irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

"Ландскнехты" 23

Оригинал взят у red_atomic_tank в "Ландскнехты" 23
Любое, даже самое темное подземелье можно осветить. Просто нужно больше огня и факелов, а их-то, многоопытные дечинские следователи натащили в достатке. Суровые мордатые дядьки в кожаных фартуках и рясах, под которыми угадывались кольчуги и кирасы, описывали найденное. Раскладывали отдельные кости и собирали их заново в костяки, уточняя хотя бы примерное число жертв, что закончили путь под разделочными костяными ножами кобольдов. Жертв было не так уж и много. По совести говоря меньше, чем остается после баталии рота на роту. Но все же...
Работа ландскнехтов закончилась на убиении татцельвурма, однако Гюнтер выпросил, а точнее выбил у Йожина разрешение воспользоваться призовым правом в сухопутном переложении, то есть попросту разграбить содержимое обоза, который, в свою очередь, до того распотрошили и перетащили под землю карлы.
Нашел себе дело и мавр Абрафо. Целых тел после кобольдовых омерзительных трапез не осталось, зато одежды, скинутой в одну яму, намертво пропитанную запахом смерти и гнилья, имелось в преизобилии. Ее и обшаривал чернокожий, закрыв лицо платком и яростно ругаясь на своих языческих наречиях.
- Что ищешь? - Мирослав присел на краю ямы, держа в вытянутой руке большую масляную лампу.
- Вещь, - лаконично отозвался Абрафо, засучивая рукава и намереваясь пойти на второй круг. - Нужную.
- Может, вот эту? - ведьмак раскрыл ладонь другой руки. Мавр сощурился, пытаясь разглядеть против света. А когда узнал вещицу, невольная судорога перекосила широкое темное лицо.
- Отдай, - глухо прошептал мавр.
- Держи, - против ожидания Мирослав бросил в яму небольшую штуковину.
Абрафо ловко схватил, зажал в кулаке. Затем осторожно начал разжимать пальцы по одному, как будто поймал драгоценное насекомое и боялся, что оно улетит, лишь выпачкав разноцветной пыльцой.
На светло-коричневой ладони лежал компас, на вид работы простой, однако весьма искусной. К шестиугольному деревянному корпусу была привинчена тонкая и круглая пластинка из электрума, расчерченная указателями румбов, а посередине сверкало маленькое стеклянное окошечко. Компас был неисправен - окрашенный красным кончик магнитной стрелы замер неподвижно около SW - юго-запада - и мелко-мелко подрагивал, будто осиное жало.
- Благодарю, - пробормотал Абрафо, по восточному обычаю завязывая находку в широкий матерчатый пояс.
- Хорошая вещица, - задумчиво протянул Мирослав, не собираясь уходить. - Я слышал о таких. Твой компас показывает не направление, а дальность? Я прав, наш чернокожий друг?
Абрафо молчал долго. Мавр понимал, что обмануть этого странного человека вряд ли удастся. И придется говорить правду, если тот спросит. Но солдат, которого называли то следопытом, то чернокнижником, не задавал вопросов, и тогда Абрафо спросил сам:
- Помочь можешь?
- Нет, - покачал головой Мирослав. - К сожалению, здесь уже ничего не сделать. Соболезную.
- Благодарю, - снова буркнул мавр, выбираясь из ямы. Руки его дрожали.
Мирослав не пытался помочь, глядя на чернокожего странным, неподвижным взглядом.
Абрафо, наконец, вылез, отряхнул, насколько получилось, землю с одежды, еще раз проверил драгоценную безделушку в поясе. Собрался уходить, туда, где было больше людей и света.
- Капитан хочет, чтобы ты остался, - в спину ему сказал ведьмак. Голос Мирослава ничего не выражал и вообще казался преувеличенно ровным. - Роте пригодится хороший оружейник. Но решение за тобой, мы не работорговцы. Хотя какое-то время все равно побродишь с нами, для порядка и для дела.
- Я ... подумаю, - отозвался Абрафо, не оборачиваясь.
- Решение за тобой, - Мирослав поднялся с корточек, переложил светильник в другую руку. - Я не выдам твой секрет. Хотя бы этого можешь не бояться.
- Благодарю, - в который раз повторил Абрафо, все так же не оборачиваясь и чуть склонив голову.
- Но с одним условием...
Мимо шумно протопал Отакар, в здоровой руке он сжимал целую связку новеньких шпаг, а на шее весело три или четыре таких же новеньких мушкета. Иного человека такая ноша пригвоздила бы к месту, но чех лишь счастливо улыбался и прикидывал, сколько оружия рота оставит себе, а сколько продаст за годную цену немцам. Итог любых раскладов радовал душу. На шелковые портянки точно хватит! Возможно, даже на батистовые шоссы останется, чем солдат хуже князя?
- Что под железом на возах было, то не трогал? - строго спросил Мирослав.
- Я не дурней валаха, сержант, - пропыхтел Отакар. - Да если бы и хотел, там Йожин длань свою наклал... то есть наложил. Все нечестивые амулеты сочтены, измерены и ... это ...
- Описаны в ведомости, - подсказал Абрафо, невольно улыбнувшись.
- Точно!
Отакар зашагал дальше, гремя, как бочка с песком, в которой прокатывают кольчуги, избавляя от ржавчины. Мирослав дождался, когда он отдалится и негромко закончил начатое:
- Эти люди мне не побратимы и даже не друзья. Это наемное отребье, с какой стороны не глянь. Однако мы делаем одно дело, и дело то хорошее. Опять же, с какой стороны не глянь. Поэтому, когда стрелка коснется "норда", тебе следует быть подальше от всех нас. Как можно дальше. Понимаешь?
- Понимаю, - очень серьезно сказал мавр.
- Вот и славно, - так же серьезно кивнул Мирослав. - Значит, мы с тобою договорились, наш чернокожий друг.

* * *

Придорожная харчевня сроду не видела столько посетителей. Хотя, впрочем, наверняка видела, но было то давно, еще в довоенные времена, так что не считается. Причем люди нынче собрались все культурные, воспитанные, то есть жрали и пили без эксцессов, разве что с умеренным битьем посуды. Но посуда на то и посуда, чтобы ее побить под настроение. После хорошего дела, как не выпить кувшинчик доброго пива? А выпив, ну как не шмякнуть им от души об стол или утоптанный до каменной твердости пол? Без этого никакой радости, и даже пиво горчит.
Ну, девка рыжая с солдатами ест и пьет, с головой непокрытой и стрижена по-мужски, да еще с оружием. Однако не псоглавица же и без копыт. А что еще чудно - солдаты и монахи вперемешку, и вроде как все друг друга знают. Странные, непонятные дела ныне творятся... Но деньги честные, без обмана, в ольховые листья не превращаются, как не копти на свече под заповедный кабацкий заговор. Да и обычного солдатского погрома вроде не предвидится, так что пусть их.
Однако нашлись те, кому здоровое веселье оказалось не по нраву. В самый разгар явились чучелы дикие и скверные, настолько сумасшедшие, что даже кинули претензию ландскнехтам. Осторожно, конечно, но кинули.

- Господин Макензен желает получить свою собственность.
Высокий офицер ступил в центр кабачка, преувеличенно громко звеня шпорами и прочей амуницией. Весь какой-то парадный, франтоватый, в красных штанах с нашитыми белыми лампасами в мелких кружевах. В желтом колете поверх чего-то расшитого и кружевного, и шляпе, лихо заломленной набок. Перчатки новенькие, аж скрипят, все швы целы, что для обычной перчатки редкость, больно уж быстро расходятся, если в деле бывают. А вот шпага плохонькая - это опытный глаз видел сразу. "Валлонка", как у Гюнтера, но короче, легче и без чашки, только с кольцом под большой палец. И гарда маленькая. Плохонькая шпажка, прямо скажем ... или сделана специально под бойца и его особый "почерк". Гюнтер прикинул, как мог бы фехтовать владелец такой железки - с дальней защиты, "по-сабельному", не принимая удары на гарду. Опасный боец... Или хлыщ, который приоделся на последние грошики, так что для хорошей шпаги денег уже не осталось.
- Вот этого человека, - франтоватый офицер задрал подстриженную бородку и указал окольцованным перстом в сторону Абрафо.
Мавр, сидевший в углу за кружкой пива рядом с Кристиной, ответил злым взглядом. Валькирия как бы случайно подвинула локтем в его сторону кинжал, которым кромсала цыпленка. Мавр положил руку рядом с рукоятью. Снаружи заржали кони - разряженный офицер оставил всех своих снаружи, а было там человек десять. Недостаточно, чтобы уделать роту и святых отцов при их собственной охране, но хватит, чтобы устроить хорошее такое побоище.
- Которого? - Гюнтер поднялся с видимой ленцой, не спеша подошел к вопрошавшему. загребая ногами.
- Его, - офицер повторил жест, тыча в мавра. - Черномазого.
Гюнтер шмыгнул носом, оглядел собеседника сверху вниз, затем снизу вверх, прикидывая, откуда тот дезертировал перед службой "господину Макензену". По выговору похож на шведа, по морде на француза, оружие скорее немецкое, а по одежке - ныне так одеваются все, от северного до южного морей, только у этого побогаче.
- Черномазого? - Швальбе повернулся, не выпуская, впрочем, франта из виду. Такие вот смазливенькие обожают тыкать стилетом в печенку честному солдату. - Это вон того, что ли?
- Да. - с видом наглым и надменным ответствовал тот.
- Братишка, - Гюнтер с превеликим удовольствием вернул наглость. - Так ты, похоже, в глаза по греческому обычаю балуешься, раз так попутал! Тот парень, в коего ты столь некуртуазно пальцАми тычешь, на самом деле белее белого .
- Что?.. - от такого нахальства немудрено было удивиться.
- Это наш дружок, механикус-оружейник. Зовут Абрамом, потому что из жидовствующих. Только пейсы мы ему состригли, а то совсем перед людьми неудобно. Он нам тут малость проспорил, поэтому мы его сажей вымазали. Для смеху. Потому и черным кажется. Ну, если издалека и глаза порченные.
Несколько секунд царила мертвая тишина. Все пытались понять и переварить короткую речь капитана. А затем рота и все прочие взорвались оглушительным смехом, пожалуй что непристойным ржанием. Даже мрачный и усталый Йожин прикрылся широким рукавом, глуша ухмылку.
- Азохенвэй, - угрюмо прохрипел Абрафо, вызвав новый приступ хохота.
Глядя на новорожденного "Абрама", пришлый офицер наливался ровным свекольным цветом, дергая усами и нервно шевеля пальцами над рукоятью своей уродской шпажонки.
- Вот это напрасно... - наконец прохрипел он, давя подступившие к горлу ругательства. - Напрасно, господа хорошие...
- В любое время и в любом месте, - улыбаясь, сказал Гюнтер, подступив к собеседнику почти вплотную. Очень тихо и очень внушительно сказал, только для одного слушателя. - как пожелаешь. Только подумай, оно тебе надо? Ляжете все. И ты первым.
- Господин Макензен будет недоволен, очень недоволен...
- А означенному господину следует подумать, как бы ему не пришлось давать показаний относительно нечестивых, богопротивных и колдовских амулетов, - веско порекомендовал с места Йожин. - Тех, что везли на одном обозе с неким мавром, поисками которого так озабочен совершенно не уважаемый мною господин Макензен
Офицер выпрямился, задрал голову выше высшего, дернул щекой. Тихо пообещал, только для ушей Гюнтера:
- Сочтемся.
И вышел, все так же буравя носом низкий потолок, ни на кого не оглядываясь.
- В любое время и в любом месте, - повторил капитан, но его никто не слышал - братва шумно праздновала победу. Почему-то Швальбе казалось, что насчет места сказать нельзя, а вот время наступит довольно-таки скоро. Потому что возить по европам гнусные некромантические поделия - нехорошо и чревато. Йожин уже наверняка взял на заметку неведомого "Макензена" и не выпустит ниточку, пока не пройдет до самого конца. Без заруб и резни, тихой сапой и хитрыми расспросами. Потому и Абрафо отдавать нельзя, даже окажись он бесполезен - мавру еще предстоит вспомнить все, что он видел и слышал в плену, до последнего слова. Возможно, потому его и хотели замести себе нежданные гости - чтобы не вспомнил лишнего.
А значит, караулы сегодня надо удвоить. На всякий случай.
- Сочтемся, - пообещал Гюнтер, думая, что пора наконец переточить шпагу. На случай, когда придется пофехтовать с таким вот любителем дальних дистанций и "липких" защит.

- Почтенный отец мой, не соблаговолите ли разодолжить брата во Христе, можно даже сказать чадо Христово, беседой? - учтиво и куртуазно вопросил Мирослав, выждав момент. Рота шумно поздравляла прописавшего в личном составе мавра, так что никто не обращал внимания на следопыта и священника.
- Это Хуго. Он умный, - представлял Адлер сослуживцев. - А это Отакар. Он гр-,хр- хренодер, вот!
- Гренадер, - огрызнулся упомянутый Отакар. - А я тебе сейчас кружкой в лоб закатаю!
- Пусть и гренадер, зато лучший на сто миль вокруг! - заорал Адлер ко всеобщему веселью.
- Чего тебе, чадо непутевое, вечно пьяное и молодое? - брюзгливо спросил Йожин. Святой отец за два минувших дня вымотался как собака. Сперва бешеная скачка вслед за вестями от роты, затем утомительное следствие по делу. И по телу, вернее по телам. Опять же, дохлого татцельвурма описать и по возможности превратить в чучело. Заботы, сплошные заботы...
- На пару слов, отче, - уже более деловито и негромко попросил Мирослав. Йожин посмотрел на сержанта-ведьмака, тяжко вздохнул, понимая, что отделаться от настырной парочки не выйдет.
- Чего тебе? - снова вздохнул он.
Мирослав огляделся, увидел, что никто не смотрит в их сторону. Поднял кулак, чуть разжал пальцы. Не так, как с Абрафо и компасом, а самую малость, только чтобы Йожин увидел, да не просто так, а изогнувшись и вытянув шею.
Упитанный Йожин открыл, было, рот, чтобы напутствовать проклятого ворлока, куда ему надлежит идти со своими секретами, но тут наконец рассмотрел, что показывает Мирослав. И проклятие замерзло в глотке священника.
- Я думаю, здесь есть разговор, - тихо сказал ведьмак.
- Нет здесь разговора, - зло прошипел Йожин, с неожиданной ловкостью выхватывая из пальцев следопыта мелкую виноградину, почерневшую и давленую. - Забудь, что видел, не твое это дело, чернокнижник!
- Карлы городили виноградник, - еще тише сказал Мирослав. - Рамы для побегов в три человеческих роста. На голом камне. Земля для подкормки в ящиках. Йож, ты не припомнишь, что за странный виноградник, который растет во тьме, вдали от солнца? Сдается, слышал я что-то такое, давным-давно.
- Где слышал? От кого? - быстро спросил Йожин.
- Старики баяли разное, - ушел от прямого ответа Мирослав. - Про всяческую страхолюдность.
- Про страхолюдность, значит, баяли, - повторил Йожин, морща лоб в напряженных раздумьях. - Ладно... Гадость эту я выкину в проточную воду, подальше от людей. А ты забудь, что видел ее. Пока забудь... Слишком много здесь разных сложностей понаверчено.
- Но, Йож, я видел, другие видели, - сделал еще одну попытку Мирослав. - Вам не удастся скрывать это все время.
- Нам не нужно все время, - буркнул экзекутор. - Только его часть. Пока - рано.
_______________________________________



Tags: Дети Гамельна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment