irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Глава 19. Творческий подход

Пивная “Краболовка”, что на углу переулка Забродного и улицы Первых Кровей, полнилась народом через край. Оно и не удивительно! Давнее место для ровных по жизни парней, зарабатывающих на жизнь честных трудом человека, знающего, как хмурое небо заползает меж берегов в залив. Живущего там, где ходит по берегу голубой песец, выискивающий голыша-потеряшку, отбившегося от стада тюленей - чтобы загрызть его под рев страсти отца-сивуча. О, жизнь меж голых скал, среди черных зверей и белого снега, под трубный вой ветра, под хохот чаек и треск ледяных гор, наползающих на берег...
Людям, привыкшим к подобным тяготам и лишениям, хотелось отдохнуть. Почувствовать, что все было не зря. Не зря тонули в шторма, резали руки крючками, тысячами убивали каланов и котиков...
И “Краболовка” гостеприимно распахивала перед ними свои тяжелые двери
Пиво разбавляют в меру, рыбу сушат не до твердости дубовой доски, перебравшему бродяге всегда найдется место передохнуть - и оттуда он уйдет своими ногами, а не на колбасу. После местных девок, опять же, почти не чешешься. Стулья так тяжелы, что в драке не размахнешься - достать же нож не позволит полдюжины весьма бдительных вышибал. Приличное место, что и говорить!
Туда любили забредать музыканты и прочие артисты. При должном везении - а зная, куда идешь, это не так трудно, как кажется - можно угадать вкусы посетителей и уйти с полной шапкой денег. А то и новой шапкой из лучшего калана Архипелага! Неудачи, как ни странно, тоже оплачивались - правда, все больше пинками и выбитыми зубами. Музыканты, однако, зла не держали - каждый понимал, что искусство требует жертв, а те, у кого есть деньги, не всегда способны оценить истинных творцов!
Сегодня центром притяжения, однако, служила не очередная камрадилья с гитарой и барабаном. Большинство посетителей столпились у стола, за которым сидел истерзанный судьбой бродяга, которого не понять как и пустили - бичей и оборванцев в “Краболовку” не пускали - одна вонь от них, да мелкие кражи.
Одет кое-как, явно с чужого плеча, волосы торчат как грязные сосульки, из носа течет, лицо перечеркнуто свежим шрамом - еще стежки лекаря видны. Один глаз вытек, на правой руке остался только большой палец - кисть замотана грязными тряпками.
Но все знали, что это не бродяга, который зимует под перевернутыми лодками или в каком подвале. О, нет! В “Краболовке” сидел в столь неприглядном виде уважаемый человек, Кастор Ирритабль. Начав юнгой на “Морже”, через тридцать лет, Кастор владел десятком складов, парой мельниц, магазином в Любече и поставлял меха аж в сам Мильвесс - поговаривали, что сам Император носит горностаевую мантию, которой касались руки Ирритабля. И сидит на троне, изготовленном из его же сувойки - это, впрочем, рассматривалось как глупость - каждый знает, что трон - целиком из золота и изумрудов с брульянтами.
Основной доход почтенному гражданину Любеча приносили, разумеется, не мельницы с магазинчиком. О, нет! Налаженная сеть из четырех факторий, куда стекались меха, добытые на Архипелаге полусотней охотников и неисчислимым количеством унаков! Вот ключ к успеху и богатству!
На Кастора давно косо поглядывал сиятельный рыцарь Бурхард, подозревающий, что герцогству не перепадает и одной десятой положенного. Но что сам Кристоф, что юный герцог с поблядушкой-герцогиней, могли только зубами бессильно скрежетать - две дюжины рыцарских наемников из Нугры не могли контролировать происходящее в Архипелаге, даже если бы сильно хотели. Не разорваться! Усиливать же гарнизон, при условии, что от Любеча до островов несколько дней пути... Кастор богател, Бурхард скрипел зубами. К тому же, кроме Ирритабля, хватало решительных людей. Архипелаг большой, всем местам хватит! Горячие головы предлагали собрать пару сотен ребят половчее, которые привычны к копью и мечу и Нугру спалить, перебив наемников, но это значило безнадежно испортить отношения с сиятельным рыцарем. Поэтому, таких останавливали. Да и не было особой беды от них! Поймают одного, на его место придет дюжина! Пока гонятся за вторым - первый уже откупился и возвращается, дрожа от предвкушения - надо же и взятку судьям оправдать, и упущенную выгоду наверстать.
Всегда так было! Но Кастор сидит, неловко держа левой рукой кружку с пивом, щедро сдобренным бормотухой. Подносит ее к дрожащим рукам, выбивая о глину последние зубы. Расплескивает...
Не узнать в нем гордого владельца “Факела”, никак не узнать!
Вот и толпились люди вокруг. А Кастор рассказывал свою печальную историю. И липкий ужас полз по спинам.
Перед тем, как поплывут по океану ледяные глыбы, размерами с два замка, Ирритабль всегда шел на Архипелаг. Развести товары для обмена, забрать добычу. Так и в этот раз.
Зашли в бухту Предвиденья - узкая она, как кишка! Скалы под водой, как колья торчат! Одно хорошо, берега высокие - ветра нет - не снесет хольк, не напорешься!
Выгрузились. Мука, ткани, бормотуха, сталь на гарпуны и ножи, посуда, мелочевка на подарки унакам - то, без чего зимовка трудна, скучна, а порою и смертельна. Не отдашь, когда требует, вождю унаков новый медный котелок - найдут твою голову в старом.
Начали грузиться. Два амбара отборнейшей сувойки! Под две тысячи шкур - каланы, лисы, котик...
По “Краболовке” пронесся стон - каждый представлял сколько это стоит, и как страшно потерять столько ценного, нажитого непосильным трудом!
Только-только начали первые кипы заносить, как на входе в бухту появилась северная галера с огромным, как две простыни, флагом Герцогства.
“Лахтак!” - выдохнула пивная. Градус сочувствия к Кастору поднялся еще выше. Каждый знает, что так-то, галера рыцаря не опасна - с Клаффом всегда можно договориться, решив вопрос как умные люди. Но если “Лахтак” начинает шарахаться по Архипелагу, а не идет Любеч-Нурга и наоборот, значит, ему накрутили хвост. И главным на галере - бургомистр Нугры. Раньше - Пабло Мужееб, сейчас Дирк Уд с Кролищем или Людоед.
На “Факеле” обрубили все концы, развернули паруса и, ломая весла, выскочили из ловушки, чудом разминувшись с подводными опасностями и герцогскими беспредельщиками.
Попрощавшись с огромным куском доходов, Кастор злобно бегал на шканцах, богохульствуя и плюясь. Остановился, сраженный внезапной догадкой!
Какой, нахрен, “Лахтак”?! Какой, нахрен Дирк с Людоедом?! Пять лет сидят в Нугре, ходят на байдарках, а тут раз, и уговорили Клаффа так рисковать собственной галерой?! Да ну нахер! Нихуя не убедительно!
Кастора обманули! И флаг столь большой специально вывесили, чтобы выглядело пострашнее! А на самом деле, это Кряка Крокодилья Жопа! Давно, паскудник, хотел сменить свой хольк на что-то, более пригодное для работы в Архипелаге - поразворотливее, да побыстрее. Вот и сменил, заодно, ограбив доверчивого Кастора!
“Разворачивай!” - зарычал Кастор, пнув старпома и обплевав боцмана. “Факел” развернулся и пошел назад, благо, отошли-то, на лигу с мелочью.
Но, пока развернулись, пока дошли до бухты... Пришел туман. Плотный, густой! Ножом режь, топором руби - а без толку!
Ошибившись на какую-то мелочь, “Факел” вылетел на камни у самого берега - пару кабельтовых не дотянули. Кастор приказал спасаться - не хватало еще перетопить команду!
Как оказалось, лучше бы они все утонули.
- Ждал, как обычно будет! Договоримся! Морды побьем, зарежем кого! Или, край, в железо забьют, в цепи! А то и отбиться могли! В фактории два десятка добытчиков и обслуга! А они, а они.. - Кастор затрясся в ужасе от воспоминаний, снова начал расплескивать пиво, - они нас убивать начали! За волосы берут и горло режут! Копьями колют! Жабре брюхо распороли крест-накрест! Потом, гиенами травить начали! А кто в воду полез, тех стрелами, стрелами! Меня поймали, руку на колоду, - Кастор начал разматывать тряпки с культей, - и мечом меня по пальцам! Хрясь! Пальцы отлетели! Главный у них, пацан совсем! И второй! С мечом! И без ушей! Говорят, один палец тебе оставляем, чтобы смотрел и помнил - закон Архипелага строг! Сталью и кровью подтвержден! Еще раз поймаем, руку по локоть срубим. Или голову - как мол, повезет.
- А потом? - осторожно спросил кто-то, когда Иттирабль замолчал, вернувшись в тот час страха.
- В фактории одни стены остались! Сжечь хотели, так дождь пошел!
- А они?!
- Они все на “Лахтака” загрузили, все, все! На воротах мелом стрелу нарисовали, наконечником вверх, и ушли.
- Так это не Кряка был?!
- Говорю же, “Лахтак”!
“Краболовка” погрузилась в мрачное молчание. Действительно, даже Крокодилья Жопа не способен на такое изощренное коварство - замаскироваться под самого себя... Нет, в Архипелаге появился кто-то еще более жуткий!

*****

Когда через день на стол сиятельному рыцарю легла сводка по разговорам в Любече, его лицо озарила редкая улыбка. Что ж! Южный сброд оказался весьма полезен! Это ж надо, нагнать такого страху, и как! Поутихнет незаконная добыча. Хоть самую малость, а уже польза.Зверствами тут никого особо не удивить - Север! Но вот хитростью... Это ж надо, такое придумать! Определенно, у ребят творческий подход к решению поставленных задач. Поутихнет незаконная добыча. Хоть самую малость, а уже польза
И это хорошо.

Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments