irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Высокие устремления, Глава 2. Торговец красным деревом

- И вовсе зря ссыте! – заухмылялся каторжник, вытерся грязным мокрым рукавом, снова шмыгнул носом… - «Селедка» - шикарнейшее место! Девки – блеск! Везде бритые и не чешутся! И для путешественника интересно будет, зуб даю!
Инкунабула, по коей студент учил географию, была столь толста, что за нею можно было укрыть пару кувшинов пива, но бордели среди достопримечательностей там записаны не были. Наверное, и хорошо, что так…Смерив внимательным взглядом пасть аборигена, в которой отсутствовала примерно половина зубов, Лукас прищурился:
- И чем же таким может быть интересен блядюжник среди этой грязи?
- Изобретательством и прогрессом!
- Чо? – не расслышавший последнее слово Керф, схватился за кинжал.
- В «Беззубке» выдумали, как можно в бабу хер пихать, чтобы детей потом не было! – радостно доложил бродяга, на всякий случай, отскочив от мечника подальше.
Компания переглянулась. Что ж тут тайного-то? Вовремя вынимай, или пихай не туда? Этому знанию – тыща лет в нынешний обед! А то и старше!
- Да не, не! – верно истолковав напряженное молчание, пояснил грязнуля. – Задумка хитрее! Берешь хрен и надеваешь на него этакую тоненькую, но прочненькую кисейку…
- Из чего же эта, прошу прощения, херомантия?
- Из плавательного пузыря же! – торжественно заявил бродяга. – Думаешь, зря бордель так назвали?! Знаменитейшее место! Все, кто в Груманте впервые, заходят! Всякие необразованные дикари опаливают пузырь на лучинке и жуют под пиво! А в Груманте же, столице образованности и…
- Хуйня, - отрезал Рош. – Горцы такое давным-давно выдумали. Правда, из бараньей кишки.
- Они ее даже иногда и не достают из того барана!
- Горцы, на то и горцы, чтобы все делать через кишку. А тут – грязный палец уперся в небо, - наука, а не хуйня из-под коня, то есть, барана!
- Все равно, я бы тебе рожу разбил! – заявил вдруг бывший охранник, не делая, впрочем, попыток спешиться. Бродяга на всякий случай отскочил.
- А ведь любопытно, - протянул Лукас. – И не рвется?
- Не рвется! – закивал абориген так яростно, что еще немного, и голова оторвется. – Проверено сотнями моряков великого Груманта!
- Хочешь попробовать? – обернулся Керф. – Запомни место, да вернешься.
- С одной стороны, весьма любопытно, - повторил Лукас, - ведь никакой опыт не бывает зря… С другой же… Пузырь-то из селедки соленой достают или копченой…
- Во-во! Нахер такое счастье! – оборвал размышления старый наемник. – В таких делах если есть сомнения или покраснения, лучше не лезть. Опять же, просолишь хер, бабы любить не будут! Вот же придурковатое место! Выдумали, понимаешь, селедку натягивать…
- Писька, она ведь и так соленая! – придурковато заржал каторжник. – Разве не знаете?!
Компания уставилась на бродягу с нехорошим интересом во взглядах. Сообразив, что только что он подписал себе, если не смертный приговор, то хорошее избиение, грязнуля помойной крысой шмыгнул в узкую щель в заборе и был таков. Даже пятки не сверкнули.
- Ну и город, - сплюнул Рыжий.
- Город – страшная сила! – философски протянул Лукас.
- Сила – в рыбе! – сделал неожиданный вывод Керф.
Компания тронулась в путь, оставив вывеску с радостным молодцом – извращенцем за спиною.
К живому затейнику с такими неожиданными склонностями, поворачиваться никто бы не рискнул, а к нарисованному – запросто! Ходят, конечно, легенды, о призраках, сходящих с картин… Но про вывеску никто и никогда такого не слышал! Да и сойди он – шлепнется в грязь и утонет. Если не разобьется. Рассыплется на мириады чешуек краски и прилипшего дерева…

*****

Грумант напоминал Керфу муравейник, облитый пивом или медом. Вроде все бегают, суетятся, возятся… Но все происходит как-то замедленно, неспешно – будто все силы уходят, чтобы проломиться сквозь невесомую завесу постоянно серого тумана. Не сказать, что это его раздражало – в каждом месте живут по-своему, чего людей винить в следовании привычкам – но удивляло безмерно. В общем, селиться здесь, мечник бы не рискнул. Разве что за хорошую доплату… Но кто ж ее даст?!
- Со всей округи сюда народ стекается, - успевая вертеть головой во все стороны, чтобы не упустить ни одной достопримечательности, Лукас, тем не менее, успевал делился с компанией знаниями. – Тут и плата работняя больше, и развлечения всякие. Театры там, бордели, бойцовская площадка есть…
- То-то, округа пустоватая, все хутора на семью, не больше…
- На лето работников нанимают, а чуть урожай собрали – вон дверь, вон на хер! Они обратно в Грумант. Тут же всегда работа есть. Рыба, такая торговля, корабли..
- Суета! – рыкнул Керф.
- В суете потеряться легче, - подмигнул Рыжий. – Ходишь такой по рынку местному, ходишь… Ца-ца, и в карман! Хрен кто увидит и поймает!
- Особенно тебя! – заржали братья, слаженно ткнув в арбалетчика пальцами. Тот невозмутимо почесал огромное брюхо сквозь прорехи в кольчуги…
- Хорошего человека должно быть много, господа разведчики, вам, худосочным тростникам не понять!
- Рыжий нарочно так отожрался, - свистящим шепотом, слышным на квартал, разъяснил Пух Рошу диспозицию, склонившись из седла к уху стражника, - его ни одна ветка не выдержит, если повесить решат! Треснет с грохотом! А Рыжий тут же сбежит подальше! Аж до ближайшей харчевни!
- Не сдавай моих тайн, негодник! – заржал Рыжий, потрясая кулачищами в притворном гневе.
- А то поймают и повесят на арке ворот? – заржал бывший стражник. – С тебя пиво, при случае, друг Рыжий, иначе всем растреплю!
- Кстати, о пиве… - арбалетчик снова почесал пузо, плотоядно оглядываясь в поисках, чего бы сожрать. Оказавшиеся в поле зрения местные, почему-то ринулись бежать… Один не устоял на ногах, упал, проскользил по грязи, и с нехорошим хрустом врезался головой в гранитную плиту, отделяющую проезжую часть от пешеходных отмосток. Потекла кровь, мешаясь с дождевой водой.
- Похоже, друг Рыжий, ты остался без пива! – хихикнул Рош, - единственный доброхот и тот убился!
- Грустить не буду, зуб даю. Но вот пивка я бы, все равно испил…
Желание арбалетчика, разделяемое и прочими наемниками, исполнилось буквально за углом. Свернув за очередной скособоченный домик, который выглядел так, будто уже прицелился рухнуть, но из-за неохоты расстраивать старую маму, все никак не мог решиться, компания оказалась на небольшой площади.
туда сходилось сразу пять узких улочек, сходящихся в одну, но широкую.
- Площадь Мертвой Руки, - тут же подсказал Лукас.
- Тут кому-то руку отрубили, что ли?
- Не, не отрубили. Вернее, рубили и много, но тут смешнее!
- Жги, студент! – подбодрил Керф.
- Лет сто – сто пятьдесят назад казнили тут убийцу какого-то. Как голову отрубили, местные кинулись резать ему кисти. На удачу в картах, легкое похмелье и прочее колдовство
- Ага, знаю такое, - кивнул Флер, ради интересного рассказа, подъехавший поближе, чуть ли не вплотную, - там еще свечку надо хитрую, из человечьего жира! И сажу из волос туда вмешивать…
Студент хмыкнул, запоминая слова мастера гиен, и делая пометку в памяти, что было бы неплохо распросить Флера подробнее. Ни про какую сажу слышать ему не доводилось…
- В итоге, пока дрались, пару человек затоптали насмерть. Ну и еще двоих-троих зарезали. А потом стража еще полдюжины повесила, за нарушение общественного порядка и убийства.
- Рук на всех хватило, - подытожил Керф.
- Даже с избытком! Мы делили мертвеца - много наших полегло, - на мотив детской песенки прогнусавил Рош.
Преодолев площадь, ставшую роковой для столь многих достойных мужей, компания оказалась у кабака, что стоял меж двух улиц. Неведомый архитектор воспользовался каждым дюймом свободной земли, и соорудил этакую гробину, торчащую острым углом. Его, словно утес, обтекали человеческие волны. И, словно пену с гребней, кое-то кого закидывало и внутрь.
Тут же, у левого бока «утеса» располагалась обширная коновязь под мощным навесом, что мог удержать не только дождь, но и падение какого-нибудь Рыжего с крыши. Ну или залп из камнемета-катапульты.
- Внутрь? – махнул Лукас в сторону вывески. На это раз обошлись без рыб и прочего непотребства – два кувшина пива, да мощная кружка.
- Нет! Будет тут стоять и ждать, пока поднесут! – заржал Керф. – Рыжий, ты только не пугай никого!
- На приступ, господа компанейцы! – неожиданно громко скомандовал Лукас, махнув в сторону кабака.
Не слышанное ранее обращение, на миг погрузило компанию в тугую задумчивость. Но, не найдя ни капли оскорбления, наемники заулыбались, и полезли из седел.
- Мы тут, мы тут! На охране! – тут же заявил Флер. К нелюбви мастера гиен шляться по злачным местам компания привыкла давно, и вопросов не задавала. Ну не любит человек находиться среди стен, и ладно. Лошади с поклажей, опять таки, всегда под присмотром.
Судьба негодующе взвыла – гиене хотелось под крышу, в тепло. А не мокнуть на грязной площади под дождем – пусть мелким, но все равно - мерзким и холодным.
- Не думаю, что в кабаке будут ей рады, - протянул Лукас, погладив зверюгу по затылку. Мяур отвернулся, сделав вид, что не заметил столь явного предательства.
- А не похеру ли? - удивился Керф. – Главное, чтобы пиво приносили, а с какими рожами – это плевать!
- Так в пиво же и наплюют! – резонно возразил студент. – Пока нести будут, самое время харкануть!
- Чего не видел, того не было! – отрезал мечник. – Лишь бы не ссали!
- Значит, можно тебе подзатыльники отпускать? – потер руки Рыжий. - Раз на затылке у тебя глаз нету?
- Риск - дело благородное, - намекнул Керф.
- Не, с тобой скучно рисковать – ты пинаешься, как дюжина ослов!
- А ты не подкрадывайся!
Двери распахивались неохотно… А потом, подхваченные сквозняком, распахнулись, чудом не пришибив Пуха. Разведчик еле отскочил, яростно сквернословя. Быть убитым дверью… Как-то позорно для настоящего наемника!
В кабаке появление компании встретили молчанием. Оно продлилось ровно миг – и посетители вернулись к прежним занятием – выпиванию и закусыванию. Разве что кто-то обругал всяких ходунцов, напускающих холодрыги. Но ругали тихонько и неразборчиво, опустив морду к столу, поэтому, кому ее бить было совершенно не понятно. Влезать же в драку со всем кабаком… Ну нет, такие перспективы выглядели слишком неприглядно для реализации!
Пройдя по широкому коридору меж полупустых столов, компания подошла к стойке. Из-за нее тут же вынырнуло два трактирщика, крупных парня с бледными от затворнического существования, рожами.
- Пива, уважаемые, - для ускорения Керф высыпал несколько медных монеток. Среди полустертых кругляшей, на которых лишь опытный ростовщик мог разглядеть гербы, оказалась одна, на вид, будто с год назад из-под станка вышедшая. Но со светлым ликом помершего лет сто назад императора… Мечник с грустью вспомнил сержанта Стьюи, ставшего настоятелем Келпи. И ведь честно заплатил, хороняка! Выдал до последней медяшки, еще и частично новой монетой, не прошедшей сквозь тысячи рук…
На блестящую денежку трактирщики метнулись, будто коршуны, столкнулись плечами, чуть не передрались…
- Какого пива? – уточнил запыхавшийся победитель, отпихивая ногой унылого проигравшего.
- Хорошего, - добродушно оскалился мечник. Его улыбка вкупе со зрелищем обрубков ушей – войдя внутрь, он стянул повязку, сунув ее в карман куртки – очевидно натолкнули кабатчика на определенные ассоциации. Он молча кивнул, и нырнул в приоткрытую дверь в подсобку. Чтобы тут же вернуться с ящиком пива, которое взгромоздил на стойку.
Керф благосклонно кивнул, прижал к себе хлипкое сооружение из четырех дощечек, парусины и веревочек и, позвякивая на ходу, прошествовал к одному из свободных столов. Второй ящик сноровисто ухватил Рыжий, поставив его на пузо.
Составили вместе два стола, проскрипев по доскам. Распустили завязки, расхватали кувшины…
- Ничего не показывает нутряную сущность города лучше, чем пиво, которое в нем варят! – глубокомысленно заявил Керф, отставляя кувшин, опустошенный тремя глотками. Мечник тут же икнул.
- Что, надумал тут оседать? – спросил Лукас, оглядываясь по сторонам.
- Разве что найдется бесхозная пивоварня! – захохотал Керф и вытащил из распавшегося ящика следующую емкость. Неловко содранная крышка улетела к соседям, шлепнула по плечу здоровенного – как два Рыжих, а то и больше! – светловолосого бородача, сидящего за спиной Керфа и пьющего в компании из полудюжины бородачей поменьше.
Здоровенный с недоумением посмотрел на неожиданное «подношение». Начал неспешно вставать…
Керф, увидев, как округлились глаза Лукаса, так же неспешно потащил меч из ножен…
Перестук сердца, и обе компании приготовились к бою.
Разведчики повскакивали, схватившись за ножи. Мелкие бородачи ощетинились мечами и совней на окованном древке.
Студент обреченно вытащил корд, мысленно поминая нехорошими словами вспыльчивость и прочую людскую глупость.
Казалось, еще миг, и вспыхнет очередная короткая, но кровавая схватка!
Рыжий оглушительно и весьма мелодично перданул. Звук пронесся по всему кабаку, отразившись от стен и потолка.
- Ну ты и срешь, - заткнул нос Керф. – сущий медведяра!
- Это не от испуга, а от лютой ненависти, - пояснил арбалетчик, – ну и чтобы, как в последний раз! А то помру, не пропердевшись, как жить дальше?!
«Обпробоченный» бородач вдруг заулыбался, вбросил короткий, но широкий меч в ножны:
- Всегда уважал людей, любящих добрую шутку и хорошую драку! Мир?
Мечник бросил короткий взгляд на свою компанию, на мечи будущих поединщиков, на пиво, кивнул:
- Мир, хрен с тобой!
- Всегда со мной!- заржал бородач, - не отстегивается!
- Мало как у вас тут заведено, в городе у моря!
- Не, не настолько мы от сухопутных-то отличаемся!
Бородач подшагнул к Керфу, протянул руку:
- Зови меня Хельги Пащен, торговец красным деревом! И у меня, парни, есть к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться!

Страница книги на АТ - https://author.today/work/81491

Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments