irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

В дверь решительно стукнули.
- Разрешите? -
Не дожидаясь ответа, в кабинет вошел посетитель. Коренастый офицер в выгоревшем камуфляже. Погоны не видны — перевернуты подложкой вверх. Светлые волосы, серые, умные и внимательные глаза. Взгляд офицера быстро ообежал кабинет и остановился на вставшем с кресла полковнике.
- Герр оберст Краузе?… - голос был под стать внешнему виду офицера. Тихий, чуть надтреснутый. И совершенно невыразительный. Так мог бы говорить неодушевленный предмет. Шкаф, стул. Или Голем. - Полковник отогнал совершенно неуместные аналогии. Хотя похож, похож...
- Совершенно верно! - Изображая радушного хозяина, оберст выбрался из-за стола и подошел к гауптману. - Именно Краузе, и именно оберст.
Ладони офицеров встретились. «Как деревянная!» снова прокралась непрошеная мысль.
- Давайте сразу перейдем к делу, оберст? – «Голем», как про себя окрестил гауптмана, не стал ходить вокруг да около, а сразу перешел в наступление. Решительный...
- Может быть, чаю? Фройлян Эльза заваривает его восхитительно.
- Благодарю. Но откажусь. Не пью. - резко мотнул головой гауптман. - Ни чай, ни кофе. Оберст, при всем к Вам уважении, давайте все же перейдем к делу. Потому что, кажется, что нас зря выдергивали в столь оперативном порядке из Греции.
- Тут важнее. - Краузе сдвинул со стола стопку бумаг и присел на краешек. Гостю же, указал на колченогий стул, гордо стоящий посреди комнаты. Гауптман не стал жеманиться, и присел. Соблюдая, впрочем всевозможную осторожность.
- По крайней мере, здесь серьезнее. Не знаю характера Ваших, гауптман, заданий в Греции, но все же позволю озвучить подобное предположение вслух.
Краузе украдкой взглянул на гауптмана. Но Берг все так же невозмутимо сидел на краю. Услышав про Грецию, улыбнулся краешком губ, очевидно решив придержать мнение при себе. Оберст продолжил: -Еще не прошло и месяца с начала боевых действий против красных. И, в принципе, они развиваются не так плохо, хотя и не совсем по плану.
- Ничто и никогда не развивается точно по плану, герр оберст. Русские всегда были хорошими бойцами. Канцлер не зря разбрасывался восхищенными эпитетами в сторону России.
- Это Вы очень точно заметили, гауптман. Я старый солдат! - Краузе как бы невзначай коснулся Креста Гиндебурга. - и в моей биографии однажды уже присутствовал Восточный Фронт. И я отлично знаком и с русскими, и их стойкостью. В общем, надо признать без лишней скромности, что война идет неплохо. А вот в частностях… Вы курите?
- Не курю. - невозмутимая улыбка раздражала Краузе все сильнее. Наверное, даже сильнее, чем полнейшая неподвижность собеседника. «Голем, чистый Голем!»
- А я закурю с Вашего позволения. - нервно пробарабанил по столешнице оберст, не пытаясь даже скрыть волнение. Вернулся на свое место, сел, нервно дергая ящики стола, наконец достал необходимые документы. - А Вы пока ознакомьтесь с необходимой для вхождения в курс дела документацией. Подборка, надеюсь, достаточно красноречивая. Никогда не встречался ни с чем подобным в своей практике. А она у меня, поверьте, обширная!
Краузе протянул собеседнику тонкую папку в коричневом целлюлоидном переплете. Потом достал портсигар, извлек папиросу, аккуратно размял пальцами табак, примял конец мундштука и щелкнул зажигалкой. Церемония подготовки к курению явно доставляла оберсту удовольствие. Краузе затянулся с нескрываемым наслаждением и, пока Берг читал полученные документы, смаковал дым с видом совершенно счастливого человека. Невесомые колечки дыма всплывали к потолку, рассыпаясь на атомы после соприкосновения с облупившейся штукатуркой давно не беленого потолка.
Гауптман тоже не торопился. Сначала пробежал бумаги глазами. Потом просто прочитал. А после повторил процедуру очень медленно, внимательно всматриваясь в текст и время от времени бросая взгляд на висящую на стене карту. Краузе мог поклясться, что когда папка вернулась назад, Берг знал содержимое наизусть, вплоть до каждой помарки.
- Что скажете? – спросил оберст, когда проклятая папка перекочевала в ящик стола, и ключ провернулся в замке с легким хрустом..
- Признаю. - гаптман смотрел сквозь Краузе своими совершенно невозмутимыми стальными глазами. - Больше похоже на розыгрыш. Дурацкий розыгрыш. Но есть некоторые моменты моей обширной практики... - последние слова Берг отчетливо выделил голосом, и оберст понял, что вовсе не такие уж невозмутимые глаза у гауптмана. Голем умел смеяться. - так вот, о чем это я? Моменты практики подсказывают, что возможны самые неожиданные повороты событий. Особенно в лесах. Особенно, в русских лесах.
- К сожалению, приходится признать Вашу правоту, гауптман. - Кивнул Краузе. - Кто-то с первых же дней войны методично уничтожает небольшие подразделения в этом районе. Первоначально мы готовы были списать данные пришествия на остатки разбитых частей большевиков, пытающихся выйти из окружения. Но…
- Это не они.
- Совершенно верно! - согласился оберст. - Всерьез эту версию рассматривали до нахождения первых погибших. Да, после красных остаются трупы. Но после них остаются самые обычные трупы с отверстиями от пуль и ножевыми ранениями. Да, окруженцы часто уступают нашим войскам в вооружении, но не настолько же! Обгрызенные зубами палки! Свернутые шеи! Метательные поленья! А физическая сила, с которой всё это проделано!? Это не люди, гауптман!
- А кто? - По лицу гауптмана было невозможно прочитать ничего. Но уже второй раз за несколько часов, оберст мог отправлять клятвы к небесам. Берг знал намного больше, чем было написано в бумагах. Он знал еще и то, что не было нигде написано...
• Неизвестно. - развел руками оберст, пытаясь не замечать ироничный блеск в глазах Берга. Наши «умники» тоже не знают ответа. А бывшие полицейские из местных… - оберст взглянул на гауптмана, вопросительно приподнявшего бровь и уточнил, - да-да, полиция в этом районе уже две недели, как полностью разбежалась, так вот среди бывших полицейских ходят слухи о «леших» и «лесных хозяевах».
-О «леших»... - задумчиво протянул гауптман. - это интересно, герр Краузе. Можно сказать, крайне интересно. И снимает некоторые вопросы сразу же?
- Даже так? - обрадованный оберст подался вперед. Но гауптман опередил:
- В чем заключается моя задача?
• Выяснить кто это! - разочарованный Краузе сел обратно. То, что с ним никто не собирался особо церемонится или делится информацией сверх необходимого, было ясно заранее. Люди из ведомства «Черного Генриха», всегда отличались определенной заносчивостью. А специалисты подобные Бергу — страдали этим вдвойне, нет, даже втройне!
- Ваша задача, банальна как суп из бычьих хвостов. - позволил себе несколько скабрезную шутку оберст. - Необходимо найти убийц! Узнать, почему они помогают русским. Попытаться договориться. Или уничтожить.
- Давно не встречал столько четко поставленной задачи. - съязвил гауптман. - Как говорится в русских сказках «Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что!»
• Именно! - не стал скрывать удовлетворения Краузе. - Ваша задача согласована с Берлином. А посему... - оберст виновато развел руками, - извольте выполнять. Со своей стороны обещаю всемерную поддержку всем необходимым. Автотранспорт, питание... Информация. Кстати, чуть не забыл! - оберст картинно стукнул себя ладонью по лбу, и зарылся в ворох бумаг. - Вот последний случай, еще не вошедший в общую сводку.
Берг внимательно изучил еще один листок. В той же последовательности. Пробежать глазами , прочитать, еще раз прочитать...
- Ну это уже ни в какие рамки не влезает. - Краузе и не подозревал, что с таким наслаждением услышит в голосе гауптмана искреннее удивление. - Я могу поверить в леших. Но мамонты? Герр оберст, ваши солдаты не решили поиграть в берсерков? По слухам, тут весьма забористые мухоморы...
- Я и сам так сперва подумал, но увы! Следы подтверждают. Взвод фельдфебеля Эгера растоптали мамонты, заступившиеся за местного мальчишку. Если есть желание, воон в том шкафуна нижней полке лежат гипсовые слепки. Один из унтеров до войны служил в крипо. Немного разбирается в технологии...
Собеседники помолчали. Берг первым нарушил тягостное затянувшееся молчание:
- Мда… С мамонтами мне воевать еще не приходилось… Но тем интересней… - закончить ему не дал стук в дверь.
- Господин оберст, срочная шифрограмма!
Краузе взял желтоватый бланк и жестом руки отпустил шифровальщика.
- Прекрасный специалист, но совершенно не понимает субординации, - начал он, одновременно опуская глаза на документ.
Внезапно лицо оберста побагровело. Краузе зашатался и рухнул бы на пол, если не сидел бы в кресле.
- Прочитайте, герр гауптман, - оберст протянул Бергу листок. – Все тот же почерк! И уже не оберфельдфебель!
- Однако, - только и смог произнести гауптман, пробежав глазами сообщение, - Гейнц-Ураган… Будет лучше, герр оберст, если я немедленно выеду в эти… – он сверился с бумагой, - Василевичи. Автотранспорт есть свой, не беспокойтесь.
- Езжайте, Берг. И знаете что? Не надо выяснять и договариваться. Надо уничтожить. Любой ценой. На месте в любом случае виднее, чем в Берлине
- Яволь, герр оберст. - козырнул от двери Берг. - Совершенно с вами согласен!
Дождавшись, пока за неприятным гауптманом закроется дверь, Краузе, воровато оглянувшись, достал из стола алюминиевую флягу и рюмку зеленого стекла. Со странностями пусть разбираются специалисты. На то они и существуют в нашем мире!



Добрались быстро. Дороги, хоть и были больше похожи на хорошо утоптанные просеки, для полноприводных фордовских грузовиков серьезной проблемой не стали. Лето на дворе, как ни крути. И даже местные болота по случаю жары несколько подсохли. Чего уж говорить о местных грунтовых «шоссе»?
Решивший перестраховаться, Краузе не поскупился на наличные силы, и пригнал чуть ли батальон пехоты. Хорошо хоть, офицеры догадались не пускать всю эту ораву по деревне, ограничившись расстановкой подчиненных по периметру. Постов наставили плотно, и, естественно, совершенно бездарно.
Ганс-браконьер, только сплюнул презрительно, прикинув десяток вариантов просачивания сквозь «охраняемую зону». Берг не стал одергивать подчиненного, потому что совершенно разделял его точку зрения. Но ожидать чего-то большего, чем выполненное, никто не собирался изначально. Тыловики, что уж тут говорить...
Грузовик спецкоманды въехали точно на середину деревни, остановившись рядом с «кюбельвагеном» ГФП. «Фельдполицаи» крутились поодаль, в своей извечной спеси, «не заметив» прибытия спецкоманды. На них, естественно, тоже никто внимания не обратил. Копошатся себе. И пусть. Мы свою задачу имеем. И ее выполнять намерены не смотря ни на что.
Бойцы откинули борта и попрыгали из машин. Гауптман не раздавал приказаний. Ни к чему. Ребята и так в курсе произошедшего инцидента. Времени в пути хватило. А непонятливые в его команде надолго не задерживались...
Ребят Берга всегда работали сами. Без подсказок и приказов. Каждого гауптман отбирал лично. Кого вытаскивая из тюрьмы, кого — сманивая из полиции или Вермахта. Было несколько десантников и пара человек из ведомства Редера. Задания выпадали самые разные. Потому и старался гауптман отбирать специалистов самого разного профиля. Никогда ведь не угадаешь, кто тебе понадобится завтра. То ли летчик, то ли альпинист.
Команда растворилась в мельтешении построек. Командир удобно разложился в раскрытой настежь кабине американо-германского детища и, поглядывая, время от времени на часы, старательно рисовал загадочные схемы, постоянно меняя карандаши. Наконец, гауптман довольно улыбнулся и уложил бумаги в планшет. Кое-что прояснялось. Далеко не все, конечно. Но будем же реалистами, герр гауптман. По крайней мере, известен примерный район действий. И еще некоторые мелочи. Пока что неприметные, но при должном везении.... А теперь, положим планшет под сиденье и пойдем самолично посмотрим на место пришествия.
И будем старательно не замечать «ГФПшников». Пусть те делают своё дело, а мы будем делать своё. Потом можно и обменяться данными. Или поделиться. Наверное. Если будет желание. И если будет, чем обмениваться. Потому как, при всех положительных моментах, данных было очень мало. И наблюдения гауптмана пока не радовали...
Русские здесь были. Нет, не так. Русские здесь тоже были. Но не только они. И гораздо важнее понять кто здесь был еще. Ладно, подождем результатов осмотра. Много времени не займет. Два — три часа особой роли не сыграют. Те, кто здесь были ночью уже далеко. Призрачная надежда что удастся найти генерала по горячим следам растаяла на выходе из кабинета полковника. Да и не было той надежды, если быть честным перед собой.
Осмотр закончили часа через три. Ребята по одному выныривали из лабиринта построек, подходили к «Форду». «Полицаи» все еще крутились по окрестностям, сверкая вспышками фотоаппаратов.
- Все на месте? - спросил Берг.
- Ясное дело, все! - обер-лейтенант Матич давно уже должен был носить минимум погоны оберста. Но препятствием становилась не сколько национальность, а больше несдержанность лужичанина, его острая нелюбовь к командованию более чем, десятью подчиненными и умение уходить в долговременные загулы, больше смахивающие на запои. Минусы эти, однако, по мнению управления кадрами, совершенно не перевешивали плюсы в виде исключительного мастерства обер-лейтенанта на поприще следопытства. Вот и пришелся Чеховски ко двору только в спецкоманду Берга. Гауптман уважал профессионалов в любой сфере деятельности, прощая им маленькие человеческие шалости.
- Никого не потеряли. И никого не нашли. - продолжил Матич, и кивнул своему заместителю фельдфебелю Гансу-браконьеру, вытащенному Бергом из тюрьмы славного города Боцена, где Ганс сидел как раз за браконьерство... - В двух словах.
- Русские здесь были.. – сказал Ганс, машинально потирая шрам, тянущийся через лицо.- Человек под тридцать - тридцать пять. Следы чужой армейской обуви на каждом углу. Подошвы почти целые. Так что, или диверсанты, или окруженцы. Топтались тут, как овцы в загоне. Есть момент. Часовых резали и кололи ножами. Но били уже мертвых. Их убили раньше.
- Может решили поиздеваться над трупами? Вспомни усташей.
- Те режут уши и отрезают все лишнее, ублюдки - поморщился Матич, искренне ненавидевший хорватов. - А тут удары на смерть. Словно били, не зная, что бьют дохляка.
- Смысл?
Следопыты только пожали плечами.
- Еще здесь были животные. Настоящие. Не усташи. – тихо сказал унтер-офицер Луц.- очень большие. Покрыты шерстью рыжей или бурой. Особей шесть-семь, как минимум. С хоботами и бивнями.
- Мамонты? – в лоб спросил Берг.
- Возможно, – согласился бывший боцман «шнелльбота», утопленного английскими бомберами в Северном море. - Если зверь выглядит как мамонт, то скорее всего, это именно он и есть. Они прошли от восточной окраины до центра и ушли назад. На западную часть деревни не заходили.
Гауптман задумчиво молчал несколько секунд. Оглянулся. Парни из ГФП собрались возле трупа часового и оживленно размахивали руками.
- Отто, ты у нас вроде как по «холодным» разбираешься? - на всякий случай уточнил Берг у унтера.
- Разбираюсь, - отозвался специалист. – Часовым свернули шеи. Так, что они пикнуть не успели. Остальных убивали бесшумно. В основном — душили. Большинстов даже проснуться не успело. Давили, как хорек курей.
- Как душили? – гауптман, сам неплохо разбирающийся в способах лишения человека жизни удивился. – Долго же. И шума хватает. Или гаррота?
- Обошлись без испанских штучек. - поморщился Луц. - Делали проще. Вот так. - показал унтер. - Обхватывали шею ладонью и сжимали. Генрих, не делай круглые глаза. Это возможно. Если ладонь как у гориллы. И если хватает силы. Тем, кто был там, - Отто кивнул на соседний дом, - хватало всего. Если кто-то просыпался — били кулаком. Выходило сильней, чем лошадь копытом. Грудную клетку проламывало до позвоночника. Один удар – один труп. В штабе все так убиты.
- Кто что думает о нападавших?
- Очень похожи на человека или обезьяну. – Первым начал Луц, - Только человека ростом в три метра. Огромной силы. Пока всё.
- Целиком покрыты шерстью, - добавил Матич, - Я сперва удивился, откуда следы шерсти в домах, если звери и близко не подходили. А это шерсть убийц. Так что – мохнатые они. И их было всего двое. - Посмотри сам
- С чего такой вывод? - Берг взял образцы шерсти, разложенной по бумажным пакетам и спрятал в потайной карман камуфляжной куртки.
- Шерсть всего с двух особей.
- Так они тебе свою шерсть и оставили.... - хмыкнул гауптман, - не считай противника глупее себя. Первая заповедь тактики.
- Шерсть не читала Сунь Цзы. - в свою очередь хмыкнул обер-лейтенант - Линька у млекопитающих идет постоянно. Ты можешь проследить за выпадающими волосами? А у них волосяного покрова намного больше. Эти двое следили. Но не уследили. Нет, их было только двое.
- Значит, они еще и очень быстры, – задумчиво протянул Берг, мысленно добавив еще несколько пунктов к списку достоинств неведомых противников. – Звери подобрались вплотную к часовым так, что их не заметили. Не верю. - мотнул головой гауптман. - У Гейнца в охране таких балбесов не держали. Вероятнее другое. Часовые заметили, но не успели ничего сделать. Мохнатые пробежали от крайнего дома за пару секунд…
Матич скривился, прикинув расстояние.
- Под сто километров в час. Сомнительно. Что-то я не помню в книге у Брэма человекообразных гепардов трех метров росту.
Бывший боцман пожал плечами:
- Альфред, конечно, специалист, но я больше доверяю своим глазам. И фактам. Любой солдат, даже самый хреновый, увидев трехметровую волосатую образину верхом на мамонте, выстрелит не задумываясь. Максимум две секунды до выстрела.
- Мамонты сюда не заходили. - Берг всегда любил подобные споры. В Америке подобное называли «брейн-штурмом», и с этим названием гауптман был согласен целиком и полностью.
- Неважно. - отмахнулся увлекшийся Луц. - К слову пришлось.
- Глаза отводят, - молчун Вилли говорил редко. Но всегда по делу. – Где-то я такое слышал… Фенке!
- Фенке? - гауптман закрыл глаза, прислушиваясь к внутренним ощущениям. - Не слишком ли? Фенке и Белорусия? Реально?
- А мамонты – объективная реальность, данная нам в ощущениях?
Молчун-то Вилли молчун, но при необходимости вполне мог процитировать не только фюрера германской нации. Иногда от его цитат гауптман нервно оглядывался. Как сейчас, например. Уж больно не хотелось терять хорошего бойца только потому, что тому лень вспоминать, кого он цитирует. Никто, конечно, не захочет ссорится с СС из-за несдержанности рядового. Но если кто-то вспомнит, что этого рядового чуть ли не за шиворот выволокли из-под статьи о пропаганде....
- Фенке… - задумчиво произнес Берг, - плоть от плоти леса. Большие, косматые, огромной силы, быстрые и ловкие. Умеют становиться невидимыми. По описанию подходят. Если что-то подобное существовало в древности в наших лесах, то здесь оно могло сохраниться до сих пор. Это у нас леса повырубили… Что же, придется охотиться на Фенке. «Анненербе» не отрицает их существования. Значит, и мы поверим в их реальность.
- Но с Фенке можно договориться! – сказал Луц, на всякий случай оглянувшись. – Во всех сказках…
- Можно. Про это не только в сказках написано, но и еще кое-где... - ухмыльнулся гауптман. – Но с местными Фенке уже договорились. И я не думаю, что мы сможет перебить их ставку. Так что, камрады, нам придется охотиться на Фенке. Больших, быстрых, и опасных как десяток медведей сразу. Что же, я всегда знал, что достойного противника встретим только у русских. Правда, не ожидал, что настолько достойного… А что вы, герры специалисты, можете сказать о судьбе генерал-полковника?
- Ничего. Его несли, не сам шел. В воздухе следов не остается, – констатировал унтер. - Может, его уже Фенке на какой полянке доедают…
- Неа, - подумал вслух обер-лейтенант Матич, - скорее всего, наш горячо уважаемый «Быстрый Гейнц» навоз за мамонтами убирает. Большой и быстрой лопатой. - и, предвосхищая вопросы, добавил на своем родном языке, - Дупой чую!
Именно хорошее дупное чутье и было вторым положительным качеством лужичанина.
Tags: Грабь. Бухай. Отдыхай, Дети Гамельна
Subscribe

  • Памятник "Новику"

    У въезда в торговый порт г. Корсакова (у одного из, мы через грузовой заезжали), стоит памятник крейсеру "Новик", погибшему в этой бухте в 1904 году.…

  • Про этот ваш Байкал или как нас всех обманывают

    Позавчера вечером стартовали из Ангарска. Связь по дороге был неубедительной, поэтому с опозданием. В целом, все, как говорится -"не дождетесь!" (С)…

  • Про музеи города Ангарска

    Писать что-то обширное, уж простите, нет пока что ни времени, ни сил (пельмени, хариус, черемша и прочее омули), прямо таки окружают со всех сторон,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments