irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Вбоквел. Глава 7-1

Первые лучи солнца робко перебрались через стену. Она была всем стенам стена! Чуть ли не десять шагов в толщину, обложенная красным и белым кирпичом, с “ласточкиными хвостами”, “машикулями” и прочим фортификационным разнообразием, так греющим душу любого сведущего в истории каменного строительства. За стеной располагался замок - не столь живописный - приземистый, черный от старости, чем-то похожий на виверну, припавшую к земле перед броском. Раз - и в глотку - только брызги во все стороны.
В одном из окон - удивительно не подходящих замку, высоких, стрельчатых - виделись два человека. Точнее, два монаха. Один постарше и поугрюмее, второй помладше, пообильнее телом - оттого, наверное, и физиономия у него была не столь постной. Монахи внимательно наблюдали за действом, происходящим в замковом дворе.
У невысокого кривоватого сарая, перекрытого седой от старости дранкой, выстроилось два десятка солдат. Если же быть четным - то не выстроились, а так - выставились, изображая линию, кою назвать строем можно было лишь изрядно приняв на грудь.
Возле зигзагообразного строя рвал и метал высокий наемник, в усах и с тяжелой валлонкой на поясе:
- Я все понимаю, мать вашу за ногу, сучье вы племя, ненасытных верблюдов, алкающих выпить море! Выпили кувшин, второй, третий, но зачем напиваться, я вас спрашиваю?!.. И какая сволочь из вас, перелезая ночью через стену, задавила своей жопой курицу?!
Строй молчал, деликатно дыша в сторону. Самых “деликатных” товарищи держали за ремни - дабы те от излишнего усердия не попадали мордами на истертые булыжники двора..


- Твой капитан - изрядный романтик, - обернулся Вобл к Йожину. - Или прощелыга, каких свет не видывал. С этим сбродом идти под луну?! Это же ублюдки бессмысленные! Грязный сброд! В мое время подобное отребье и не подпустили бы к плацу! За милю бы не подпустили! А теперь здесь, в стенах Ордена... О, темпора, о, морес, курва мать...
Йожин молчал, глядя на плац, где Швальбе с помощью Гавела и Отакара наводил порядок, безбожно ругаясь и раздавая оплеухи налево и направо. Мирослава монах не увидел, очевидно, сержант был занят подготовкой того самого сюрприза, о котором был позавчерашний разговор. Чудесный сюрприз выйдет!
- Брат мой, я сейчас нихрена не понял! - обозленно рыкнул Вобл, пунцовея щеками и лбом, - я тут распинаюсь, а ты смеешься! Объяснись, будь добр, что смешного я сказал?!
- Вы, брат, чересчур критично относитесь к нашему воинству...
- “Воинству”?! - взвился Вобл. - Это, - монах обличающе ткнул пальцем, - это не воинство! Это сброд! И не тебе оправдываться перед Римом за попрание устоев, а мне!
- Святой Престол поймет, что было необходимо поступить именно так, - пожал плечами Йожин, по-прежнему избегая взгляда старшего товарища - очень уж тот распалился, позабыв напрочь о смирении.
- Поймет, - тихо произнес Вобл, растеряв мгновенно свой запал - будто на тлеющий фитиль плеснули водою из ведерка, - но прежде, Святой Престол выест мне весь мозг. И кровь всю высосет, куда там вампирам! Упыри в мантиях!
Йожин чуть было не присвистнул, пораженный таким свободомыслием настоятеля, обычного строгого к другим, и очень строгого к себе.
- Они-то сброд, - наконец-то заговорил упитанный монах, - тут я с тобою, полностью и целиком согласен. Однако, у этого сброда за плечами свершения, коими и девенатору не грех похвалиться.
- Толпой затоптать нахцерера? - фыркнул Вобл. - Или про что еще хочешь напомнить, а?
- Хватит и его. Выдохни, брат, и вдохни. А потом снова выдохни. И вспомни, что эта тварь убила одного девенатора, и чуть было не порешила Мартина...
- Мартин старик! Не удивительно!
- Что-то я не вижу на том плацу юных девенаторов...
- Мне иногда хочется открутить тебе голову, брат Йожин! Чтобы стереть эту ехидную ухмылку!
В ответ на гнев настоятеля, монах кротко улыбнулся, всем видом своим изображая агнца божьего. У него, в общем-то получилось бы, не выпирай из-под рясы немалая рукоять...



Гюнтер медленно шагал вдоль строя, внимательно глядя на свою банду. Почти всех бойцов он знал. С кем-то стоял на одном поле, с кем-то пропивал последние деньги, ну а кого-то, в свое время, не добил. Случайных людей, в общем, тут не было. Немцы, поляки, чехи... Швальбе ко всем народам относился одинаково плохо, предпочитая хорошо относиться к отдельным людям. Искренне ненавидел он только шведов. Так уж сложилось. Ну и недавняя история с почти вымершей деревней любви к белобрысым тупицам не добавила...
Капитан сложил руки за спиной, еще раз оглядел похмельное воинство и начал:
- Вы не поверите, как я рад, что все мы тут дружно собрались. Ну кроме Альбы, хотя испанцам веры нет, все знают. Зачем мы здесь, я объяснял. Вроде все поняли?
Наемники ответили недружным гулом, в котором угадывалось как и согласие, так и пожелание капитану поскорее сдохнуть.
- Ну раз все знают, то слушайте еще раз. Сегодня у вас последний шанс сдрыснуть из Дечина по хорошему. А то ведь если кто обосрется в бою, и решит отсидеться под кустом...
Для пущей убедительности капитан вытащил на свет валлонку. Тяжелый клинок мелькнул в воздухе, уперся кончиком меж двух камней.
- ... То я, клянусь удом Святого Петра и прочих апостолов, разрублю этому трусу башку до жопы! И в горло нассу!
На левом фланге один из наемников вдруг склонился в нелепом подобии поклона и начал шумно блевать, исторгая, казалось, не только вчерашний ужин, но и всю свою требуху.
- Гляжу, до печенок пробрало! - удовлетворенно хмыкнул Гюнтер. - А это значит, что следующее мое действо и вовсе проберет до самых глубоких закоулков!
Пока капитан разглагольствовал и размахивал оружием, сержанты вытащили из сараюшки здоровенную клетку, заботливо укрытую от чужого взора плотной тканью. Из клетки доносились нехорошие звуки. Сержанты же, нехорошо улыбаясь, отступили за клетку. Возле нее остались Мирослав с Кристиной.
Наемники тут же уставились на девушку. Один из бойцов рефлекторно потер сперва пах, затем коснулся подбитого глаза. Страсть, она вспыхивает будто сухой порох! Жаль, сперва ее потушило округлое колено Кристины, а затем угловатый кулак Гюнтера.
Швальбе закончил потрясать шпагой, сунул ее в ножны, повернулся к клетке. Мирослав заулыбался вовсе уж гаденько - кое-то из солдат на всякий случай ухватился за оружие - такие вот ухмылки ничего хорошего не сулили...
- Выпускайте Кракена!
Чернокнижник и девушка-стрелок нырнули под полог, завозились. Кристина через пару мгновений выбралась, ошалело тряхнула головой. Послышался звук отодвигаемых задвижек. Девушка тут же сдернула ткань...
Из клетки на свободу вырвался подлинное исчадье ада. Примерно по пояс невысокому мужчине, черное, в крупной чешуе, с огромным чешуйчатым же воротником, украшенным многочисленными рогами, к небу тянулся составной хвост, как у скорпиона. А из демонячьей задницы валил густой черный дым.
Чудовище, не обратив внимания на откатившегося в сторону сержанта, кинулось на наемников, истошно визжа от ненависти ко всему людскому роду... Остро запахло серой...
Строй рассыпался мгновенно. Кто-то птицею взлетел на крышу сарая, кто-то, длинными скачками побежал к замку, кто-то застыл на месте... Запахло совсем не серой...


Вобл тяжело вздохнул, повернулся к Йожину, который укрылся у книжной полки:
- Шуты! Как я мог дать себя уговорить на такое! Балаганный полоумный свин посреди Дечина! О, не видят этого отцы-основатели...
Йожин отлепился от полки, подшагнул к окну:
- Возрадуемся, брат, что хоть предупредили. Солдаты, они ведь сущие дети...
- Ссущие! - рявкнул Вобл. - если разъест стены их казармы, восстанавливать будем за их же счет!
- Это ведь мелочи...
- Поди к черту, Йожин! - тяжелая дверь мягко закрылась, уперевшись в войлочный шнур-уплотнитель. Отсекла шум от быстрых шагов, почти бега, разгневанного настоятеля.
Йожин мягко улыбнулся, перекрестил дверной проем и снова обратил свой взор на плац.
Действо продолжалось...
Tags: Дети Гамельна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments