irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Историография


Начало изучения скифского искусства связано с находками из древних курганов Западной и Южной Сибири. Могильники активно расхищались так называемыми «бугровщиками», ведущими раскопки хищницкими методами, и переплавлявшими большую часть находок. Лишь малая часть находок попадала в руки коллекционеров и антикваров.
Среди них выделяется фигура Н.К Витзена, который не только собрал коллекцию образцов скифского искусства, но и частично обнародовал их, включив в свой труд описание некоторых археологических памятников, и обстоятельств их обнаружения .
Еще более значимой фигурой для изучения истории скифов и их культуры, был Петр I, издавший в 1718 указ о запрете продажи находок и неукоснительной передаче их государству. Предпринятая, опять же, по указанию Петра I Сибирская экспедиция (1719-1727 гг.) вывела в свет сразу двух исследователей, Д.Г. Мессершмидта и Ф.И. Страленберга. Д.Г. Мессершмидт, кроме того, того, что был одним из первых исследователей петроглифов Сибири, ввел в обиход такие понятия как «скифская гробница» и «скифская могила», относя их к могильникам строго определенных типов . Ученый допускал возможность создания петроглифов и захоронений предками аборигенов, отказывая им, однако, в творческой самостоятельности, усматривая культурное влияние на сибирское население китайцев и других народов .
Подчиненный Д.Г. Мессершмидта, Ф.И. Страленберг классифицировал археологические памятники, изучал петроглифы, пришел к выводу о культовом назначении скульптур животных и людей из камня и металла, памятников письменности и наскальных рисунков. Ф.И. Страленберг был первым из исследователей сибирских древностей, кто увидел в объектах материальной культуры отражение идеологии древнего человека .
Итогом Второй Сибирской экспедиции стали труды Г.Ф. Миллера и И.Г. Гмелина, в которых в научный оборот вводились новые находки, проводилось уточнение данных экспедиции Д.Г. Мессершмидта, проводилась классификация могильников (основное достижение археологических трудов Г.И. Гмелина , более известного как ботаник), выработана новая хронология истории Сибири (выделены «периоды медного инвентаря и железного») В вопросе происхождения памятников Г. Ф. Миллер был категоричен — все могилы и каменные изваяния оставлены «древними татарами» без какого-либо влияния скифов или китайцев. Так же, Г.Ф. Миллер выдвигал гипотезу о существовании на всей территории Сибири одной общей языческой религии .
Следующим крупным исследователем, чьи труды затрагивали вопросы происхождения скифского искусства, был П.С. Паллас, который продолжал сбор этнографического и археологического материала, классификацию могильников. Так же им был сделан вывод, что многочисленные археологические памятники от Енисея до Венгрии оставлены одним народом, чья родина - Алтае-Саянское нагорье .
В 19-м веке вектор исследований сместился в Причерноморье.
Первое выдающееся открытие скифских сокровищ в Северном Причерноморье связано с именами П. Дюбрюкса и И. А. Стемпковский , открывших и исследовавших курган Куль-Оба (IV в. до н. э.).

Первым, кто начал целенаправленные раскопки скифских курганов на научной основе, был И.А.
Среди исследователей скифской культуры особое место принадлежит Уварову А.С, который занимался раскопками на юге России .
Раскопки конца XVIII и начала XIX в. можно охарактеризовать как период «генеральской» археологии. В ходе освоения Тавриды в процессе хозяйственных и фортификационных работ, было обнаружено множество могильников. Однако, находки разворовывались, а не представляющие ценности, просто уничтожались в ходе раскопок. О проведении раскопок зачастую известен только сам факт их проведения


В числе исследований вышедших в начале 20-века и связанных с изучением скифского искусства, следует упомянуть работу Я.И. Смирнова . В книге проведен ряд наблюдений скифских памятников, выполнена атрибутация и датировка некоторых находок.
Е.М. Придик в своей работе , посвященной раскопкам Литого кургана, уделил большое внимание стилистике находок, отметив, что если изображения на оружии выполнены на ассирийский манер, то сама форма этих предметов указывает на скифо-персидское производство.
Гипотеза Б.В. Фармаковского, созданная под явным влиянием бытовавшего в науке «грекоцентризма» выводила скифское искусство из искусства греческих городов Малой Азии и Ионийских островов . Данный вывод был сделан на основании находок в курганах Северного Причерноморья. Сочетание предметов выполненных в греческом стиле, привезенных из самой Греции и предметов непосредственно скифского искусства заставляло искать сходство с окружающими цивилизациями. Похожие мотивы нашлись на Ионийских островах, где были обнаружены предметы, могущие послужить прототипами для скифов. Однако, в связи с тем, что не обнаружено ни одного изображения, полностью совпадающего со скифскими, гипотеза так и осталось гипотезой.
Знаковой вехой в изучении звериного стиля следует считать работы М.И. Ростовцева и Г.И. Боровки.
В монографии М.И. Ростовцева , впервые указано 12 признаков скифо-сибирского звериного стиля:
1)тенденция полного или частичного зооморфного оформления вещи, используемой в быту; 2) украшение вещи фигурами животных или частями этих фигур;
3) примитивная компоновка изображений животных в ряды, колонны и нетипичность антитетических и синтетических композиций;
4) боязнь пустого пространства;
5) «натурализм» в отображении животных;
6) тенденция превращать отдельные части животных (такие, как рога у оленей) в декоративный элемент;
7) трактовка отдельных частей животных в качестве фигур других животных или их частей; 8) изображения животных сводятся к воспроизведению их наиболее типичных частей (например, орла — к клюву, глазу и крылу);
9) предпочтение отображать реальных животных (образы фантастических животных — исключение); 10) специфический репертуарный набор — фауна лесов и гор;
11) полное отсутствие изображения человеческой фигуры;
12) отсутствие растительного орнамента .
Так же, на основе стилистического анализа находок в ранних курганах Прикубанья и их сравнения с бронзой из Ирана, М.И. Ростовцев в 1929 году предположил иранские корни у искусства скифов.
Английский ученый Е.Х. Миннз в 1913 году выдвинул гипотезу сибирского происхождения скифского звериного стиля , которое, по мнению исследователя, затем проникло в Причерноморье.
В работе же Г.И. Боровки впервые была предложена таксономическая иерархия изображений. Исследователем были выявлены общие «базовые мотивы», выводимые от сочетания и субъекты зооморфной трансформации изображенных объектов животного мира. Исследователь, не отвергая влияния эллинизма и Передней Азии на скифский звериный стиль, видел его корни в карасукской культуре Южной Сибири. Древнейшая же основа, по мнению Г.И Боровки – памятники лесной полосы Восточной Европы и Центральной Сибири.
Моделировка поверхности тела сходящимися плоскостями навела Д.Н. Эдинга на предположение, что прототипы произведений скифского искусства были произведены из дерева, и их еще предстоит найти будущим исследователям. Однако, данная гипотеза не получила широкого распространения. В связи с тем, что деревянная скульптура Урала, которую исследователь сравнивал с изображениями скифского искусства, не имеет ни четко выделенных деталей, ни проработки мелких подробностей. И может быть признана сходной со звериным стилем исключительно зооморфностью образов. Зоомрфность же изображений, как известно, наблюдается с находок времен палеолита и не может давать быть применима как ключевой признак.
Основной недостаток теорий, выдвинутых Д.Н. Эдингом, Е.К. Минцем и Г.И. Боровкой - рассмотрение возникновения звериного стиля в отрыве от остальных составных частей скифской триады от происхождения (оружия и конского убора), в то время как он неразрывно с ними связан. Кроме того, скифское искусство не связано с северными таёжными районами, и было бы странно, если бы оттуда был воспринят один только звериный стиль . Впрочем, необходимо учитывать то, что само понятие «скифская триада», было введено в научный оборот гораздо позже.
Одновременно с работой Г.И Боровки свет увидело исследование Е.Р. Малкиной, посвященное сюжетам скифского искусства , выявленных на находках в Келермесских и Литом курганах. Отметив, что большая часть элементов изображений выполнено в ассирийско-вавилонском стиле, Е.Р. Малкина отметила, что изображения нанесены на предметы без учета композиции, имея сугубо декоративное значение. Так же, исследовательница сделала ошибочный вывод о греческом происхождении, без учета отсутствия на предметах типичных для античности элементов.
Вопрос первичной систематизации был поднят в работе К. Шефольда . Автор распределил изображения по отельным группам образов и мотивов. Так же, в своей работе К. Шефольд сделал вывод о зарождении звериного стиля на севере Ирана и его окончательном формировании под воздействием искусства греков Малой Азии и о выходе большей части находок из Келермесса и Мельгуновского клада из пяти ионийских мастерских. Исключительно скифскими он считал знаменитую келермесскую пантеру и костромского оленя. На выводы К. Шефольда, как и на взгляды Б.В. Фармаковсого, высказавшего подобные идеи, негативно повлиял «грекоцентризм», заставивший не обратить внимания на памятники родственных скифам номадов Евразии.
По версии Б.Н. Гракова , скифы являются сплавом автохонной, срубной археологической культуры, и пришлых кочевых народов, пришедших из Заволжья. Немало внимания уделял Б. Н. Граков изучению поздних скифов и их культуре. Впервые он показал своеобразие скифских памятников конца III в. до н. э. — III в. н. э., вместе с тем наметив элементы, связывающие их с более ранними и подтверждающие сохранение скифского этноса в сарматском окружении вплоть до гуннского нашествия. Он же был первым, кто обратил внимание на проникновение в позднескифскую среду Нижнего Приднепровья носителей Черняховской культуры .
Культуру нескифских племен лесостепных областей Северного Причерноморья Б. Н. Граков не рассматривал как единую. В ней выделялось 6 локальных вариантов, или групп, в соответствии со сложившимися к тому времени представлениями. Все в целом и каждая в отдельности отличались от степной скифской по погребальным сооружениям, чертам обряда, керамике и некоторым видам украшений. Различия между культурами объясняются разным происхождением степных и лесостепных памятников. Так, в отличие от срубной основы для скифской культуры степи культура скифского времени лесостепной Молдавии и правобережной Украины восходит к местным культурам позднего бронзового века .
В работах Б.Б. Пиотровского и А.А. Иессена было отмечено сильное влияние на скифское искусство культуры Урарту. Б.Б. Пиотровский считал, что оружие из Келермесских, Литого и Криворожского курганов может быть не только изготовлено на территориях Северном Кавказе, на то время относящихся к Урарту, но и выполненным в районах находок местными мастерами по образцам из Урарту.
А.П. Манциевич в нескольких работах выдвинула явно устаревшее предположение о происхождении большинства образцов скифского искусства из Фракии. Игнорируя в большинстве случаев явное несоответствие между сопоставляемыми ею предметами из комплексов Болгарии и Юга России.
В 1959 году вышла работа Х. Потратца , который указывал центром производства келермесских и мельгуновских предметов Северный Иран, поддерживая идеи М.И. Ростовцева.
К.Ф. Смирнов квалифицировал «савроматский» звериный стиль , сделав упор на разделение по трем тематическим группам (хищники, хищные птицы, копытные), в свою очередь, разделив на категории вещей, которые были этими изображениями украшены.
В процессе изучения образцов оружия из днепровской лесостепи, М.И. Вязьмитина, при сравнении находок из Келермесских и Литого курганов, на основе смешения в украшавших их изображениях черт скифского и переднеазиатского искусства, отнесла находки к восточному импорту .
По Р. Гиршману, вышеуказанные находки делались в мастерской, существовавшей при царской ставке скифов. Притом, в мастерской работали разноэтничные пленные восточные мастера, и создали в Иране смешанный ассиро-урарто-скифский звериный стиль .
Следующей важной для скифского искусства работой, стала книга Н.Л. Членовой , которая классифицировала изображения как произведения искусства. Так же, Н.Л. Членова выдвинула гипотезу, согласно которой предполагаемый источник скифского, или евразийского, звериного стиля должен быть одновременно источником карасукского звериного стиля и других близких ему и источником происхождения скифского оружия и конского убора. Он должен находиться где-то между Причерноморьем и Минусинской котловиной, и звериный стиль в нём должен появиться раньше скифской эпохи и не позже времени, соответствующего началу карасукской культуры, т.е. XIV в. до н.э.
К. Йетмар сумел показать, что скфиское искусство является сложным сплавом многочисленных художественных традиций, среди которых, на раннем этапе наиболее весом вклад Северного Ирана
Советский археолог М.И. Артамонов обнародовал переднеазиатскую гипотезу происхождения скифского искусства , основные тезисы которой звучат следующим образом:
1. Искусство скифов Причерноморья и населения Средней Азии и Южной Сибири генетически друг с другом не связаны. Близкое сходство с одной стороны, и кардинальные различия в трактовке одинаковых сюжетов, позволяют сделать вывод о происхождении из одного центра (Передней Азии), и дальнейшем независимом развитии.
2. В обоих случаях, источник звериного стиля – Передняя Азия. Если ориентироваться на зафиксированное письменными источниками возвращение скифов в Причерноморье, то распространение в сторону Причерноморья произошло куда позже, чем в сторону Средней Азии и Южной Сибири (в этом направлении культура «продвигалась» в период господства Мидии).
3. Таким же образом, но куда раньше, на общей основе сложились следующие азиатские культуры: карасукская, кобанская, луристанских бронз и, возможно, сейминская.
А. И. Тереножкин, возрождая старое понятие скифской культуры, объединяющее памятники степи и лесостепи Северного Причерноморья и Прикубанья, исходил из общности в металле и искусстве («скифская триада Кроме этого, для доказательства положения о единой скифской культуре он назвал, еще общие черты, объединяющие памятники разных территорий, и отмеченные им в погребальных сооружениях и обряде у племен Северного Причерноморья и некоторых народов Евразии
Как полагал В.Г. Луконин , скифское искусство зародилось на севере Ирана и распространилось через Кавказ на Кубань и в Северное Причерноморье. К сожалению, исследователь прошел мимо аналогичных, порой более ранних, центральноазиатских памятников звериного стиля. Однако наблюдение В.Г. Луконина, что ранняя скифская изобразительная традиция представляла собой живое гибкое явление, которое, передвигаясь на новые территории, обогащалось новыми элементами и утрачивало старые, несомненно, является истинным.
В работе К.А. Акишева рассматриваются находки в знаменитом могильнике Иссык (к примеру, широко известный «золотой человек») и других могильников Семиречья. Выдвигается предположение о существовании семиреченской школы мастеров, изготовлявших предметы с изображением животных в манере скифо-сибирского «звериного» стиля .
В этот же период, А.И. Шкурко и Е.В. Переводчикова занялись типологией восточноевропейского звериного стиля, подойдя с принципиально разных позиций.
А.И. Шкурко, изучавший лесостепной вариант скифского звериного стиля, счёл возможным выделить «саккызско-келермесскую» группу памятников, сформировавшуюся в условиях переднеазиатских походов кочевников. Особенностью изделий этой группы является сочетание в их стилистике ближневосточных элементов с оригинальной скифской основой .
В свою очередь, Е.В. Переводчикова, наряду с выявлением специфики репертуара и изобразительных средств, отличающих звериный стиль Прикубанья, анализирует изображения зверей как знаки — элементы невербального религиозно-мифологического текста. Исследовательница рассматривает всю совокупность произведений скифо-сибирского звериного стиля как структурно организованный текст .
Нельзя не упомянуть Д.С, Раевского, значение работ которого по анализу содержания именно скифских изображений и реконструкции мифологии скифов просто не оценимо . Так же, Д.С. Раевским был предложен термин «евразийский культурный континуум скифской эпохи», который должен был заменить не совсем корректный по мнению исследователя термин «скифо-сибирский мир».А.М. Хазанов указал на связь предметов раннего этапа звериного стиля с воинской аристократией, считая, что многие предметы могли служить и как внешние признаки власти, так и знаками принадлежности к сословной или родовой принадлежности .
Идея А.М. Хазанова была развита Г. Коссаком, поставившим вопрос о возможности существования в скифском обществе двух художественных стилей – аристократического и народного . Так же Г. Коссак разделил произведения скифского искусства на чёткие хронологические группы и предложил считать степные районы между Тянь-Шанем и Алтаем — Саянами родиной скифского звериного стиля.
Внимательного рассмотрения стоит работы Г.Н. Курочкина, который считал, что около середины II тыс. до н.э. с территории Афганистана в восточном и западном направлениях произошёл «выплеск» населения, представленного арийскими племенами, которые являлись носителями и распространителями каноничных образов и композиций звериного стиля, таких как орлиный грифон, кошачий хищник с оскаленной пастью и выпущенными когтями, заяц, кабан со свисающими ногами, копытные животные с поджатыми ногами, сцены терзания травоядных хищниками. После сравнительно непродолжительной стагнации вновь, в конце II тыс. до н.э., наступил период передвижек. В то время индоиранцы проникали вглубь Сибири вплоть до Монголии и Ордоса, где, соприкоснувшись с местными культурами (окуневская, карасукская, Чжукайгоу), заложили фундамент скифской общности и скифо-сибирского искусства. Впоследствии именно из Центральной Азии древнейшие скифы двинулись на запад — на Ближний Восток и в Восточную Европу . Хотя такая точка зрения схематична и слишком упрощённо представляет миграционные процессы, тем не менее, она объясняет близкие параллели между скифским и ближневосточным искусством ещё на заре формирования звериного стиля.
В работе Н.В. Полосьмак не только были впервые описаны находки в Пазырыке, но и сделан вывод о существовании и главенствующем положении сред распространенных там образов, одного из вариантов фантастического образа грифона — «коне-грифона» с телом копытного животного, рогами оленя и клювом хищной птицы, появляющимся не только на материальных предметах, но и в татуировках .
Особое значение для систематизации изображений скифо-сибирского звериного стиля имели работы Я.А. Шера. В труде о петроглифах Средней и Центральной Азии, исследователь выделил две группы признаков зооморфных изображений: вариативные (отражают содержание образа и соответственно меняются от образа к образу) и инвариантные («стилистические элементы», связанные не столько с планом содержания, сколько с планом выражения). Я.А. Шером был предложил математический алгоритм описания изображений, их типологизации
Аналогичный алгоритм классифицирования был предложен и детально разработан А.Р. Канторовичем, в его работах, посвящённых звериному стилю степной Скифии .
Важную роль в разработке теории классифицирования скифо-сибирского звериного стиля сыграл Е.Ф. Корольковой. Ею была предпринята попытка разработки на основании искусствоведческой терминологии понятийного аппарата для изучения скифо-сибирского звериного стиля. Е.Ф. Королькова тщательно обосновала понятия стиля, художественного направления, иконографии, темы, образа, сюжета, мотива, канона и другие терминологические единицы, базовые для изучения скифо-сибирского искусства .
В заключение можно сказать, что происхождение скифов и их искусства, шло в зависимости от географии проводимых раскопок. Были доступны только курганы Сибири – бытовала Алтае-Саянская гипотеза происхождения скифов. В 19-м веке стали доступны богатейшие могильники Причерноморья, возникли теории, основанные на «грекоцентризме».
К концу 19 века начались находки в уральских торфяниках и стали публиковаться предметы таежного звериного стиля, начали выдвигаться теории, о происхождении звериного стиля из таежных районов Сибири
Начало двадцатого века – находки Минусинской котловины. Вектор теорий смещается в выведение скифского искусства из карасукской культуры. Послевоенные раскопки в Передней Азии – основные гипотезы выводят родину скифского искусства из Ирана и Урарту. Вторая половина прошлого века ознаменовалась раскопками на всем протяжении степного пояса Евразии, что сразу дало находки в Ордосе и прочие локальные очаги звериного стиля, что снова развернуло ученую мысль в сторону восточной теории.
Таким образом, в ближайшие годы в центре внимания исследователей этой проблемы будет стоять уточнение хронологических соотношений памятников предскифского и раннескифского времени Причерноморья и скифо-сибирского мира, а также продолжение изучения локальных групп звериного стиля: скифского, савроматского, ананьинского, сакского, сибирского, ордосского, а также выяснение общих исходных основ и местных особенностей; исследование иконографии различных вариантов звериных образов, выяснение основных ступеней развития искусства внутри отдельных групп, определение направлений взаимосвязей и культурных заимствований внешних и внутренних причин, обусловивших своеобразие путей развития, а также общие закономерности этих процессов в целом.


_____________________________________________________________________

Ссылки в тексте расставлять лень, уж простите. При переносе из Ворда все слетает.Но упомянутые книги указаны все.

Н.К. Витзен Северная и Восточная Татария Амстердам 1692
Messersclimidt D.G. Forschungsreise durch Sibirien. 1720-1727.
Ю.Г. Белокобыльский Бронзовый и ранний железный век Южной Сибири. История идей и исследований (XVIII — первая треть XX в.). // Новосибирск: 1986
Stralenberg F.I. Das Nord- und Ostliche Theil von Europa und Asia. Stockholm, 1770
Gmelin I. G. Reise durch Sibirien von Jahre 1733 bis 1743.— Göttmgen
Миллер Г. Ф. История Сибири
Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства, том 1-4
Стемпковский И.А. Мысли относительно изыскания древностей в Новороссийском крае // Отечественные записки. 1827. Ч. 29. № 81 (январь). С. 4072. Отд. оттиск: СПб., 1827.
Уваров С.А. «Исследования древностей южной России и берегов Черного моря»
Я.И. Смирнов «Восточное серебро. Атлас древней серебряной и золотой посуды восточного происхождения, найденной преимущественно в пределах Российской империи» // 1909
Е.М. Придик. Мельгуновский клад 1763 года. // MAP. №31. 1911.
Б.В. Фармаковский Архаический период в России. Памятники греческаго архаическаго и древняго восточнаго искусства, найденные в греческих колониях по северному берегу Чёрнаго моря, в курганах Скифии и на Кавказе 1// (c 29 табл. и 39 рис.) МАР №34. Пг.: 1914
Ростовцев М.И. Срединная Азия, Россия, Китай и звериный стиль. // Прага,1929
Ростовцев М.И. С.28-29
Е.Н. Minns. Scythians and Greeks. // Cambridge, 1913
Borovka Der Skythische Tierstil //. L., 1928
Д.Н. Эдинг Резная скульптура Урала. Из истории звериного стиля. // Тр.ГИМ. Х. М.: 1940
Н.Л. Членова Происхождение и ранняя история племён тагарской культуры.// М.: 1967
Malkina K. Zu dem Skythischen Pferdegeschirrschmuck aus Craiova. // PZ, 1928,
Schefold K. Der Skythische Tierstil in Side Russland // Eurasia Septen-trionalis Antiqua. Helsinki, 1938
Б.М.Граков Скіфи. Київ, 1947
Б. Н. Граков, Каменское городище на Днепре. МИА, № 36. М., 1954
А.И. Мелюкова, И.В. Яценко. Скифская проблематика в трудах Б.Н. Гракова. Доклады Юбилейного заседания кафедры Археологии исторического факультета Московского Университета, посвященного 75-летию со дня рождения профессора Б.Н. Гракова //Москва, 1977
Б.Б. Пиотровский. Скифы в Закавказье. // УЗ ЛГУ. Серия исторических наук. Вып. 13 (85). Л.:1949.
А.А. Иессен. Некоторые памятники VIII-VII вв. до н.э. на Северном Кавказе. // Вопросы скифо-сарматской археологии. М.: 1954
А.П. Манциевич К вопросу о торевтике в скифскую эпоху // ВДИ. 1949. №2.
Бронзовые пластины из Прикубанья // Изследования в чест на академик Д. Дечев. София, 1958
Золотая чаша из Келермесского кургана // Omagiu lui George Oprescu. Bucureşti, 1961.
Potratz I. Die Scythen und Vorderasien. Orientalia, 28, // I. Roma, 1959
К.Ф. Смирнов Савроматы. Ранняя история и культура сарматов. // М.: 1964
М.И. Вязьмитина. Ранние памятники скифского звериного стиля. // СА. 1963
R. Ghirshman. Iran. Protoiranier, Meder und Achämeniden. München, 1964,
Н.Л. Членова Происхождение и ранняя история племён тагарской культуры.// М.: 1967.
Karl Jettmar Art of Steppes, 1967
М.И. Артамонов Происхождение скифского искусства. // СА. 1968. №4
А. И. Тереножкин. Скифская культура. МИА, № 177
В.Г. Луконин Искусство Древнего Ирана. // М.: «Искусство». 1977
К.А. Акишев Курган Иссык. Искусство саков Казахстана. // М.: «Искусство». 1978.
Шкурко А.И. Звериный стиль в искусстве и культуре лесостепной Скифии VII-III вв. до н.э. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд.ист.наук. М., 1975.
Е.В. Переводчикова О возможности исследования скифского звериного стиля как изобразительной системы.// Проблемы истории античности и средних веков. М.: 1980.
Д.С. Раевский Очерки идеологии скифо-сакских племён. Опыт реконструкции скифской мифологии. // М.: 1977.
А.М. Хазанов. Золото скифов. // М.: «Советский художник». 1975
Kossack G. Von den Anfangen desskytho-iranischen Tierstils // Skythika. 1987
Курочкин Г. Н. 1984. Индоиранские элементы в искусстве Древнего Востока и исторические корни скифо-сибирского искусства // Скифо-сибирский мир (искусство и идеология). Кемерово.
Курочкин Г. Н. 1989. Ранние этапы формирования скифского искусства (новый фактический материал и необходимость построения эффективной теоретической модели) // Кочевники Евразийских степей и античный мир. Новочеркасск
Н.В. Полосьмак «Стерегущие золото грифы» (ак-алахинские курганы)// Новосибирск: 1994. 125 с
Я.А. Шер Петроглифы Средней и Центральной Азии. // М.: 1980
Канторович А.Р. Классификация и типология элементов «зооморфных превращений» в зверином стиле степной Скифии // Структурно-семиотические исследования в археологии.Т. 1. / Ред. A.B. Евглевский. Донецк: ДонНУ, 2002.
Канторович А.Р. К вопросу об основных принципах классификации изображений скифского звериного стиля // От палеолита до средневековья.Сб. науч. ст. / Ред. В.Л. Егоров. М.: Изд-во МГУ, 2011
Е.Ф. Королькова Теоретические проблемы искусствознания
и «звериный стиль» скифской эпохи. К формированию глоссария основных терминов и понятий. // СПб: 1996.


Tags: История, Скифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments