irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Высокие отношения. Глава 16. Чумная дорога

- Возвращаемся? – спросил Рош, когда Хото с Бригом подошли обратно к телеге. – По рожам вижу, ничего хорошего там не нашлось.
- Смотря с какой стороны, - прикинул Высота. – Была бы сейчас зима и лютый голод, может и нашли бы чего. Но здесь и сейчас, да – полнейшая хрень
Хото принюхался. Ветер дул со стороны Ревено. И что-то этакое сквозило в воздусях. Заставляя тревожную струну, звенеть все с той же тревожностью.
– Разве что до перекрестка вернуться.
- Можно и так, так-то! Сам же говорил, что нас в Ревено никто с раскинутыми ляжками не ждет.
- Нас, дорогой мой Рош, с такой-то радостью нигде не ждут.
- Тогда поехали дальше! – свесился с телеги Бьярн. Из растрепанной седой бороды торчала солома и прилипшие чешуйки. – Что, ссыкуны, жопами-то задергали от одного дохляка?! Да я по таким пешком ходил! Крыс пинками сшибал!
- Глядите, - ткнул Бригг пальцам в сторону рыцаря, - он снова за свое!
- Старый конь борозды не испортит! – глумливо затряс бородой рыцарь.
Хото задумался, уперевшись взглядом в низкие тучи.
- В крайнем случае, если там, действительно, бродят рогатые демоны с огромными хуищами, план действий у нас имеется! Едем вперед, а там видно будет.
Телега осторожно объехала куль – колеса рвали цепкие стебли придорожной травы..

Разумеется, никаких чудовищ им не встретилось. Страшил, вообще, к сожалению, в мире осталось немного – в том числе, и трудами самого Хото. Оттого, наверное, и настали предпоследние времена – люди восполняли образовавшуюся пустоту в Универсуме своей тупостью и жестокостью.
Где-то через пол лиги с мелочью дорогу перекрывал кордон. Все как Высота и предказывал: рогатки, замусоленные палатки, командирский заплатанный шатер, на флагштоке, над знаменем местного барона – черное полотнище, изгрызенное молью и небрежным хранением в далеком подвале – пятна плесени так и сияли. Чаны с укусом, и до головокружения воняющие костры, в которые, то и дело летели связки трав и ветвей.
Меж всего этого великолепия сновало под дюжину народу – все больше с рожами обычнейших городских стражников, да парочка стрелков в толстых набивных жилетах.
Картину, то ли дополняли, то ли украшали, двое повешенных и слегка закопченных – болтались себе под порывами ветра на будке, ярдах в тридцати от кордона. На плече одного из покойников сидела ворона и увлеченно долбила измазанным в серое клювом в проломленный висок.
К повозке, благоразумно остановившейся ярдах в двухстах – за пределами попадания даже самой меткой стрелы, не спеша, с осознанием важности своего дела и в предвкушении взятки, зашагал один из стражников. На плече у него лежала алебарда, насаженная на подозрительно кривое древко – словно бы вырубленное где-то в роще, взамен пропитого….
- Я схожу, - слез с телеги Рош, - я с такими говорить умею.
- Да ты и сам такой! – фыркнул Бьярн.
- Завались, а? - попросил Хото. – Давай, друг Рош, сходи. Если что, сигай в кусты, мы тоже разбежимся.
Роша Высота отправил не из-за порядка очередности совершения геройских поступков – просто тот обладал самым представительным видом из всех троих, уверенно держащихся на ногах. Бригг был весь в грязи, Хото изначально «блаародным жентмуном» не выглядел. Ну а Бьярна и вовсе, лучше не показывать. Примут за упыря – и попробуй на бегу, уворачиваясь от алебарды, объяснить, что у «ранетого болезнаго» просто рожа такая. А из арбалета жахнут – так и объяснить не успеешь…
- Откуда, куда, зачем, что ценное есть? – громыхнул стражник торопливым басом, хриплым с похмелья – голосом человека, всю жизнь свою отдавшего беззаветной и бескорыстной охране порядка и спокойствия.
Рош аж умилился.
- Из Сиверы, в Ревено, в грузе три дюжины мешков из-под рыбы, да тесть на промысле обезножевший, господин сержант! - кратко доложил Рош, деликатно пропустив повод и мотив путешествия. – Можем тестем поделиться, если в калеках нужда есть.
- Себе оставь! – ответил стражник.
- Придется! А у вас, погляжу, чума во все края, не?
Стражник пожевал ус, потом другой, покачал на плече алебарду – попутно прикидывая вероятную ценность груза, спрятанного средь мешков.
Если верить пропавшему блеску в глазах, добыча признавалась мизерной, а суета излишней…
- Не без этого. Поветрие лютует, куча народу померло. Так что, поворачивайте оглобли, да валите нахуй. Сиречь – обратно. Ну или пожалуйте на карантин с досмотром.
Рош поклонился в ответ.
- С детства от уксуса воротило. Весь карантин вам заблюю, господин сержант! Так что, не обессудьте, поедем-ка мы обратною дорогой.
- Ну смотри! – переложил стражник алебарду на правое плечо. – А то как бывшего-то, пропущу за полцены. Даже особо и проверять не будем.
- Чтобы потом мне вторую половину в могилу кинули? Не, брат сержант, уж прости, но хреновый-то выбор, - резонно ответил Рош.
- Не без этого, не без этого…
И стражники разошлись, каждый в свою сторону. Каждый немного другому завидуя.

- Отъезжаем назад немного, бросаем нахрен подводу, да двигаем в обход. По окрестностям никто шариться не будет – дурных нет, лошадей калечить.
- В обход?
- В обход.
- В обход?
- Еще раз повторить или в глаз дать?! – взъярился Хото.
- Не, в глаз не надо! - замахал руками Бригг. – Просто думаю, что мы со старикашкой делать будем?
- Тут бросим, хули еще с ним делать? – пожал плечами Высота, жуя очередную травинку.
- Я согласен!
- И я! – поддержал волеизъявление компании Рош. – Обеими руками за!
- Ну вы, блядь, и уроды, - прокряхтел Бьярн. – Что же вас о простыню не вытерли, в далеком детстве?
- Хреново у тебя с шутками, сморчок трухлявый! - хохотнул Высота. И тут же поскучнел лицом. – говоря по существу, развилка у нас такая – или мы, действительно, тебя бросим – сам понимаешь, верность слову со временем и расстоянием тает как прошлогодний снег. Или ты пересаживаешься в седло.
- У тебя где-то седло есть? – недоверчиво зашевелил усами Бьярн.
- Нету. Как и третьего пути. Или – или. Да – да, нет - нет. На закорках никто не потащит. И вообще, радуйся, что наши души не столь закоренели во зле, как твоя. И что у тебя вообще есть какой-то выбор!
- Высота, иди-ка ты нахер, со своим философствованием! Тащи сюда лошадь! А то ведь знаю я вас, выкинете старика в кусты, бросите помирать! Поганя молодежь!
Компания переглянулась. Панктократор свидетель – что ж им за неблагодарный мудак-то попался в качестве груза?!

*****

Смерть бывает разной.
От оружия – когда падает с неба ливень стрел или камней, кои швырнула в зенит хитрая машина; щетинится копейным строем – так и хотят добраться до твоей печени отточенные до синего блеска жала; рушится горным обвалом шестопера или алебарды, в пыль круша басцинет, а после и череп; блестя коротким высверком шпаги…
От сложностей жизни – трескается под ногой в сабатоне тонкий осенний лед, ветер ломает тяжелые ветви, тяжелые волны захлестывают корабль, накрывая до кончиков мачт соленой водою.
От невезения – когда жратва оказывается тухлой, а взятая с боя шлюха - заразной; три раза подряд выпадают единицы; и сам ты свернул не в тот переулок, а навстречу тебе шагнули товарищи по профессии и призванию. И со спины зашло еще двое…
А еще смерть бывает подлой…
…Кавалерия, которой оказалось, не то что слишком много, а с перебором – и там, где ее и быть не должно, расколотила роту вдребезги первой же атакой. Остатки разбежались. На этот, тогда казавшийся невероятным случай, был уговор собраться в условленном месте.
Но утром оказалось, что лес начали прочесывать злые местные. В нехорошей пропорции - полдюжины наемников на одного проводника. Соревноваться с ними в знании прилегающих к их городку лесов? Смешная шутка…
Выйдя к оговоренному селу, нашли своих, тех, кто опередил на марше. Лучше бы ребята погибли в драке у проклятого брода! От тел мало что осталось.
Но попался местный. Перепуганный крестьянин, который, увидав герб на щите Мартина, чуть не проглотил язык. Когда его пятки сунули в костер, то молчание треснуло. И оказалось, что Седьмая Железная Рота виновна в вырезании двух сел и поголовном изнасиловании женского монастыря – не пожалели, якобы, даже помирающих старушек, приехавших на последнее богомолье.
Крестьянина зарезали – и жить ему дальше было бы тяжко, и на ту сторону надо передать, что Железная Рота виновата во многих грехах, но не во всех!
Именно тогда рыцарь Мартин ди Бестиа невзлюбил благородного рыцаря Скарлетти ди Руэ. Ведь подлая смерть, она всегда несет за собою запах подлеца. А от разгрома роты, рыцарем Руэ прямо таки несло!

И да, по какой бы причине ты не умирал – это навсегда.


*****

Дорога, доселе ровная как полет ворона, начала петлять. Резко пошла вправо, ныряя меж высоких холмов, заросших рябиной, чьи грозди пламенели будто крохотные пожары, и высокой лещиной, чьи кусты смахивали больше на деревья.
Чудесный запах прелых листьев и грибов, дополненный не менее прекрасным запахом жареного мяса, разливался вокруг. Общую прелестность картины портили крики, стоны и гнусный смех, перемежаемый звуками ударов.
За поворотом, в низине, грабили. Совершенно беззастенчиво. С шутками, веселым смехом и дружескими хлопками по плечу товарищей по ремеслу.
Перегораживая тракт, стояли поперек два воза, нагруженных всяческим добром. Перед возами, словно овцы в загоне, толпились сиверские беженцы. Лукас не готов был утверждать и клясться, но пара знакомых физиономий мелькнула.
Вокруг беженцев, словно подручные на бойне, стояли крепкие парни, вооруженные кто чем – от меча и корда, до копья и арбалета. Процесс шел непрерывно, как в хорошо организованном и продуманном хозяйстве.
От толпы отделялся несчастный, пинками и древками подгонялся к возам, у которого его встречали два дюжих мужика прегнусного вида. Те, с изрядной сноровкой опытных грабителей или стражников, лишали беднягу мало-мальски ценного, вплоть до обувки и носильных вещей. После чего, полуголый беженец получал напутственный пинок в зад, и снова подгонялся пинками. Но уже в другую сторону – за возы. Где бандиты теряли к нему всякий интерес, и он мог чувствовать себя свободным как ветер.
Недовольных ждала иная судьба – один из возов стоял задом в луже крови. А у высоких – в три локтя колес, лежало два трупа. Один с разможенной головой, второй, похоже, что с перехваченным ловким ударом горлом. Лежали они одетыми, что, впрочем, вряд ли их сильно радовало.
- Еще дешево отделались! – заявила Марселин.
Компания лежала за кустами, внимательно наблюдая. Даже мяур, свернувшийся калачиком под правой рукой Лукаса, таращил блестящие глазенки, тихонько ворча. Ему тоже не нравилось происходящее.
- В смысле, что просто отпускают? – Изморозь нашарил рукоять ножа, но особого успокоения это не принесло – очень уж был неровный расклад.
- Ага. Могли ведь и людоловов кликнуть. Как сделал бы какой жадный сиверский выблядок типа вашего господина Фуррета или Дюссака…
- Дюссак был хорошим! – слишком громко крикнула Мейви, подскочив.
Мяур подпрыгнул на четырех лапах, выгнул спину крутой дугой,зашипел.
Марселин с прищуром посмотрела на циркачку, готовую то ли кинуться на нее с кулаками, то ли сорваться в безудержный плач.
- Вот, значит, как все обстояло… Что ж, кое-что стало куда понятнее. Прости, девочка, прости! Я ведь не со зла. Да и не знала я его. Так, слышала только нехорошее.
- Про него все время гадости говорили, - схлипнула Мейви, изо всех сил стараясь не разрыдаться, - а он только хорошее делал! А его еще и убили!
- Знаете, - оборвал разговор Лукас, - воспоминания, это просто заебись. Но давайте в другом месте общих знакомых пообсуждаем! Где-нибудь в паре лиг отсюда! Нас, похоже, заметили!
- И ты не горишь желанием кинуться на помощь, дабы, словно рыцарь на белом коне спасти всех страждущих и наказать всех бесчинствующих? – хлопнула Марселин потрясающе длинными ресницами…
- Да в гробу я в их видел! Я что, на героя похож?! – изумился Лукас. – Да и коня у нас нет, один мяур, и тот маленький.
Звереныш негодующе фыркнул – он-то, мол, хоть и маленький, а все же – боец! Но да, замена коню из него – плохая задумка.
- На дурака ты похож куда чаще, - согласилась воительница. – А на героя не очень. Хотя, где ж героев-то наберешься!
- Двое к нам идут, - шмыгнув носом, сказала Мейви. – Стрелок с арбалетом и хуйло с копьем.
- Как поправил бы меня в другой обстановке наш студент, хуйла там два, - с усмешкой произнесла Марселин, глядя на двух бандитов, бегущих к их укрытию.
Изморозь разрывало на две части. Одна зверски боялась исхода будущей схватки. Вторая же, прекрасно помнила, на что способна рыжая ехидна.
- Но, прямого дела нам с ними никак нельзя. Поэтому, на «раз-два-три», побежали. Все в одну сторону. Особо не оглядывайтесь. Вдруг потеряетесь, найду. Три!
Мейви сорвалась будто стрела. Лукас промедлил, кинулся догонять. Бежать было неудобно – по спине колотил мешок с едой, а одной рукой приходилось придерживать истошно вопящего мяура, не оценившего внезапности действа. Да еще и пришлось свободной рукой прикрывать лицо, чтобы мчащимися навстречу ветками, не посекло лицо.
Впереди маячила Мейви, сверкая юбкой, словно олениха хвостом. Пробежав ярдов пятьсот, они остановились. Переведя дух, прислушались. Но вроде за спиной стояла тишина, нарушаемая лишь обычными звуками редколесья. Никто не бежал по следам, размахивая оружием.
- Оторвались, - выдохнул Изморозь, стоя согнувшись, уперевшись ладонями в колени. В боку совершенно немилосердно кололо – предыдущая жизнь совершенно не прибавила ему здоровья. У ног вился мяур, щекоча нос пушистым задранным трубой хвостом.
- Ну да, сбежали, - согласилась Мейви, вытирая потное лицо подолом. – Хорошо пробежались, давно не приходилось. А Марселин где?
- Мне-то откуда знать, вместе бежали.
Где-то далеко, похоже, что у самой дороги, раздался дикий вопль, перешедший в хрип. Следом еще один, внезапно оборвавшийся.
- Надо ее спасать! – решительно заявила циркачка, глядя на Лукаса.
- С одним ножом в руках? – показал ей тот свой, совершенно сейчас не убедительный, складник и заверил девушку. – Я и пикнуть не успею, как зарежут. А Марселин и сама кого угодно спасет. Я ж ее давно знаю!
- И что нам делать?!
- Сидеть и ждать, - пожал плечами Лукас. – Больше ничего не могу предложить. Хочешь, спустимся в низину, выкопаю яму, да костер разведем, для тепла.
- Нет уж, лучше здесь подождем, - поникла Мейви.
Изморозь стянул с себя куртку, накинул ей на плечи. Та благодарно улыбнулась.
Марселин ждать себя не заставила.
Вышла со спины, откуда и не ждали. В непривычном облике – сменив платье на куртку и штаны. Одежка была велика, в паре мест дырява и обильно запачкана кровью. Но для долгой дороги годилась куда лучше тонкой материи, которую любой коварный шип разорвет с радостным треском.
- Вы хоть перепихнулись?
Ответил мяур, негодующе зашипев.
- Ну да, понимаю, слишком холодно. Еще и ты, бесстыдник желтоглазый, пялиться будешь. И вообще, я пошутила!
Марселин скинула с плеча кое-как завязанный тючок.
- Так, сладенькая, отдавай студенту куртку, да переодевайся. Зайчик из леса тебе передал. Мы с ним старались, чтобы почище, но все равно немного заляпали, уж прости.
Лукасу же воительница протянула арбалет и широкий пояс, на котором висел корд в кожаных ножнах с бронзовой оковкой и парой колчанов.
- Господин Изморозь, вы умеете стрелять? Я дам вам цагру!


КПДВ!)

Кому лень читать по главам в ЖЖ - все готовое в одном месте - "Высокие отношения"
Заходим, читаем, переводим деньги!)
Tags: Высокие отношения
Subscribe

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Posts from This Journal “Высокие отношения” Tag