irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Высокие отношения. Глава 27. Вышел рыцарь из тумана

Ночью подул теплый ветер, разогнал почти уже предзимний холод, отогрел начавшую застывать землю. Опустилась плотная, непроницаемая взглядом пелена тумана. Там, под стенами, в лагере врага, угадывалось какое-то движение. Лязгало оружие, раздавались команды и ругань. Но что там происходило – можно было лишь догадываться. И бояться.
Караульные так и делали. Мартин клялся и божился, что ночной атаки не будет. Но рыцарю безоговорочно верили даже не все его люди, что уж говорить о монахах и прочих? К тому же, штурма-то, может и не будет, а хитрые и коварные лазутчики вполне себе могут забраться на стену, да выкрасть заснувшего защитника, нахлобучив мешок на голову, да тукнув по затылку, чтоб не трепыхался. Оттого, караульные на стенах, и не смыкали глаз, постоянно перекликиваясь.
Ближе к рассвету, когда небо над горизонтом начало светлеть, снова поднялся ветер. Разогнал туман, не пощадив и крохотного клочка, запутавшегося в зарослях. Расчистил сцену для будущего представления, чтобы ни малейшей детали не ускользнуло от пытливого наблюдателя!
В лагере Руэ начали трубить «Сбор!» с первыми лучами солнца.
Ди Бестиа, который тоже не спал всю ночь, вслушиваясь и вглядываясь, с чувством облегчения выдохнул. Толкнул ногой спящего у парапета Керфа, с головой укрывшегося плащами – своим и командирским.
- Начали? – тут же вскинулся мечник. Мотнул головой, скривился, в последний миг отдернул руку, чтобы не расчесать забинтованную голову.
- Еще нет, - зевнул Мартин. – Но уже скоро. Беги в казарму, пусть выдвигаются.
- Нашел молодого, - пробурчал Керф. Но разлеживаться не стал. Сдернув плащи, наскоро, кое-как их скрутил и швырнул в угол – не пропадут. И загрохотал по лестнице.
Название «казарма» как-то само-собой прилипло к странноприимному дому, что стоял ближе всего к трапезной, и где расположились обе компании наемников. С другой стороны, как еще назвать здание, где ни одного благочестивого паломника, а одни лишь солдаты, громкий смех, портянки и свежий перегар? Только казармой!
Рыцарь с удовлетворением прислушался к рыку Керфа. Безухий мечник орал так, что с крепостных стен облетали остатки штукатурки и сыпались мелкие камешки.
Затем, ди Бестиа опять уставился на лагерь старого врага. Там, перед кривыми палатками и покосившимися шатрами, начинали разбираться по отрядам. Получалось плохо. Четкими квадратами выстроиться не получалось – этакие полуразмытые многоугольники… Мартин ухмыльнулся – давай, Руэ, давай! Пытаясь привести в порядок свое каторжное войско!
В том, что защитников и полсотни не будет, как ни старайся, все же есть и положительное – легко довести до каждого, что ему делать, и куда бежать, если что. Варианты «если что», они с Бьярном и примкнувшим к ним Хото, прикинули довольно подробно. Постарались учесть каждый возможный чих Скарлетти. Так-то, и чихов тех – раз и обчелся. Главное, чтобы сиятельный рыцарь не пошел против своего обыкновения, и не выкинул какой-нибудь хитрый кунштюк!
К примеру, не выставил в поле боевого мага из старинных легенд… Мартин снова усмехнулся – ну какие маги, Панктократор свидетель? У Руэ не было денег даже на дешевого фокусника! Иначе не нанимал бы тот сброд, что сейчас у стен…
За спиной рыцаря загомонили, послышался смех…
Он обернулся. А вот и ребята! Все в одном строю. Наемники, монахи, рыжая девица с кавалером, еще один, незнакомый. Паломник, что ли? Но плечи широки, а арбалет держит ловко. Пригодится, значит!
- Доброго утра, господа! – поднял рыцарь правую руку.
- Доброго, друг Мартин! – замотал белой бородой Бьярн, ответив за всех. - Хороший день для смерти? – старик кивнул на солнце, начавшее карабкаться на небосклон.
- Умирать никогда не хорошо, - хмыкнул рыцарь, - хотя, сегодня придется многим.
- Ты полон надежд и оптимизма! – растянулся в ответной улыбке Бьярн.
- Как иначе-то?! – изумился Мартин. И повысил голос, стараясь, чтобы каждый его услышал:
- Господа! Не будет тягать крыс за хвосты, а коней за яйца! Вчера все было решено, и ни к чему по пять раз пережевывать. По местам!
Решение на оборону было простым, как кованный гвоздь, забитый в макушку.
Как бы Руэ не строил своих злодеев, и как бы не пытался армировать эту грязь своими кнехтами, на штурм все равно пойдет беспорядочная толпа – в классическом стиле горцев. Но, если эта толпа получит в рожу хороший залп, а потом и следующий, то есть шанс, что лезть на стены атакующим перехочется.
В арсенале отца Вертекса, к имеющимся у солдат, нашлось около сотни арбалетов. Из половины можно было даже рискнуть и выстрелить хотя бы раз…
Все зарядить. Разложить на парапете у бойниц. Как раз по два-три на каждого стрелка. У того задача – выстрелить, схватить следующий, снова выстрелить, взяться за третий… Каждому стрелку - помощник-заряжающий из монахов. Того колотит от страха и прочего ужаса, но он пытается зарядить арбалет как можно быстрее. А потом следующий, и следующий…
Когда стрелять невозможно, а враг уже залез на стену, помощник убегает в сторону, чтобы не мешать стрелку. Который с того момента больше не стрелок. А мечник, копейщик или чем он там любит орудовать. И этот мечник, копейщик и все прочее, хватается за оружие и бьет супостата по голове, пыряет в пузо, рубит от плеча до седалища, пинает по яйцам и выдавливает глаза. Помощник же, верещит от страха, обсыкается и обсирается, но бережет спину напарнику до последнего. Даже ценой своей жизни. В общем, все просто. Как и воинское искусство, разумеется, доступное, в общем, даже скудоумным. Но отчего-то, воевать - сложно…


Когда начали расходиться по местам, участки обороны не подбирали – кому какой достался. Разумеется, ди Бестиа дураком не был, и раскидал так, чтобы к своим поближе. Бьярн окликнул девушку:
- Рыжая! Как там тебя? Стой ты, дурилка жопастенькая!
Та медленно обернулась. Короткое копье, которым удобно не только колоть, но и рубить, уткнулось рыцарю в кирасу снизу-вверх. Чуть дрогнет рука, и острие скользнет по металлу и воткнется в горло, под подбородком. Ее кавалер, белобрысая глиста с арбалетом, тут же вскинул оружие к плечу.
- Тебе чего, бледный?
Старик наклонил голову, рассматривая направленные в его сторону наконечники.
- Хорошая стрела, парень! Такого говно как я, пробьет насквозь! И пришпилит к стене! И у тебя, девочка, вижу, было много свободного времени! Блестит как конская залупа! Недоработка, дружище!
Стрелок смутился, опустил оружие.
Девушка повторила вопрос:
- Ты чего-то хотел, недобиток?
Бьярн развел руками – ножны чиркнули по камню, оставив след.
- Я хотел попросить, чтобы ты встала справа от меня. Ну и сказала имя.
- Меня зовут Марселин, - произнесла рыжая. – Но…?
- Твоя чинкуэда расхерачила мне правое плечо, девочка, - улыбнулся рыцарь. – Бить теперь я могу лишь в ползамаха. Вдруг кого пропущу? И я не вижу никого, кто мог бы лучше тебя, выручить старого больного ублюдка, уж прости!
- Хорошо, - мотнула рыжая смешной прической с рожками, - я стану здесь. Лукас, - обратилась она кавалеру, - ты справа от меня.
Кавалер смерил Бьярна испепеляющим взглядом, отошел в сторону.
- Ты хитрая старая сволочь, - услышал Бьярн за спиной. Рыцарь развернулся всем телом. Рядом с ним стоял Хото, рядом с ним стояли Рош с Бригом. Стражники боязливо поглядывали в сторону врагов, переглядывались. Оба оставались в своих трофейных доспехах. Только Рош, наконец-то, сменил свою дурацкую шапочку на приличный шлем.
Хорошие запасы в монастыре! Правильные люди приносили доспехи в дар! Их бы продать с умом…
Даже Высота наконец-то выбросил свой драный Габон, в котором не во всякий свинарник ночевать-то пустят!
- Дурак ты, Высота, - добродушно произнес Бьярн. – С одной стороны – красивая женщина, с другой – верные друзья! Если мне выпало умирать сегодня, то иного и желать не стоит!

*****

Рыцарь не подъебал. Как сказал, так и сделал. Пообещал с кичи вытащить – и вытащил! Посулил денежку – вручил без обману. До последнего полугрошика - гуляй, рванина! Пей, пока льется, ешь, пока жуется!
Косой и пил, пока пилось, и ел, пока елось. А что? На телеге везут, как благородного! Ноги бить не надо! Еще и парус выдали, чтоб дождь чотких пацанов не заливал, здоровье им не гробил! Красота! Еще бабу бы… Или хоть Кармину, чтоб его! Мальчик, девочка, какая, в жопу разница?! Глаза закрыл, и думай о ком хочешь!
Но с бабами рыцарь повременить попросил. Не, реально попросил! Так и сказал – у Косого память хорошая! Знаю, мол, вас, сам такой же! Но пока патлатых раком не поставим, никаких шалостей! А патлатых – хоть до смерти заебите, раз нужда есть. Пантократором прошу – не вводите в искушенье вас самих в ту позу поставить! И глазами своими зырк-зырк! А глаза-то, как у тигуара бешеного. Пиздец монахам, хули тут! Не выпустит
Одно плохо – рыцарь свое слово держит, а парням не верит. Оружие дали, только как под стены приехали. А до того – в кандалах ехали, да под конвоем суровым – так и ждали те морды казенные, как бы в честного парня копье сунуть! Воровской жизни лишить!
Вольных парней привезли под вечер. Пока туда, пока сюда. Пока палатку поставили, пока баландер пожрать раздобыл… На монастырь и глянуть не успели – ночь настала. А в темноте хуле смотреть? Нихуя ж не видно…

Монастырь Косой разглядел только утром. Когда туман ушел, и солнце неспешно взобралось на небо, посылая грешной земле чуть теплые лучи. Стены вздымались на добрые пару десятков локтей. Но стены плевые – кладка кривая, кирпичи торчат так-сяк, швы широкие и глубокие – и лестницы не надо. Беги себе вверх, и беги. Лишь бы на голову чего не уронили.
Одобрил, короче говоря, Косой стены. Сразу прикинул, как забираться будет, что если их компанию пошлют левее покоившейся башенки – как раз напротив же стоят, чего ходить далеко? – от фундамента, сразу налево. Потом по той плите приметной, а там и до верху немного.
А наверху – уж как пойдет!
Косой взвесил абордажный тесак, коснулся левой рукой мешка, заткнутого за пояс… Вроде все на месте? Вроде все!
Оглянулся на кентов. Мандражируют, чо уж тут! Лишь бы не обосрались раньше времени! Вон, и Старый по сторонам глаз кидает – как бы сдрыснуть при случае, и Мачо, как утопленник, сине-зеленый! Один Хосе в поряде! Так на то он и егерь, границу стороживший! Положено. Чоткий парень, по жизни ровный. И ведь чуть из-за пидора дырявого, кривоногого и вонючего, насмерть не порезались. Эх, жизнь – полугрошик стертый…
Загудели горны. В атаку, что ли? Ну пошли, раз надо. Уговор, есть уговор!
Ровные парни подходили все ближе и ближе. А стены становились все выше и выше… Колдовство, не иначе! Одно хорошо – нет там никого! Две дюжины толстожопых трусливых монахов!
А потом, с неба упал стальной град, за раз унеся дюжину. Следом, не прошло и пары мгновений, упал еще один. Столь же удачный. А потом – еще один!
Тяжелые арбалетные стрелы били без жалости. В голову, грудь, живот! Насквозь пробивали казенные драные бригантины и такие же старые кольчуги. Вынося мозги с кусками черепушек, убивая с безжалостностью голодных гиен…
Упал Мачо, получив две ниже пояса. Упал Хосе, получив одну, но в сердце – везучая сволочь!..
Косой побежал, когда понял, что никого нет ни рядом с ним, ни за ним.
Злодей бросил тесак, выдернул из-за пояса мешок, так и лезущий в ноги. И побежал!


Брат Муло вскинул арбалет, тщательно прицелился…
Проржавевшее насквозь плечо лопнуло по невидимой под краской трещине. Хлестанула тугая тетива, закрутила обломок плеча вокруг наполовину перерубленной шеи. Ошалевшего от ужаса и неожиданности Килтери, обдало обжигающе горячей кровью…


Косой доскакал перепуганным зайцем до ближайших зарослей, нырнул в колючие кусты. Вдохнул, выдохнул, переводя сбитое дыхание. Вроде живой? Живой! Не подвела кривая удача, снова вывела целым! Охлопал себя – нет, ни одной лишней дырки! А что горячее плескало, так то не кровь! Высохнет!
Вольный парень высунулся из зарослей. Никого! Тишина! Ну и снова пора пришла, Панктократору хвалу вознести!
Пройдя немного, дезертир услышал, как стучат по земле копыта. Оглянулся в страхе. На него летело два хуссара, уже натягивая свои короткие луки…
Косой снова побежал.
Стрелы нагнали его через несколько шагов. Ударили в спину, уронили лицом в траву.
Один из хуссаров, прямо на бегу, спрыгнул с коня. Ухватил Косого за волосы, уперся коленом в спину. Полоснул ножом по лбу. Одним рывком оторвал прочее…
Сиятельный рыцарь Руэ сам старался держать обещания. И очень не любил, когда нарушали слово, данное ему!

*****

Мартин облокотился о парапет. Остроту угла скрадывал доспех. Так, давило немного…
Мимо пронесли убитого монаха. Глупая смерть, что и говорить! Одно хорошо, ею и обошлось. Сверх – разве что пара ссадин, да синяков. А вот Руэ оставил в предполье чуть ли не три десятка убитых. Зная, как обычно бывает в подобных драках, ди Бестиа смело вычеркнул еще полсотни врагов. Они сейчас годны только выть от боли, да скулить, жалея отрезанные руки-ноги и пробитые кишки.
Что ж! Еще бы три таких штурма, и можно будет брать Скарлетти голыми руками… Хотя, лучше в плотных перчатках – этот скорпион может хвататнуть ядовитым хвостом исподтишка!
- Мастер, - коснулся плеча Керф, - ты, если спишь, то лучше в казарму иди.
- Что?! – вскинулся рыцарь.
- Посланец от Руэ едет. А ты пузыри пускаешь.
- Тьфу, ты, черт, одноухий…
- Безухий, мастер, не путай! – хмыкнул Керф. И, закинув на плечо свой меч, который сегодня так и не довелось обнажить, пошел по стене в сторону ворот. Знал, стервец, что командир кинется вслед!
- Сиятельный рыцарь Руэ передавал следующее! – завопил гонец. Тут же сорвал голос, закашлялся.
- Тебе, может, чаю горячего? С медом? – заботливо уточнил Мартин, выглянув в бойницу.
- В жопу ему меду, и на муравейник, - скрипнул зубами Керф, тут же закрыв ту бойницу «фонарным» щитом. Не хватало еще меткой стрелы в командирское брюхо!
- Сиятельный рыцарь Руэ передавал следующее, - повторил гонец, но уже вполсилы – горло, видать, не позволяло себя драть. – Завтра, в полдень, он готов встретиться с рыцарем ди Бестиа! Скрестить с ним оружие! И отдать на волю Панктократора судьбу сего места! Но! Никаких замен! Сиятельный рыцарь Руэ и рыцарь ди Бестиа! И только так! Сиятельный рыцарь Руэ ждет ответа до темноты!
- Мастер, можно я его шлепну?! – попросил Керф. Мечник неизвестно где добыл арбалет. Новенький, блестящий!..
- Не стоит, Керфи. У него могут быть дети. Потом. Может быть…
- И что с того!? – оскорбился Керф. – У меня у самого семья! Жена! Дети! Дети от Серны и еще от одной женщины, которая живет в Городе!
- Нет у тебя ни жены, ни детей, - вздохнул Мартин, положив обе руки на пояс, - я бы знал. Иди к Вертексу, Керф. Или к Келпи. Проси у них отрез красной материи. Будем соглашаться.
- Ты безумец, мастер, - тихо проговорил Керф. – Скарлетти тебя убьет в три удара.
- Лучше разу к привратнику иди, чтобы время не терять. Он из наших, у него точно есть.



КПДВ!
Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • (no subject)

    Маска "влюбленного" эскимоса-алютиик с острова Кадьяк. Разумеется, влюбившийся эскимос, не надевал ее, чтобы стенать под жильем возлюбленной.…

  • О грядущем, зомби и промышленном альпинизме

    Будучи соавтором одной из первых русских книг про постапокалипсис, где фигурируют альпинисты (настоящие, не от халтурщиков, называющих ледоруб…

  • Рецензия на "Высокие отношения"

    Я уже давно их не выкладываю - подумаете еще, что хвастаюсь. Но иногда - просто надо!) "Высокие отношения" - само название будит во мне крепко…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments