irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Уйгурские партизаны

Оригинал взят у nickmix01 в Уйгурские партизаны


Уйгурские партизаны
Есть много не очень известных операций, проводившихся НКВД в 30-е 40-е годы за пределами нашей страны.
Участником одной из подобных операций был мой дедушка.
Операция эта была - подавление восстания уйгуров в Восточном Туркестане, организованном английской разведкой и направленном, в том числе, против нашей страны. В русской "Википедии" об этой странице нашей истории говорится следующее:
"Война 1937г, восстание 6 уйгурской дивизии
В 1937 году началось восстание 6-й уйгурской дивизии под руководством Абдул Нияз Камала и Кичик Ахуна (Махмут Мухити вынужден был иммигрировать). Восставшие двинулись в сторону Урумчи. Решающее сражение произошло в районе городов Корла, Карашар. Объединенные китайско-советские войска разбили восставших. Затем последовали широкомасштабные репрессии по всей Уйгурии. Однако местное население не прекращало борьбу. Совместными усилиями советских воинских частей (Нарынская и Ошская войсковые группы) и подразделений Шэн Шицая мятеж уйгуров и дунган был подавлен. Комбриг Николай Норейко докладывал: «К 5 декабря из 36-й дунганской дивизии убито и взято в плен 5 612 человек, ликвидировано из числа взятых в плен 1 887. Захвачено 20 орудий, 1 миномет, более 7 тысяч винтовок. Из 6-й уйгурской дивизии убито и взято в плен около 8 тыс. человек, из числа пленных ликвидировано 607 человек». Позднее численность «ликвидированных» возросла.
Синьцзян подчинялся китайскому правительству Чан Кайши только номинально, имел собственную валюту, и что примечательно, ее стабильность обеспечивалась Госбанком СССР. Что касается белогвардейцев, то частью они погибли в боях, частью — были завербованы советской разведкой или перешли на службу Шэн Шицаю. Позднее русская дивизия, сформированная из них, вопреки рекомендациям СССР была расформирована, Паппенгут был обвинен в заговоре и расстрелян. Вместе с ним было казнено более 40 белых офицеров. Шэн Шицай будучи с визитом в Москве, попросил у него дозволения вступить в ВКП(б). И в 1938 году заместителем начальника Разведуправления РККА ему был вручен партийный билет за № 1859118.
Преданность Шэн Шицая высоко оценивалась Москвой. Его просьбы о поставках оружия, боеприпасов, продовольствия удовлетворялись полностью, в Хами был построен авиастроительный завод, где собирались истребители И-16 (позднее его демонтируют и вывезут обратно). Истинной причиной советской поддержки Шэн Шицая были стратегические интересы. К этому времени в Синьцзяне были обнаружены большие запасы урана, вольфрама, сурьмы, олова, никеля, тантала.
С началом Второй мировой войны, ориентация губернатора, китайского генерала Шэн Шицая поменялась. Переметнувшись на сторону китайских националистов — сторонников партии Гоминьдан, он тем самым вызвал недовольство СССР. В связи с этим Советский Союз начал поддерживать национально-освободительное движение народов Восточного Туркестана."
Я долго пытался найти в нашей специальной и исторической литературе упоминание об "уйгурских партизанах", но нашел только текст "противника".
Может быть позднее приведу наш взгляд на эту историю.

Как Москва помогла подавить восстание в восточном Туркестане
Как часто мы с уверенностью говорим о событиях, происходивших в истории тысячу, а то и более лет назад, по одному свидетельству или высказыванию выстраивается целая научная теория, с годами она становится непререкаемой догмой, особенно если, выкладки ученых поддерживаются властями. Но с каким удивлением порой случается узнавать нам о событиях недавней истории, скрытых от людского глаза политическими или военными причинами.
1937 год… Непростой год тяжелого 20-го века. Уже год идет гражданская война в Испании, где схлестнулись две силы: фашистские режимы Италии и Германии и коммунистический Советский Союз, японские войска безнаказанно бомбят китайские города, уничтожая тысячи мирных жителей, в СССР начался "большой террор", в ходе которого были репрессированы миллионы граждан "первого социалистического государства в мире", одновременно с этим в стране широко празднуется 20-летие Великой Октябрьской социалистической революции, на экраны Франции выходит фильм Жана Ренуара "Великая иллюзия", в котором Жан Габен сыграл одну из лучших своих ролей. А в это время в далекой китайской провинции Синьцзян (Восточный Туркестан) разворачивались драматические события, о которых и пойдет речь далее.
Синьцзян - западная окраина великого соседа
Провинция Синьцзян в Китайской империи являлась не только крупнейшей в территориальном отношении, но и наиболее многонациональной. Здесь в начале ХX века проживало более десятка национальностей: уйгуры, китайцы, казахи, киргизы, дунгане, монголы, татары, таджики, узбеки, сибо, маньчжуры, солоны, русские. Это обстоятельство стало одной из основных причин, определивших сложные и долговременные проблемы Синьцзяна, как в области внутренней политики, так и в международных отношениях.
С момента покорения Восточного Туркестана китайцами местные жители не раз восставали против их правления. В первой половине XIX века Кокандское ханство, желая с одной стороны помочь единоверцам, а с другой установить свой контроль над Кашгаром, активно участвовало в подобных выступлениях. Нужно отметить, что государственной границы между Синьцзяном и среднеазиатскими землями, до установления в 70-х годах российского правления не существовало, да и впоследствии, вплоть до середины 30-х годов ХХ века она существовала скорее на бумаге, чем в действительности.
По обеим сторонам границы жили исповедующие ислам, представители одних и тех же народов. Этим объясняется участие кыргызских феодалов в восстании народов Восточного Туркестана 1864-77 годов. Только благодаря жестким мерам российской военной администрации, кыргызские набеги через границу были прекращены. После подавления уйгурско-дунганского восстания китайскими войсками в 1877 году на территорию нынешнего Кыргызстана ушли тысячи повстанцев с семьями. Кстати, российские войска также приняли участие в борьбе с восставшими, по просьбе китайского правительства они заняли Илийский край с центром в городе Кульджа и до заключения Петербургского договора 1881 года десять лет удерживали его за собой.
Подобная ситуация повторилась в истории межгосударственных отношений Китая и СССР (сменившей царскую Россию) в 30-е годы прошлого века.
Горячая точка Центральной Азии
До начала 30-х годов ХХ века Синьцзян был тихим, безжизненным районом, оторванным от центрального Китая. На его территории находили свое прибежище многочисленные эмигранты из советских среднеазиатских республик и Казахстана, бежавшие во время гражданской войны и коллективизации.
Но, спокойствие было только внешним, среди местного населения долгие годы росла ненависть к китайским захватчикам. И в 1931 году началось синьцзянское восстание, продолжившееся три года. Против правительственных войск выступили уйгурские повстанцы Ходжи Нияза и подразделения 36-й дунганской дивизии генерала Ма Чжу-Ина. Установить спокойствие китайским властям удалось только в 1934 году при помощи "Алтайской добровольческой армии", состоявшей из бойцов Красной Армии и войск ОГПУ. Алтайской группа войск называлась, по той причине, что вступила в Синьцзян с территории Алтая.
Советский Союз был по ряду причин крайне заинтересован в сохранении спокойствия на территории восточного соседа. Во-первых, географическое положение Восточного Туркестана. Синьцзян имел очень протяженную границу с СССР, более 2 тыс. км. Причем из Синьцзяна открывался кратчайший путь к Казахстану, Западной Сибири и Уралу. Эти территории ввиду их удаленности от границ считались советским правительством наиболее безопасными, здесь размещались новые угольно-металлургические базы (Кузбасс, Караганда). Размещение в Западном Китае войск вероятного противника не оставляло в СССР безопасных районов. Вместе с тем Синьцзян очень удален от Восточного Китая. Более коротким, чем в Восточный Китай, был и путь в Индию - около 1000 км, но он проходил по высокогорным перевалам, доступным только вьючным караванам. Во-вторых, как уже отмечалось выше, Синьцзян имел сложный национальный состав населения, 60 % которого составляли уйгуры, тюрки по языку и мусульмане по вероисповеданию; 12 % китайцы; 8,7 % монголы; 7,7 казахи. В начале 1930-х гг. здесь проживало также 60 тыс. киргизов, 30 тыс. русских, 20 тыс. таджиков, 15 тыс. узбеков, 2 тыс. татар. В-третьих, в дела провинции активно вмешивались Япония и Великобритания. Поэтому советское руководство проводило в Синьцзяне политику, направленную на усиление своего влияния и поддержку китайских властей. Тем более, что захвативший в Восточном Туркестане власть китайский генерал Шен Шицай везде провозглашал принципы вечной дружбы с "великим северным соседом" и даже хотел вступить в ВКП(б).
Советский Союз взял на себя снабжение синьцзянской армии вооружением и обеспечение ее военными советниками, одним из которых был, будущий Маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза, Павел Семенович Рыбалко.
Ситуация в Восточном Туркестане продолжала оставаться напряженной. Не всем понравилась тесная дружба нового дубаня (губернатора) с Советами, а также форсированные методы, которыми пытались реформировать синцзяньское общество сторонники Шен Шицая. И это несмотря на то, что он провозгласил расовое и национальное равноправие в провинции. Впервые в местных органах власти появились представители некитайских народов.
Оказание интернациональной помощи братскому синьцзянскому народу
В апреле 1937 года на юге провинции, в Кашгаре при поддержке духовенства поднимает восстание командир 6-й уйгурской кавалерийской дивизии Махмуд Сиджан. Ряды восставших уйгуров увеличивались с каждым днем. Правительство провинции бросило против них снабженные советским оружием китайские войска, но все было безрезультатно. Положение спасали лишь самолеты Р-5 с советскими инструкторами, они бомбили и обстреливали повстанцев, сдерживая их натиск. Положение усугубилось выступлением на стороне восставших частей 36-й дунганской дивизии.
Советское командование начало разрабатывать план вторжения на территорию Восточного Туркестана, для оказания помощи губернатору Шен Шицаю.
21 июля 1937 года по указанию Наркомата Обороны началась подготовка к походу двух небольших групп. В состав каждой из них входили по два полка (один - Красной Армии, второй - НКВД), горная батарея, по роте саперов и связистов. Задача, поставленная перед этими группами была секретом для всех бойцов и большинства командного состава. Официально обе группы выводились к границе "Для проведения длительных учений в условиях горного лагеря". Как говорилось в одном из приказов, "Погрузка частей, перевозка по железной дороге должны производиться с соблюдением строжайшей секретности. Предупредить весь личный состав, что в письмах не должны быть указаны действия своих частей и подразделений, а также наименования местных населенных пунктов... Не допускать никаких самочинных действий в отношении местного населения."
Кроме этого для соблюдения тайны участникам похода предписывалось при отправке писем домой указывать адрес зимних квартир, а не "района учений", письма родственников также ждал долгий путь: они прибывали сначала в места постоянной дислокации и лишь после проверки военной цензурой поступали к адресатам.
Перед отправкой командующим группами было приказано: "В процессе формирования Вам совместно с комиссаром надлежит тщательно проверить весь личный состав, отсеяв и оставив на зимних квартирах все негодное для похода"
Кроме того, для маскировки наши полки, батареи и роты переодели. 4 июля 1937 г. командующие обеими группами получили одинаковые телеграммы: "Для частей группы войск в Ваше распоряжение направляется обмундирование особого заказа. Указанное обмундирование выдается на руки распоряжением командующего войсками... Не брать с собой снаряжения со звездой и вообще не брать ничего форменного...
Обмундирование особого заказа клейм и штампов не имеет, окрашено в разные цвета. Вам надлежит отдать распоряжение, чтобы каждая часть устранила клейма на седлах и сапогах, т.к. эти вещи не заменяются. На кожаных предметах клейма закрасить чернилами."
"Особым обмундированием" оказались халаты и шапки. Впрочем, неясно в таком случае, почему не заменили обувь: ведь кирзовые и брезентовые сапоги, с пусть даже стертыми клеймами, носили только советские солдаты.
Сами группы получили названия "Ошская" и "Нарынская" - по месту сосредоточения перед походом. Территория Киргизии была выбрана командованием как наиболее близко расположенная к Кашгару, очагу боев. Поэтому во всех документах, участники похода называются киргизами, нередко это слово взято в кавычки. В состав первой из них вошли 42 горный кавалерийский полк, батарея и специальные подразделения 19 горной кавалерийской дивизии и 19 кавалерийский полк НКВД под командованием полковника Бекжанова, в состав второй - 48 горный кавполк, батарея и специальные подразделения 21 горной кавалерийской дивизии и 13 мотомеханизированный полк НКВД под командованием комбрига Селиванова
Тем временем создалось сложное положение со снабжением авиагруппы синцзянских правительственных войск боеприпасами и горючим. В этой ситуации потребовалась особая операция для их доставки и усиления материальной части. Операция эта также проводилась с территории Киргизии. Согласно документам в начале июля начальник ВВС САВО комбриг Якубов предлагал командованию округа:
"Боевые действия авиации следует разбить на три этапа.
Первый этап - самостоятельные действия авиации по разгрому противника в районе Марал-Баши до выхода наших наземных войск в боевое соприкосновение с противником.
Для решения оперативной задачи на первом этапе авиации необходимо работать с Каракольского аэродрома с обязательным использованием аэродрома в Уч-Турфане, где авиагруппа, выполнив боевое задание, должна произвести дозаправку горючим для обратного вылета в Каракол. Докладываю необходимые расчеты:
1) Маршрут Каракол - Уч-Турфан имеет расстояние 270 км.
Боевые действия производить группой в составе 10 самолетов. Группу самолетов под командованием Бабенко использовать для разведки противника в районе Кашгар-Яркенд. После подвоза горючего из Урумчи и боеприпасов из Каракола эту группу можно использовать и для боевых действий...
Для обеспечения гарантированных действий авиации с Каракольского и Ошского направлений, а также для эвакуации раненых потребуется транспортная авиация не менее одного отряда шестисамолетного отряда ТБ-3. В крайнем случае при невозможности выделения ТБ-3 мобилизовать 4-й транспортный авиаотряд ГВФ в составе 8 АНТ-9..."
В течение длительного времени Нарынская и Ошская группы оставались неподалеку от границы, скорее всего, они пересекли ее только в конце августа, занимаясь боевой подготовкой в горных условиях. Учебные задачи, которые ставились перед частями, были очень специфичны: взятие Кашгара, захват перевалов на китайской стороне, так войска отрабатывали предстоящие действия.
К сожалению, пока не удалось найти документы, подробно рассказывающие о боевых действиях советских войск в августе-ноябре 1937 г, в нашем распоряжении есть только опубликованные в российских источниках документы разведотдела САВО.
1 сентября правительственные войска начали при поддержке советской авиации наступление на Марал-Баши, в тот же день восстала и перешла на сторону правительственных войск одна из бригад 36-й дивизии и заняла без боя Кашгар, покинутый полками другой бригады, оставшейся в подчинении своего командования. Как гласила разведывательная сводка, "Этому предшествовало движение "симханцев" (Симхан - приграничный поселок на территории Синьцзяна.) и "киргиз" на Марал-Баши."
Дивизия попыталась еще раз дать бой правительственным войскам, однако 5 сентября ее основные силы были разгромлены в ходе сражения, в котором на стороне правительственных войск участвовали 25 самолетов.
После этого правительственные войска вместе с "киргизами" продвигались без серьезного сопротивления: в тот же день был занят Янги-Гиссар, где сдалось около 3000 человек, на следующий день авиация бомбила Яркенд, гарнизон которого сдался 9 сентября, наконец, 10 сентября сдались еще два полка из двух разных бригад 36-й дивизии. Фактически дивизия, как соединение, способное противостоять правительственным и советским войскам, перестало существовать. 22 сентября части перешедшей на сторону правительственных войск бригады Ма-Шен-Гуя (командира дунганской 36-й дивизии) заняли и Хотан. Характерно заключение разведотдела САВО: "С дунганами надо не комбинировать, а кончать" .
Решение об этом было принято не сразу, а после того, как, по мнению властей и их советников из СССР "...Ма-Шен-Гуй взял курс на сохранение дивизии. В начале октября было принято решение о ликвидации 36-й дивизии... Хотан был подвергнут авиабомбардировке, а после двинуты 38 китайский полк и сильный "киргизский" отряд с танками, которые 19 октября заняли Хотан... Операции, предпринятые против дивизии Ма-Шен-Гуя, окончившиеся занятием Хотанского округа и полным разгромом 36 дивизии и ее уничтожением коренным образом изменили обстановку на юге страны, радикально решили дунганский вопрос... Жизнь входит в нормальное русло. Разгром восстания, ликвидированного в основном киргизскими частями, население восприняло с удовлетворением. Это не значит, что все были довольны появлением киргиз с танками и самолетами..."
"Киргизские" части оставались еще несколько месяцев на территории Синцзяна для успокоения населения, продолжая ликвидацию остатков повстанческих формирований. Ставший командиром группы, состоявшей из 13 и 15 полков НКВД и 48 полка Красной Армии полковник, а впоследствии комбриг пограничных войск Норейко, участвовавший и в алтайской экспедиции 1934 г., 15 декабря 1937 г. писал: "К 5 декабря из 36 дунганской дивизии убито и взято в плен 5612 человек, ликвидировано из числа взятых в плен 1887. Захвачено 20 орудий, 1 миномет, более 7 тысяч винтовок. Из 6-й уйгурской дивизии убито и взято в плен около 8 тыс. человек, из числа пленных ликвидировано 607 человек."
К 7 января 1938 г. число ликвидированных возросло до 2192 по 36-й дивизии и до 853 по 6-й. Наконец, 15 января 1938 г. начальник управления пограничной и внутренней охраны комдив Кручинкин, в своем докладе сообщал, что "уничтожено 96 японских агентов, 318 английских и несколько шведских". В это время начался вывод советских войск из Синцзяна.
Броня крепка и танки наши быстры
Остались воспоминания полковника Б. Г. Князькова, лейтенантом ОМСДОНа (Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения) НКВД СССР им. Ф. Дзержинского в 37-38 годах участвовавшего в той операции.
Он рассказывал, что в июле 1937 года командованию дивизии поступило секретное указание о формировании танкового подразделения, в которое необходимо было отобрать лучших командиров и красноармейцев, "преданных делу Ленина-Сталина".
Вскоре было сформирована отдельная сводная танковая рота, в ее состав вошли три взвода по пять легких скоростных танков БТ-7, плюс такой же танк для командира роты, а также взвод разведки - это еще пять танков Т-38. Всего 21 танк - достаточно мощный бронированный кулак, способный нанести сокрушительный удар, даже по более сильному противнику, чем синьцзянские повстанцы.
Кроме того, в состав роты были включены передвижная ремонтная мастерская, автомобильная радиостанция с экипажем и саперный взвод. Также танкистам придавалось необходимое количество грузового автотранспорта - для перевозки личного состава, имущества, горюче-смазочных материалов и боезапаса. Командование ротой было поручено капитану Хорькову Илье Михайловичу – бывшему кавалеристу, участнику борьбы с басмачеством в Средней Азии, удостоенному за это орденом Красного Знамени Бухарской Народной Советской Республики и аналогичным орденом СССР.
1 сентября 1937 года рота со станции Реутово отправилась в свою азиатскую командировку. Прибыли танкисты в Кыргызстан, на станцию Кант, откуда форсированным маршем по маршруту Кант-Рыбачье-Нарын-перевал Торугарт должны были перейти на сопредельную территорию Китая и влиться в Нарынскую группу войск полковника Н. Норейко, уже принимавшую участие в боях с восставшими. Перед началом похода всех военных переодели в одинаковые халаты и шапки. Совершив без потерь беспримерный по сложности переход через горы Тянь-Шаня, танкисты приступили к оказанию "интернациональной помощи компартии Китая в провинции Синьцзян". Их задача состояла в поддержке конной группы полковника Норейко. Повстанцы разбегались при виде невиданных стальных чудовищ, плюющихся огнем, называя их "Шайтан-арбой". Поэтому вооружение практически не применялось, танки и без того деморализующее действовали на противника. Повстанцы, видя с какой легкостью "стальные колесницы" рушат стены их крепостей, толпами сдавались в плен. Большие проблемы доставляла танкистам местная природа, разрушающе действующая на технику. Танки приходилось постоянно ремонтировать. Последней операцией конной группы и приданого ей танковой роты было пленение большой отряда повстанцев у границ Британской Индии и захват каравана с награбленными ценностями (около 25 тысяч верблюдов и ишаков). Все захваченное имущество, а это были драгоценные камни, золотые и серебряные изделия, были самолетами переправлено в СССР. Подготовкой посадочной полосы для самолетов и охраной места погрузки занимались танкисты из чекистской дивизии.
19 февраля 1938 года рота была выведена из Синьцзяна и тем же маршрутом вернулась на станцию Кант, откуда эшелоном прибыла в Москву. Через несколько месяцев, 19 октября 1938 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении участников восточно-туркестанской операции. Капитан И. Хорьков получил орден Красной Звезды, а лейтенант Б. Князьков - медаль "За боевые заслуги". В указе не было ни слова об истинных мотивах награждения. Его текст был нейтральным: "За образцовое выполнение специальных заданий правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и за выдающиеся успехи и достижения в боевой, политической и технической подготовке соединений и частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии и войск НКВД".
Историческое послесловие
Таким образом уйгурское государство на территории Синьцзяна создано не было и он остался в составе Китая, ныне КНР. Губернатор Шен Шицай при помощи советских войск сохранил свой пост и смог продолжить реформы, свернутые им самим в 1942 году. В 1938 году он отправился с визитом в Москву, где получил партийный билет № 1859118 и стал членом ВКП(б).
С началом Великой Отечественной войны этот "коммунист" начал занимать все более и более антисоветскую позицию, пока, наконец, в 1943 году отношения между СССР и Синьцзяном не были прекращены. В 1944 году он был отозван из Восточного Туркестана, куда никогда больше не вернулся. Умер он 3 июля 1970 года в Тайбэе, в возрасте 78 лет, пережив всех своих великих современников, Сталина, Мао Цзэдуна, Чан Кайши, между которыми он был вынужден лавировать, будучи губернатором Синьцзяна.
Советские войска еще раз в середине 40-х годов входили в Синьцзян, также маскируясь под местных повстанцев. В их рядах были и наши соотечественники. Но это уже совсем другая история.
Радмир Сафаров.
Tags: Восточно-Туркестанская республика, История
Subscribe

  • Хуго Мортенс по прозвищу "Бывший"

    Людская природа весьма прихотлива и разнообразна! И, как бы не хотелось старикам, ворчащим на упадок нравов, разнообразие это простирается и на…

  • Не могу молчать!

    В свете последних тенденций оповещения о новостях, мне, как человеку, столько для него сделавшего, становится обидно за Крысолова. Он-то, в отличие…

  • К одной из "теплых" псевдолитературных тем нынешнего января

    "- ...Нет, сударыня, на стены вам отнюдь не надо! Вы, звиняйте, хоть и маженка, и огнем пуляетесь, а всё ж девица, а девицам в бой не след! - Вы меня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments