irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Высокие устремления. Глава 1. Бордель "Беззубая селедка"

- На Север? - На Север! - Что мы там делать будем? - А здесь мы что делали?..

Пролог

На Севере, где Солнце умирает в черных волнах, обитает множество чудовищ.
В воде страшнее всех Кеглючин, морж с тремя бивнями, чья пища мясо, людское и звериное. Тот, чью шкуру не пробить ни луком, ни гарпуном. Кеглючин приплывет после восхода, пропорет байдару клыками, ударит хвостом. Исколет бивнями тело, утащит за собой, во тьму, поглотит, разорвав на крохотные кусочки. Останется лишь кровавая взвесь да обломки костей
На суше властвует Иркуйем, гигантский медведь, отец всех медведей. Зверь, чьи зубы - кинжалы, зверь, чья поступь бесшумна. Зверь, чей взгляд приносит беду на три поколения вперед, а дыхание — смерть. Иркуйем придет на закате, придавит лапой, сломает спину. Дохнет зловонным дыханьем, соскоблит кожу с головы, выдавит глаза. Съест живым, заставляя душу мучиться вечно, столь велик и страшен сей ужас земли.
В небе властвует орел. Могуч размах его крыльев, остры его когти, страшен его взгляд. Орел прилетит в полдень, вцепится в хребет, поднимет выше самых высоких сосен, уронит вниз. Изорвет клювом, иссечет твердыми, как железо, крыльями, вырвет стальными когтями душу.
Но страшнее всех - человек. Человек приходит, когда захочет, не чтит ни закат, ни восход, ни полдень. Он убивает подобно любому из чудовищ, и тысячью иных способов. И страшен человек весь, ибо несет за собой смерть.


Глава 1. Бордель “Беззубая селедка”

Долгая дорога, начавшаяся у стен полуразрушенного монастыря, привела компанию к Груманту.
Города у моря одинаковы.
Лукас таких городов видел десятки! И все они – как горшки, вышедшие из рук опытного гончара. Даже Малэрсид. Разве что, побогаче.
Бухта – порой не одна. Корабли, суда, лодки. Многочисленные склады и амбары, то с замками, то с бдительной стражей. Грязные портовые кварталы, где каждый второй дом – бордель для уставшего морехода, а каждый первый – кабак. И небо. Серое, накопившее дождь или снег.
А в небе – вороны и чайки с бакланами. Где-то поровну, где-то белокрылых побольше.
Увидел один, считай, побывал во всех. Различия, конечно, есть – как же без них? Но отличий тех, если разобраться – сущая горсточка.
Где-то раскинулись приземистые акации, ощетинившиеся длинными шипами – ими, говорят, на Юге, дерутся насмерть. Где-то, тянутся к солнцу кряжистые дубы, растерявшие листву от зимних холодов. Где-то – стройные ели простирают колючие лапы…
Еще одно отличие – у въезда в город, где казнят злодеев. С двоякой целью – убедить гостей, что тут бдят за порядком, и намекнуть, что лучше не нарушать.
Тут уж разнообразия побольше. Вешают, садят в клетку, на поживу все тем же чайкам и воронам, четвертуют… В общем, стараются, чтобы наказание выглядело убедительнее. Не помогает, конечно, ибо уроженцам таких мест честная жизнь претит!
Наказаниями в Груманте заведовал человек с изрядной фантазией – ну или с познаниями в истории.
Все три злодея встречали чуть ли не за пол лиги до города. И не банально качались по ветру на пеньковой веревке, а гордо восседали на кольях, касаясь перекладин лишь кончиками окровавленных пальцев ног. Опять же, на всех троих не драные тряпки неопределенного цвета, а щегольские поддевки в черно-белую полоску. Богатый город Грумант – будущих покойников не раздевают перед смертью!
И дорога тут хорошая. Старая, еще имперская. Поднята на пару локтей, чищенная… Тянется меж засыпанных сажей сугробов, усеянных желтыми пятнами, изъевшими рыхлый, тяжелый снег – не желали путники терпеть!
Интересно, если ли закономерность между количеством злодеев и сохранностью дорог?..
Подтаявший снег – еще одна примета, выделяющая Грумант в ряду прочих, редким ожерельем рассыпанных по западному побережью.
До весны далеко – зима, еще и половины запасенного, не вытряхнула из дырявого подола. Дело в ином!
Лукас мог ошибаться - не знал ведь, что география может стать полезной настолько, учил кое-как, на бегу! Но где-то тут проходило теплое течение, делая петлю и подходя почти вплотную.
Море у Груманта никогда не замерзало. Даже в самые лютые морозы! И со всего побережья, в его бухту сползались суда и моряки, не успевшие уйти в теплые воды.
Не сказать, что зимовки проходили спокойно. Из природных бед грозили внезапные шквалы, после которых любая поверхность покрывалась толстой коркою льда – не успел сколоть – есть вероятность, что судно перевернется, обнажив заросшее ракушкой брюхо. А то и вовсе потонет на ровном киле от перегруза. Иногда в гавань вползали ледяные глыбищи, выше самых высоких мачт… И горе тому кораблю, что оказывался на пути!
Но шквалы были редки, а «ледяная стража» бдительна! Прочие же опасности были исключительно людской природы, а от того, не так страшны – ибо предсказуемы. Не ходи темными переулками, не спи со шлюхами, которые чешутся, не садись пить с ворами, а если сел – береги кошелек!
Дорога спускалась к морю, и город напоминал гигантский муравейник. Но не высокий, а почти равномерно раскатанный в корявый блин по всей широкой долине. Грумант окружали стены. Состоянием своим напомнившие о монастыре святой Пайперии – столь же невысоки и побиты временем и нерадивостью хозяев.
- Тут и хромая лошадь перепрыгнет! – кивнул Керф, поймав оценивающий взгляд Лукаса.
- Радует, что никаких сиятельных рыцарей у ворот нету.
- Тут вообще с рыцарями хреново! Рыцарь при такой погоде ржавеет и скрипит!
Компания громко заржала, перепугав стайку воробьев, деловито снующих по дороге, в поисках горячего питания, парящего на холоде.
С рыцарями на въезде в Грумант дела обстояли совершенно паршиво – ни одного не виднелось. Впрочем, никто не пожалился на суровую судьбу. Чем меньше рыцарей, тем спокойнее!
Воротная стража на свежеприбивших не обратила ни малейшего занятия. Все стражники были очень заняты. Их били какие-то ухари, разодетые точь-в-точь, как оставшиеся за спиною покойники – в черно-белые поддевки с длинными, сейчас закатанными рукавами.
Мелькали кастеты и колья, свистели в воздухе кистени и незамысловатые обрезки цепей, опасно блестели в скудном северном солнце блики на длинных клинках с обломанными кончиками – насколько Лукас знал, ножи ломали специально, по морским законам. Чтобы не колоть насмерть в драке, а лишь кровить шкуру, полосуя, пусть даже и до мяса.
Несколько человек катались по вытоптанному снегу, пятная его свежей кровью. Двое стражников отмахивались короткими алебардами от наседающих черно-белых. Те азартно наскакивали, но, на рожон лезть не спешили – удачный удар мог снести голову или развалить тело до груди.
Компания проехала мимо, не торопясь кидаться с головой в водоворот местной жизни. Сперва лучше осмотреться. Вдруг, да стражников за дело бьют?..
В воротах валялся «полосатый», с перехваченным горлом и топором в руках. Конь Керфа наступил мертвецу на ладонь, всхрапнул, замотал головой.
- Тихо, тихо, малыш! – похлопал мечник по шелковистому теплому боку. – Дядю уже убили, он не кусается.
- Красивая жизнь, она другая, - невпопад произнес Рош и заулыбался.
Судьба поддержала отставного стражника коротким взвизгом. Тут же замолчала под укоризненным взглядом мяура, который ехал на седле Лукаса.
Остальная компания промолчала – да и что тут скажешь-то?
У ворот, там, где продолжалась увлекательная резня, кто-то отчаянно заверещал. Крик резко оборвался.
- Режутся, будто братья на меже, - скривился Рыжий.
- Может, и вправду, братья, - произнес Флер. Мастер гиен подъехал поближе к телеге, успокаивающе погладил волнующуюся от запаха крови Судьбу, и продолжил философствовать: - один реши пойти на сторону света, а второму тьма была милее, вот в стражники и подался. Оттого и режутся, что не быть воде и маслу смешанными…
- Ну ты и загнул! – поковырялся в ухе арбалетчик. – Слышь, студент, а ты здесь был разве?
- Неа, - мотнул головой Лукас. – Только по карте.
- И что карта говорила?
- Что надо сваливать отсюда, пока подкрепленье не явилось. А то и нас привлекут к процессу, - не стал корчить из себя знатока Лукас, проявивший истинную разумность не просто ученого человека, но мудреца
- Действительно, господа, - оглянулся Керф, - там еще одного насмерть пырнули, а мы тут как в театре. Поехали-ка, да поскорее.
- А куда? – деловито уточнил Лукас.
Мечник почесал могучий затылок. - Сам как думаешь?
- Думаю, в порт. Там и дешевле, и стражи меньше. И по нашему вопросу, думаю, решить проще.
- Там никто не даст хорошую цену, - засомневался Керф.
- Но могут подсказать, где дадут.
- И то верно.
Один из братьев - Лукас различал их с трудом, прислушался к шуму драки у ворот.
- Тут странный город. Похоже, лучше, когда рядом стражи больше.
- Может и так, не спорю. Но раз в порт, значит, в порт?
- Веди нас, студент, веди нас, герой! - ухмыльнулся Керф и почесал отворотом перчатки шерстяную повязку на остатках ушей.


*****

Дорогу к порту студент у местных не спрашивал. Точно хищная рыба-барракуда, поймав кровавый след, пер без остановки, ухитряясь почти не блуждать кривыми улочками, утопающими в грязи. Карта, похоже, подробно путь разъяснила.
Ну или действительно, вел компанию по запаху. Сам-то, Керф, мог похвастаться не только отсутствием ушей, но и плохим нюхом - не стоит получать по носу столько раз. Пока в говно мордой не сунуть - вонь не почувствует! Иногда полезное умение, но чаще – не особо.
Но скоро даже его ломанный-переломанный нос уловил будоражащий запах моря: соленой воды, гнилых водорослей, дохлой рыбы, смолы...
- Обожаю этот запах. Это - запах свободы! - неожиданно произнес Фазан, вылезший из-под полотнища, укрывающего телегу с компанейским складом. И громогласно икнул.
- Эк тебя...
- А что не так? - возчик растер заспанную рожу кулаками, заозирался. - Это мы в этом, Грудьманте, да? Приехали?
- Можно и так сказать, - подтвердил Рош, - в Грязьбунте.
- Хороший город, сразу видно! - Фазан зевнул, и тут же спрятался снова под полотнище. Через мгновение раздался оглушительный храп. Судьба, которая сидела на телеге – лапы-то не казенные, по снегу чвакать! - отвернулась, всем видом показывая, что с этим вот, ничего общего не имеет.
- Я ему иногда завидую. Непринужденности, - Керф повернулся к сосредоточенному Лукасу. Студент, похоже, не мог сообразить, куда свернуть - дорога вывела к чудовищному пересечению из пяти направлений.
- Словно у бабочки, ага… - протянул задумавшийся проводник.
- Из самого левого сильнее рыбой несет, - подсказал Рыжий, шумно вздохнув.
- Ну тогда, давай, туда! Где несет! - решительно махнул рукой Лукас. - Прямо, а там разберемся!
Компания потянулась за ним.
Керф придержал коня, пропуская всадников и телегу. С ухмылкой посмотрел на студента.
После гибели Мартина компания осталась без командира. Пока жили в монастыре, обходились. Но сейчас, когда снова вышли в свет... Кто-то должен брать заказы, договариваться о деньгах. Отвечать перед ребятами, когда заказчик прокидывает с оплатой, первым кидаться в бой, подавая пример...
Нет, без толкового капитана никак нельзя! Как там по островному называется? Гешефтфюрер? Или гештальт? Да и ладно! Главное, что в компании есть, на кого взвалить эту ношу. А уж Керф-то не даст навешать водоросли на уши! Свалятся!

*****

Чистые кварталы остались за спиной. Вдоль дороги потянулись скособоченные многоэтажные дома - будто ласточки и прочие стрижи лепили из дерьма и травинок - кое-как, лишь бы хоть что-то! Быстрее, быстрее! Сооружения получались хлипкими даже на вид - меж двумя тонкими стенками из дранки и глины, напиханы камни, тряпки, мусор... Грянуть из камнемета - полквартала развалится. Ну и для мышей с крысами раздолье!
А люди живут! Хотя, люди те еще твари - везде выживут.
Словно в подтверждение, из канавы, в которой воды не было видно из-за мусора, вдруг поднялся человек. Весь в черной жирной грязи. На плечах висели перекрученные пучки то ли водорослей, то ли веревок, из-за пазухи торчала полуобглоданная кость. От восставшего несло мертвечиной, перегаром и застарелой вонью, тела, не знавшего много лет мытья.
Истошно воя, потянул к проезжающим руки, больше похожие на лапы чудовищного в своей мерзости зверя.
Тут же получил удар в лоб и свалился обратно в канаву, всплеснув руколапами. Взлетели брызги. Но вода, отягощенная мусором, тут же успокоилась. Лишь несколько ленивых кругов поползли по глади.
- Это что было? - переглянулись братья?
Рыжий попытался было, сидя в седле, подтянуть ногу, чтобы вытереть изгвазданный о бродягу сапог, но только зря пыхтел - объемистое пузо не дало.
- Похоже на тупилака, но вряд ли. Скорее, просто пьет как не в себя, вот и мозги сгнили от местной бормотухи. Бывает!.. Дрых у воды, нас услышал, решил на опохмел попросить. Но кто ж его слушать будет?
- А кто такой этот «тупилак»? - спросил Лукас, поглядывая с опаской на канаву, из которой поднимались редкие пузырьки воздуха. Пока не перестали.
Толстый арбалетчик прекратил бесплодные попытки, посмотрел на студента. Сморщился, будто вместо сочного куска мяса грызанул кусок подошвы.
- Ночь близко, мой ученый друг. А мы под открытым небом. Про тупилаков же разговор лучше везти под крышей, огороженной от прочего мира надежными стенами с крепкими замками на дверях.
- С другой стороны, мне и тут нравится, - заржал Керф, тыкая пальцем в ближайший дом. Четырехэтажное сооружение, опасно кренилось набок - от падения верхний этаж удерживало только то, что чердак с крышей оперся о стену соседнего дома. А над входом с большим искусством и точностью в деталях, был изображен моряк, надевший какую-то рыбешку на хрен.
- Сразу видно, живут люди с пониманием!
- Эй, уважаемый, - окликнул Рош прохожего, косящегося на компанию, - что за место такое?
Прохожий обернулся, вобрав голову в плечи, но поняв, что убивать никто не собирается, оскалился, показав отсутствие половины зубов:
- Что, понаехали, а грамоте не учены? Написано же – «Беззубая селедка»! Лучший бордель в квартале. Рекомендую!
- Вот туда мы точно не пойдем, - передернуло Роша, - Бьярна-то, с нами нет!


Страница книги на АТ - https://author.today/work/81491
Tags: Высокие отношения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments