалось, вся деревня то ли сошла с ума, то ли начала наливаться прямо с полуночи - выждав, из северного коварства, пока Рыжий задремлет.
Со всех сторон неслись радостные крики, визг детей..
Какой-то вусмерть пьяный унак, поймав Рыжего за рукав, долго и путанно ему в чем-то признавался. В чем именно - наемник понять не сумел - возможно, будь собеседник хоть немного трезвее, что-то и вышло бы, но половину слов он не понимал, а вторую даже расслышать не мог!
Спасла Куська. Выпорхнула яркой бабочкой, утащила в сторону. Вовремя! Еще немного, и быть бы пьянчуге битому!
- Это что вообще?! - спросил Рыжий, дожевывая рыбу.
- Праздник! - засмеялась Куська. - Я же говорила! Когда Птичья ночь бывает, на следующий день Тол Ыза праздник! Океан благодарим! - тут же пояснила девушка, разглядев полнейшее непонимание на лице стрелка. - Чтобы потом рыба в сети шла, и сивуч с моржом не уходил!
- Хороший праздник, - кивнул Рыжий, - полезный! А праздника, чтобы вино в ручьях текло, нет такого?
- Нету! - снова засмеялась Куська, потянула в сторону берега, откуда раздавался шум волн - водяные горы мерно накатывались на камни. - Пойдем! Скоро шаман Тол Ызу подарки дарить будет!
- Ну пойдем, что уж тут! Раз Тол Ызу, глядишь и мне что обломится!
- Обломится! - залилась Куська - девушка вообще часто восторгалась тому, как ее Медведь коверкает слова. Очень уж смешно получалось!
Но оказалось, что к берегу еще протолкаться надо! Впрочем, Рыжему не составило труда раздвигать грудью унаков, оттаптывая ноги и раздавая меткие тычки локтями. Куська, вцепившаяся в пояс, бежала сзади, еле успевая за разогнавшимся арбалетчиком.
Толпа внезапно кончилась. Рыжий чуть не провалился, рухнув на камни - но устоял. Тут же сбоку высунулась Куська, встав на место унака, шарахнувшегося от наемника.
Вовремя!
Из-за мыса, казавшегося медведем, который прилег отдохнуть, вытянув лобастую голову, показалась байдара. Вся разукрашенная, сверкающая свежей краской. Восемь гребцов очень слажено погружали весла в волны. На носу стоял медведь, воздев лапы к небу. Время от времени, он поворачивался, брал что-то из высокой корзины за спиной, и швырял за борт, то на правую сторону, то на левую. Каждый бросок толпа встречала оглушительным ревом.
- Это шаман внутри! В шкуру залез! - прокричала Куська Рыжему на ухо. Арбалетчик покивал - он и сам разглядел завязки на груди и брюхе - да так было понятно, что не зверь! Попробуй ты так выучить - ха!
Байдара подходила все ближе к берегу. Шаман бросал в волны подношения - Рыжий сумел разглядеть, что в волны летели то наконечники, то еще какая-то ценная мелочевка, ярко блестящая в лучах солнца. Тол Ыз будет доволен! По крайней мере, сам наемник, после таких даров, рылом бы не крутил! И пригнал бы к берегу самую большую стаю рыбы, которая имелась под руками.
- Ты - дохлый тюлень! - раздалось вдруг за спиной. Рыжий обернулся. Возле него стоял злой унак, раздувающий ноздри. - Убью тебя, ненастоящий!
Недолго думая, арбалетчик подшагнул вплотную, коротко, без размаху ударил локтем точно в лоб - убивать дурака не хотелось. Опять же, мало ли чего бесится - вдруг на ногу наступил или на спину плюнул случайно...
Унака швырнуло на землю. Он опрокинулся на спину, задергал руками и ногами, точно жук. А на Рыжем тут же повисла Куська, обжигая горячим дыханием.
- Мой медведь - самый сильный медведь!

Тол Ыз - Хозяин моря у нивхов. Его праздник мною выдуман, честно признаюсь.

Tags: Высокие отношения, Этнография
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments