irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Глава 16. Это все север!

“Лахтак” оказался внутри куда больше, чем казалось снаружи. Волшебство, не иначе! Лукас все ждал, когда из трюма выползет боцман и заорет, что все, мол, не лезет, и в горшок со сметаной тоже. Но воз за возом перегружались в недра северной галеры... Студент даже заподозрил, что внутри установлен микропортальчик, переправляющий казенное добро в личный склад капитана.
Наконец, на корабль перекочевал последний куль. Трюм тут же застелили несколькими слоями парусины, уложив их на раму из связанных досок. Убрали сходни, выбрали оба якоря.
Застучал барабан, выколачивая ритм. На носу и корме зашевелились тяжелые весла. Несуразный кораблик начал понемногу набирать ход, пробираясь к выходу из бухты.
Лукаса согнали со шканцев, разумеется, весьма куртуазно. Студент, в общем, и сам не собирался мешать экипажу. Не хватало еще, чтобы по его вине вся экспедиция сорвалась, потому что галера в узости пропорола борт...
Студент расположился у трюма. Сел на палубу, облокотился на стенку горловины. Весь хмель от распитого с “чинарями” давно уже испарился на холодном ветру. Мимо проплывали красные и черные скалы, обросшие мхом и редкими кустами, сумевшими зацепиться за мокрый и холодный гранит. Сверху, со склонов фьорда, на проплывающий корабль смотрели сосны, качали зелеными шапками. Высокие стены фьорда полностью глушили ветер, и “Лахтак” шел без малейшей качки, словно по зеркалу за веревочку тянули. даже непривычно как-то!
- И снова корабль, и снова плывем, и снова качает волной... - нараспев проговорил Рош. Как стражник подошел, Изморозь и не заметил. Очевидно, сказался сумасшедший день, наполненный беготней, долгими разговорами и прочей ненужной суетой, которая выпивает силы будто стая упырей.
- Да ты прям менестрель! - покосился Изморозь на товарища.
- И сам не пойму, - Рош постучал себя пальцем по лбу, - иногда прям накатывает что-то этакое сказать-пропеть.
- Это все север, - многозначительно покачал головой Лукас, - это все север!
- Ага, - кивнул стражник, - тут все не как у людей! Даже галера, - он оглянулся, обвел рукой окружающую картину, - и та, северная!
- Привыкнем, - беспечно отмахнулся Лукас, поднял воротник куртки, подышал себе за пазуху, - куда нам деваться-то?
- Деваться всегда есть куда! - нравоучительно заявил Рош. - Можно в воду сигануть, можно на мачте повеситься!
- Варианты у тебя, один другого краше!
- А то! - с гордостью стукнул себя в грудь стражник. - Тем и спасаюсь. И вода холодная - замерзнуть можно, и мачта высокая, еще свалишься!
Подивившись прихотливой логике товарища по мечу, Лукас даже не нашел что сказать. Впрочем, стражнику одобрение или несогласие, похоже, и не требовались. Он снова взялся за дудочку.
Вскоре, скалистая теснина кончилась, и “Лахтак” вышел на простор. Галеру тут же закачало на волнах, а парусная команда, под рыканье старпома, кинулась по местам. Как студент понял из объяснений, на северных галерах весла используются исключительно для маневрирования в узостях и в редчайшие моменты безветрия. очень уж выматывающая работа для свободного человека! Держать же рабов в цепях и прочих колодках, значило отбирать объем и прочую грузоподъемность у действительно полезных вещей типа алкоголя, мяса и бочек с квашеной капустой.
Немного посидев, Лукас понял, что во-первых, его могут нахрен затоптать, не заметив. А во вторых, свежий воздух как-то очень уж свеж. И, наверное, лучше бы перебираться под крышу, благо, каюту, способную вместить компанию целиком, им выделили. И даже не в трюме, как на “Лосе”!
Забавное дело, кстати! Наверное, здесь традиция такая, называть корабли именами зверей. Надо будет, при случае, уточнить у знающего человека!
Но сперва - в тепло. А то пальцы на ногах как-то уже и не чувствуются...
Оставив горе-музыканта издеваться над несчастным инструментом и рисковать быть стоптанным парусной командой, Лукас двинулся корму.
Оказавшись у цели, Лукас нырнул под центральный трап, потянул на себя дверь...
- ...А он ей и говорит, вы, мол, фройляйн Фикке, дура, доска и блядь!
В каюте было тесно - в довесок к компании, там сидел еще и капитан, оставивший управление “Лахтаком” на старпома. Или просто бросивший? Морским людям виднее, что можно старшему, а чего нельзя. Именно он сейчас и рассказывал, судя по всему, свежие слухи, восставшему из насмерть пьяных Керфу, внимающему каждому слову.
- Что, вот так взял и сказал?! - поразился мечник, откинувшись и чуть не свалившись - все же, не до конца протрезвел, не до конца!
- Ну не так, конечно! - Капитан оглянулся на поток холодного воздуха, кивнул Лукасу, кивнул, проходи, мол, не выстужай нагретое дыханием и пердежом помещение. - Сиятельный рыцарь все ж таки, не нам с тобой, друг Керф, ровня! Оне даже срут куртуазно!
- Оставляя палец? - уточнил въедливый студент. - Или бабочки вылетают?

- Я, вам, мастер Лукас, разве сиятельный рыцарь, чтобы знать, как они слабятся?! - поразился моряк, зашевелил оскорбленно клочковатой темно-рыжей бородищей, - Знаю точно, что куртуазируя, а вот как именно, тут не скажу, свечку не держал! - для пущей убедительности, рыжебородый потряс в воздухе ножнами с катлассом.
- Друг Лукас, - махнул ему Керф, - не будь такой нудной плесенью, тут мастер Клафф делится секретными сведениями, а ты рылом крутишь!
- Не просто секретами, а секретами свежими! - капитан, подмигнул правым глазом - на левом виднелось бельмо, раскинул пальцы веером в обычном жесте наемников, обозначающем клятву в истинности прозвучавшего.
- Ну если секретами, еще и свежими...
- Братья! - рыкнул мечник, - наш Лукас пребывает в пошлой трезвости, оттого и тошен! Налить! Срочно налить!
В руке у студента тут же оказалась чарка, налитая до “пояска”. выше было опасно - тягучая, маслянистая жидкость чутко реагировала на качку. Лукас поспешно употребил и прислушался.
- Он ей такой, вы, мол, сударыня, столь умны, что ваших мыслей даже самый глупый золотарь не разберет! И фигура у вас шикарная - хоть граблями в постели ищи! И вы совсем не переборчивы, вот совсем! Каждому вниманье уделить готовы! Даже последнего золотаря не пропустили! И пощечину ей, трах! Все думали, что голова оторвется, и в угол залы укатится!
- Это кто так? - Лукас уточнил у Фазана шепотом - не хотелось пить снова, в желудке и так заворочался неприятный колючий ком. А то ведь от похмельного Керфа просто так не отвяжешься...
- Я и не понял, - признался Фазан, - Какой-то Ульрих, какой-то Фикке... Много слов, тарахтит, я уже запутался...
- А она встает с пола, - продолжил моряк, - за щеку отбитую держится, плачет, но ему такая: “Да ты, бля, охуел, пидор мокрожопый?! Берега, нахуй, попутал?!”
- Что, прям так?! - снова округлил глаза недоверчивый мечник.
- Не, ну там как положено у них! Вы, мол, любезный мой супруг, что-то сегодня бледноваты. Рыбный суп не удался? Ну и в том же духе, на полдня! Сами знаете, как блаародные могут языками трепать! Умаешься, пока заткнешь!
Безухий мечник переглянулся с братьями-разведчиками. Тут же, все трое гнусно заржали - вспомнили, наверное, как какому-нибудь дворянчику кляп в глотку забивали. Изморозь и сам был не без греха по этой части.
- А потом? - наклонился к рассказчику Керф.
- Суп с дерьмом! - радостно хмыкнул капитан. - Герцог постоял, послушал, да пошел куда-то ночевать. Говорят, в трех борделях подряд видели! Под утро из какой-то канавы достали, как не утонул - никто и не понял, но все радуются.
- Силен! - одобрили наемники.
- Подождите! - потряс головой Лукас. - Я чот вот ваще нихрена не понимаю! Что за Ульрих с Фикке, что за герцог, блядь?
- Самые обыкновенные, - снова подмигнул рыжебородый. - Ульрих - герцог Любеча. Фикке - его дражайшая половина. Разве не знал?
- А кто тогда Бурхард?
Капитан Клафф посмотрел на потолок, на свои руки, потом на молодого капитана наемников... Решил, похоже, что молодежь нынче пошла тупая до невозможности...
- Сиятельный рыцарь Бурхард Кристоф, это тот человек, без чьего разрешения даже чайки над Любечем не летают. И он очень недоволен произошедшим.


*****


Паруса увидели на рассвете. Тусклое северное солнце медленно и очень неохотно начало выбираться из-за горизонта. Легкий ветер разогнал остатки тумана...
- Пираты!
Крик с мачты, будто горящая головня в муравейник. Все бегут, кричат, командуют, выполняют... Впрочем, хаосом это кажется только на непривычный взгляд! Не прошло и квадранса, как экипаж и пассажиры были готовы встретить врага. И победить. Ну или сбежать, если победа обещала стать призрачной или крайне героической.
Судя по количеству мачт, победы могло не быть вообще - трое на одного. Шанс для пехотной драки, но никак не для сражения на море.
- Расходятся! - снова заорал матрос с мачты. Зря глотку рвал - и так видно, что два холька идут в стороны, чтобы отрезать “Лахтаку” возможные пути отступления.
Капитан Клафф, успевший замотать бороду в толстую неопрятную косу на три жгута, вытащил из ножен катласс, проверил ногтем заточку.
- Ну как? Сгодится головы рубить? - спросил Керф, вооружившись своим двуручным мечом.
- Если вы, мастер, дадите такую возможность! - криво улыбнулся моряк. - А вы, погляжу, и кольчугой не побрезговали?
- Был бы доспех, и его нацепил бы, - провел ладонью по броне мечник, - вода, она ведь даже на вид ледяная, не выплыть. Лишний вес помехой не станет.
- Три вдоха, а на четвертый сердце рвется, - согласился Клафф. - Потому, я обычно своим приказываю за борт в драке не падать.
- И как? - поинтересовался мечник, уточняя нюансы - он вообще всегда тянулся к новым знаниям приличного толка - по борделям пусть юный Лукас бегает, возраст такой!
- Наказывать за нарушения пока никого не пришлось - все тонули! - засмеялся моряк.
- Прекрасный метод, мастер капитан, просто чудесный!
Но драться не пришлось. Пиратский корабль, который весьма споро шел на сближение с галерой, вдруг резко остановился, словно напоровшись на подводную скалу, не отмеченную в портолане. А потом, внезапно перевернулся на бок, коснулся мачтами волн... Миг, и только обросшее ракушкой днище мелькнуло. И будто не было никого...
Два других корабля, вместо того, чтобы пойти на выручку флагману - хотя бы людей попробовать подобрать - вдруг да повезло кому уцепиться за обломок, начали разворачиваться еще быстрее, поднимая все паруса без остатка...
На “Лахтаке” такое поведение противника, разумеется, одобрили, но не выказать презрения к трусам и неумехам, не смогли. Над галерой пронесся шквал радостной ругани пополам с божбой.
Капитан, однако, радоваться не спешил. Сунув оружие в ножны, он, крикнув на шканцы, чтобы шли на место гибели врага, потрусил на нос. Керф с Изморозью последовали за ним...
Быстрая волна уже растащила обломки с места кораблекрушения, но крупные остатки еще держались вместе, этакой стайкой.
“Лахтак” прошел в полукабельтове от них.
- Смотрите, мастера! - Клафф ткнул пальцем в один из обломков.
Мечник со студентом присмотрелись. Изморозь чуть не вывернуло. На куске обшивки, впившись ногтями в доске, лежал человек. Кусок, даже не половина человека. Ног не было, а вместо таза, в воду тянулись изжеванные волокна мяса, меж который виднелись остатки одежды.
- Это, блядь, что такое?! - побледнел Керф. - Его жевали, что ли? Пока еще живой был?!
- Про это вам сиятельный рыцарь определенно не говорил, - криво усмехнулся моряк, почесал бороду. - Я вас, кстати, поздравляю с крайне сомнительным достижением!
- Это каким еще? - разогнулся Изморозь, вытирая запачканный подбородок.
- Вы видели остатки трапезы Кеглючина. Это Север, мастера наемники, это север!

Весь текст - здесь

Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments