irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Кордон. Интерлюдия №4

Вот же зубоскалы вы, что могу сказать! Лишь бы поржать! Ну то понятно отчего — все время пешком ходите, вот давление от ног на мозги и давит, манометр пережимая. То ли дело мы! Нет, манометром меня по голове не било. Я бил. Я меня — нет. Разводного ключа тоже попробовать не довелось. О том и говорю, что лишь бы все к смехуечкам свести. И пиздохаханькам? Тык точна, господин прапорщик, к ним самим.
Рассказать? Ну, у вас кроме смеха — один лес. А я, хоть и граничар-лесовик, море больше люблю… Что, кроме меня никто и не видел его? И кто из нас туземус аборигенус? Ну, пан Водичка, в тебе сомнений нету, ты точно не дикий. Кто в Гданьске бывал, тот, как говаривают, во всем мире побывал. Не в Гданьске, а в борделе, что на Вторых Портовых воротах? И черные есть? И тоже не поперек? Век живи, век учись, а стрелка на красное уйдет, и несите меня четверо… Нет, Франта, четверо. Это на тебя двоих хватит, если глистов не выведешь.
Море… Оно всякое. То черное, то зеленое. То теплое, то холодное. Как сама жизнь, ага. Я ведь по детству в моряки хотел. Думал, выучусь на машиниста. Выучился, ага. Только пар и море другим боком догнали…
На второй день случилось. Первый, он вообще длинным показался, будто жизнь целая. Жизнь и жизнь, что не так? О смерти успею еще. Дурак ты, Гюнтер, ей-богу, дурак! Герцогство перло как в последний раз. Ух, что творилось там! На моем агрегате оба ствола выгорели — два раза за боеприпасом отходить пришлось.
Но врезали мы им, ух, врезали. Только ошметки кровавые по гальке. Нет, на картинах песок сугубо для красивости. А берег там галечный, мне ли не знать. Ну да, песок, он для паровика не смерть, конечно, но неприятен — забивается же… Ну и йормландцам хуже было — не закопаться. Любая линнеманка жалобно заплачет.
Лошадей жалко. Людей — нет. Люди сами судьбу выбирать могут. Могут-могут, пан Бужак. Влегкую. У нас, помню, один экипаж сбежал, голема бросив. Могли свариться или сгореть, как прочие, а так смерть легкую нашли — их на третий день расстреляли. Вместе с ротмистром тем. Фамилия? А какая разница, если столько лет прошло? Да и в ситуации нашей…
Любой день кончается. И первый кончился. В смысле, стрелять перестали. Йормы отползли, мы отошли. Берег трупами завален. И раненными. Кричать к полуночи перестали. Кто умер, кого на стон только и хватать стало.
Караулы выставили, и вперед! Нет, господа пограничники, спать големогренадер ложится тогда, когда его паровик обслужен, заряжен и полностью готов к бою. Особенно, когда до того врага две версты…
Мы с юнкером моим как раз на картечнице ствол меняли. Там только вдвоем, в одиночку никак. Юнкера зачем? Ну так в одно лицо и паровик вести, и стрелять — оно не получается. Вернее, стрелять-то выйдет. Но один снаряд в обеих пушках и короб в картечнице, а потом все, самому не перезарядить. Места мало, ага. Ну так и брали ребятишек поменьше. Лет до двенадцати, не больше. Со спины, там где горб. Франта, ты ж внутрь моего лазал, не заметил разве? Ну да. Дополнительная защита командира голема, сиречь меня. Мой юнкер? Живой остался. Я ж всегда рылом к противнику отходил, спиной не поворачивался.
Сто Второго, помню, подбили — обе ноги снесло, командира убило. Да еще и паровик спиной назад упал. Юнкер выбраться не смог.… Как он выл, Царь Небесный! Мне тот вой еще лет десять снился. Сирот и набирают, другие не идут.
И тут орут что-то по-йормландски, по-человечески отвечают. Стрельба, крики… Снова стрельба. Мы за оружие схватились. Сто Четвертый в паровик заскочили, разгоняться начали...
Что оказалось? Дурость сплошная.
Ротмистр из нашей пехоты пошел караулы проверять. К одним подошел, по-йормландски окликнул, мол, «Лицвин, маму твою, сдавайси!». Его по голосу узнали, ответили, что мол, «сдаемсу, герр!». Думали, пошутить решил. А он за револьвер, да всех троих и положил на месте.
Что потом? Говорю же, расстреляли его. Вместе с трусами. С ума офицеру положено только в мирное время сходить.



Ага, по тем самым докам, что Денис у себя выкладывал.
Tags: Кордон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments