irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Глава 4. Крыса в янтаре

Справившись с неизменной сутолокой – в тесноте трюма не развернуться – компания поспешно распотрошила свои тюки, а затем, опоясавши чресла мечами, взявши щиты, топоры, дюжину метательных копий и по два арбалета на каждого, выбралась на палубу. Готовая надавать по сусалам любому уроду, буде который вознамериться встать на их пути.
За неимением в данный момент урода, случайно стоптали двух моряков, не успевших отскочить от бронированной массы ругающихся наемников. Вроде не насмерть.
На палубе же, компанию встретил вовсе не жаркий бой, а недоуменные взгляды команды, столпившейся у левого борта.
Керф первым стащил шлем, повесил на пояс. Вслед за ним начали разоблачаться и прочие. Один только Рош не спешил – так и стоял, изображая околючуженную статую с треугольным мечом – этакий герой прошлого!
- Никто не хочет мне ничего объяснить? – некормленным медведем взрычал Керф. – Что за вопли такие? Что за паника?
- Мы, это, - глухо, из-под шлема, поддержал мечника Рош, - думали, вас тут резать уже начали… А вы тут…
- А мы, господа наемники, - с кормовой площадки, по лесенке, спустился к компании капитан «Лося», достопочтенный Асада – уроженец Островов, лет сорока от роду, с роскошнейшими бакенбардами и катлассом на поясе, - а мы тут проходим…
- Я ж тебе говорил – «проходим!», а не «проплываем», - ткнул Рыжего локтем в бок Флер. Арбалетчик молча наступил мастеру гиен на ногу, придавив ступню в мягком сапожке своим тяжелым ботинком со стальной подковкой.
- … А мы проходим мимо Мюр-Лардона, - продолжил Асада, прочистив ухо после взвизга Флера, - сущего гнезда разврата и порока…
- Неужели, мимо родины Бьярна идем? – изумился Рош. И, наконец-то, стащил шлем. Отросшие волосы, сползшие на лоб, отбросило ветром, обнажая плохо заживший шрам.
- Бьярн вроде не отсюда… - старательно попытался вспомнить Керф, и тут же отмахнулся от бесплодной затеи. Старый рыцарь был отовсюду и ниоткуда – и вряд ли существовало в мире место, искренне готовое признать белобрысого своим уроженцем. – Пираты?
- Они самые, - кивнул капитан.
- Что-то такое я слышал, ага… - протянул Лукас. Студент вытащил стрелу из арбалета и прикидывал, как бы его разрядить, не рискуя обрывом тетивы.
- Не дрочи судьбу, - спас его Рыжий, - это ж не лук!
Арбалет щелкнул вхолостую. Асада продолжил:
- Две дюжины островов, набитых отборными ублюдками. И у них всего четыре желания! Пить, трахаться, резать друг друга и грабить всех, до кого дотянутся!
- Первые два - понимаю, - одобрил Керф, - можно сказать, даже разделяю. Самые, что ни на есть, человеческие желания. С последними двумя несколько сложнее, но в целом, тоже не так плохо…
- Когда грабят не тебя, то да, - пожал плечами капитан, - в общем, даже как-то пофигу. Когда же сам жертва…
- То это куда неприятнее!
- Во-во! – закивал Асада. – Поэтому, когда идем мимо Мюр-Лордорна, лучше быть начеку! Тут до него рукой подать! Всего-то пара лиг с мелочью!
Лукас почесал заросший подбородок – с горячей водой на борту дела обстояли паршиво, не греть же на крохотульке-светильничке – утрахаешься, лучше небритым ходить, - при таком риске и идти, можно сказать, царапая борта об архипелаг? В чем смысл?
Вместо ответа, Асада подвел студента к правому борту, ткнул пальцем.
- Видишь?
Лукас старательно потаращился. Волны как волны. Чайки летают, дерутся из-за добычи…
- Вода другого цвета.
- Течение… - начало доходить до студента. – То самое, из-за которого Грумант не замерзает.
- Оно самое. Если мы пойдем дальше от Мюр-Лордорна… Видел, как в смоле застревает крыса? И ползет, еле передвигая лапы? Здесь будет тоже самое. Только смола становится янтарем, а вода так и останется водой.
- И насколько?
- Под всеми парусами будем идти раза в три медленнее, чем сейчас. Лордорнцы выйдут навстречу, и все.
- Сливайте воду, чертовы монахи, иль как вас там! – прогнусавил Рыжий.
- Как-то так! – одобрил Асада.
- Сложно у вас тут все…
- А ты как думал, рыцарь Керф?
Керф хотел было заявить, что он не рыцарь, а просто мечник, волею судеб ставший «почти что капитаном», но решил, что Асаде виднее.
- Я всю жизнь думал, что жизнь – сложная. Но оказывается, что она еще сложнее.
- Ничего сложного, на самом деле. Главное, не стать крысой в янтаре. И помнить, что Мюр-Лордон не дремлет!
Капитаны разошлись. Асада вернулся на корму. Керф, послонявшись, спустился к остальным. На палубе дышалось легче, чем в трюме, но лишняя свежесть, особенно к вечеру… Лучше уж в тепле!


*****

Мюр-Лордон остался далеко за кормой, лигах в полуста, а то и больше – Асада, выбрав момент, когда солнце вылезло в зенит, что-то высчитывал с лагом, смотрел в небо, смешно шевелил ушами – от напряженных раздумий, кончики ушей покраснели. Но это было давно, и сколько за это время успел проплыть или пройти «Серебряный Лось» - одним дельфинам известно! Да прочей ракушке, обсидевшей дно и борта ниже ватерлинии!
Здесь можно было не бояться нападения – так далеко пираты с злодейского архипелага не заходили. По крайней мере, без наводки на жирного бобра – а уж «Лось» - то, в сей разряд никак не входил, при всем уважении к бравому капитану и команде…
А потом ветер ушел.
Пройдя с четверть лиги, растрачивая на каждом ярде скорость, корабль остановился. Немного еще пораскачивался, словно внезапно стреноженный конь. А после и замер, застыв посреди зеркальной глади воды. Не в янтаре, а на нем – одно время, в Сивере продавались такие вот, украшения каминов в дорогих домах. Разумеется, не в полный размер – где такой камин найдешь?! – уменьшенный раз в двадцать - и чтобы малейшие веревочки соответствовали!
К ночи пришел туман. Опустился, сперва прозрачной дымкой. После же, заматерел, набрал силу…
Лукас, выбравшись на палубу, изумился. Ничего не видно кругом. Угадывается только ближайшая мачта. Остальное же теряется в густом молоке.
- Чудны дела твои… - пробормотал студент, покачал головой. Нет, туманы для него чем-то необычным не были. Но такой, да посреди моря, когда до ближайшей земли плыть и плыть?.. Как-то не по себе!
Зябко передернув плечами, Лукас двинулся на нос, к жердочкам.
Стояла полнейшая тишина. Звуки пассажиров и прочего живого груза, надежно глушились толстой палубой. Команда тоже дрыхла чуть ли не полным составом – по крайней мере, он никого не встретил, пока шел по кораблю. В своем загончике сладко посапывали свинтусы, сбившись для тепла в кучу. Подергивали во сне копытцами – снились, наверное, дубы с желудями…
Мерные хлопки. Даже не хлопки, а будто кто-то умывается тихонько, осторожно набирая воду в ладони, и так же осторожно позволяет ей стечь обратно.
Кит, что ли, плывет? Загребая могучими плавниками?
Забыв о неотложных потребностях организма, Лукас пробрался к борту, оставив загон за спиной. Облокотился животом о планширь, когда-то резкоугольный, ныне же, заглаженный многими тысячами прикосновений.
Хлопки становились все ближе. И их становилось больше? Или просто эхо отражалось от борта и множилось, дробясь на десятки «источников»?
Кто-то выбрался из недр корабля наружу, зафыркал.
- Эй! – тихо позвал Лукас.
Оказалось, что нужда позвала Рыжего.
Зевая, арбалетчик подошел поближе к Лукасу, вглядывающемуся в непролазную белизну у борта – даже воды не видать! Только слышно как толкается в доски. И вроде чаще стали приходить мелкие волночки? Или кажется?
- Русалок высматриваешь? – поинтересовался арбалетчик. Зевнул, почесав пузо сквозь очередную прореху в кольчуге. И зачем таскает, не снимая? Или через голову не пройдет, застрянет на подбородках?
- Скорее, дельфинов каких-нибудь, или тюленей. Будто ластами хлопают.
Рыжий прислушался, оттопырив конопатое ухо:
- Точно, ласты. Слушай, а может, это каланы за крабами плывут?
- Каланы?
- Ну да
- А это кто такие?
- Что, не все в книжках есть? – самодовольно ухмыльнулся Рыжий. – Это морская бобра. Ну или океанский выдр. Пушистый и красивый. Ну прям как я.
- Ты у нас, скорее, морской слон, - смерил взглядом его тушу Лукас. – Слушай, может, у местных спросим? Вдруг это те «ландроны» на галере?
- На хуелере, - гыгыкнув, ответил арбалетчик, – какие галеры в открытом море? Тут до ближайших островов проще десять раз утонуть, чем раз дойти.
- Мало ли…
- Местные дрыхнут. Ну кроме того, кого Братья разули и раздели. Он у камбуза страдает…
- Сам дурак, - кивнул Лукас, - кто ж с близнецами в карты играет?
- О том и говорю... Знаешь, а нихрена ведь это не ласты! – задумчиво протянул Рыжий. – Ни один дельфин такими стадами не ходит!
- Если я тебе в рифму про ласты отвечу, - задумчиво протянул Лукас, весь превратившись в слух, и пытаясь взором, будто копьем, пробить непроницаемую завесу, - ты обидешься?
Арбалетчик начал было качать головой, мол, какие обиды меж боевых товарищей, но вдруг рухнул на палубу, сдернув за собою студента.
И тут же, по дереву простучало стаей безумных дятлов.
В палубу вонзилось несколько странных копий, с длинными зазубренными наконечниками из чего-то белого. Кость? Рог? От древок этих копий тянулись за борт веревки. Тоже странные, непривычные...
Студент оглянулся. Рыжий медленно вставал, вытирая рассеченный лоб. Кровь заливала старую матерную татуировку
- Ты гляди, а ведь попали... - удивленно произнес арбалетчик.
Снова засвистело - и как первый раз умудрился не услышать?.. В палубу воткнулось еще несколько копий и множество стрел. Одна воткнулась точно перед глазами Лукаса, закачалась. колышась оперением. Судя по цвету, воронье в дело пошло... И наконечник из камня. Серого, точно небо над Грумантом...
- Бля! - взревел Рыжий, получив стрелу в свое необъятное пузо. Тут же выдернул, отшвырнул в сторону. Хлопнул себя по поясу ладонью. Снова взревел, на этот раз, от разочарования - корд остался где-то в трюме, среди прочего барахла.
В борт ощутимо застукало, помалу раскачивая корабль.
Лукас подскочил, всей кожей ощущая, что находится под прицелом пары сотен лучников, так и готовых выцелить именно его, и только его!
Веревки, идущие от копий натянулись. По борту зашуршало - словно гигантские крысы полезли, цепко перебирая огромными лапами с мощными когтями. Одно из копий сломалось - конец улетел в туман, звонко щелкнув в воздухе веревкой с щепастым обломком. Глухо булькнуло...
- Врагииии! - орал Рыжий так, что ноги сами подгибались. - Врагиииии!
Лукас, в свою очередь, схватился за пустой пояс - его корд тоже остался внизу, у лежбища мяура. Студент взялся за деревянный молоток, лежащий у борта.
Вовремя!
Через фальшборт полезли первые враги.
И от их вида Лукасу отчаянно захотелось на стены монастыря Святой Пайперии. Рыцари-разбойники хотя бы были понятны и привычны!
Визжа от ужаса, студент подпрыгнул, и с размаху обрушил молоток на деревянный шлем, украшенный сверху какой-то фигуркой. Попал по длинному козырьку. Шлем отлетел в сторону. Под ним оказалась маска - узкие глаза-щелочки, синие или черные - не разобрать! - выпуклые линии, оскаленная пасть чуть ли не до ушей.
Следующий удар киянки впечатался прямо в маску. С хрустом и брызгами. Врага опрокинуло на спину. Взлетели и упали ноги в какой-то бесформенной обувке...
Лукас понял, что это была совсем не маска! Но раздумывать было некогда! Через планширь переваливался очередной враг, на носу отчаянно вопили перепуганные свиньи, а со стороны кормы несся боевой клич Керфа:
“Убью, нахуй, всех!”

Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments