irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Category:

Ландскнехты 19

- Итого, что мы имеем с порося?.. - Гюнтер захрустел сухариком из черной горбушки, посыпанным крупной солью.
Сержант Гавел, Кристина и Адам-мушкетер замерли в ожидании. Они хорошо знали командира и понимали, когда вопрос носит риторический характер. Абрафо стоял на шаг в сторонке, аки свидетель событий и участник совещания без права голоса. Гюнтер молча дожевал, морща лоб в напряженном раздумье. Поддернул перчатки, хлопнул в ладоши, отряхивая крошки.
Банда расположилась на короткий привал, с которого можно сорваться хоть в атаку, хоть в бегство, не теряя и минуты. Устроились, для несведущего взгляда, вроде как в беспорядке, но с умом и опытом - сторонний не подберется и врасплох не застанет.
Гюнтер, прищурившись, глянул на солнце, оценил, что светлого времени еще часов на семь-восемь. И начал размеренно отмерять на пальцах умные мысли - по немецкому обычаю, начиная с большого.
- Итак, нумер раз - безбожных еретикусов кто-то положил быстро и начисто. Нам одной заботой меньше. Однако...
Второй палец устремился в синее небо без единого облачка, впрочем, изрядно скрытое листвой.
- Поубивали чудозвонов с оружием и амулетами не люди.
Для наглядной иллюстрации капитановых слов Кристина показала собравшимся стрелку наподобие той, которую уже видел Абрафо. Короткая - не длиннее ладони - с пушистым оперением, годным скорее для духовой трубки, нежели лука-крохотульки. Несколько таких нашлось в густой траве, нападавшие все собрать не сумели.
- Кобольды? - раздосадовано вздохнул Гавел. - Паршивые подземные карлы. Ненавижу, курва их мать, кобольдов.
- Вроде как, но... - Швальбе загнул третий палец. - Кобольды не нападают на вооруженные обозы, а подстерегают путников-одиночек. И карлы не валят деревья. И вообще стараются не оставлять следов... Обычно.
Здесь Швальбе поморщился и скорчил злобную физиономию. Участники полевого совета так или иначе повторили гримасу командира, за исключением Абрафо. Мавр, естественно не знал, что карлы Старого Света, в здешних местах называемые кобольдами, дальние родственники пиктов, ушли под землю больше тысячи лет назад, в совершенстве отточив навыки скрытной жизни. Настолько, что крупнейший провал банды был связан именно с кобольдами. Их подлая способность прятаться чуть было не стала причиной роспуска банды...
- Поэтому встает закономерный вопрос, - старательно выговорил Швальбе умные слова, отгибая четвертый палец. - Кобольды это или нет. А если все же карлы, то чем наши любезные обозники так прищемили им тестикулюс.
Судя по всему, Гюнтер припас мысль и для мизинца, но в этот момент Гавел склонил голову набок и негромко спросил:
- Капитан, а чего это такое?
Проследив за взглядом удивленного сержанта, Кристина едва не выронила стрелку. На физиономии Адама ничего не отразилось благодаря шрамам от ожогов, а в сторону мавра все равно никто не смотрел. Один лишь Гюнтер сохранил полное хладнокровие и присутствие духа - положение командира обязывало. Да и привык он уже к фокусам ведьмака.
Мирослав выпутался из густых зарослей, имея вид всполошенный и до крайности ажиотажный. Усы встали торчком, а волосы дыбом. Вокруг следопыта, как ни в чем не бывало, подпрыгивал длинный зверек с гладкой лоснящейся шерстью и белой мордочкой. Кажется, куница, а может хорек какой-нибудь. Зверь совершенно не боялся людей, как будто вырос бок-о-бок с ними. Куница быстрым подскоком подобралась к сапогу Кристины и потерлась об него, словно длиннючий кот редкой коричнево-белой масти. Девушка растерянно посмотрела на Гюнтера, не понимая, как относиться ко всему этому. Гюнтер посмотрел на Мирослава, а Мирослав полез за трубочкой. Тут Гавел обратил внимание, что вся банда затихла и рыкнул на солдат, приказывая отвернуть рожи в сторону, жрать паек, пока есть чем жевать, и не мешать важному совещанию. Куница снизу вверх сощурилась на сержанта, чихнула и отбежала на пару шагов, свернувшись клубочком в траве.
- Мир, а вот это что было? - осторожно осведомился Гюнтер.
- Оно и было, и есть, - туманно отозвался Мирослав, прикуривая трубку по своему обыкновению, то есть непонятно от чего, просто сложив пальцы особым образом.
- Хорошо, что ни Вобла, ни Трансильванца поблизости, - тихо порадовался Гавел. - А то вопль про нечистую силу стоял бы уже до небес, и карлы сами разбегались на все восемь сторон.
- Ну, что сказать... - Мирослав, наконец, выпустил первый клуб дыма и покосился на лесного жителя. Куница подняла голову и качнула ей по-змеиному, с боку на бок. Скрипнула горлом и вновь скрутилась в гладкий узел блестящей шерсти. Кристина наклонилась и осторожно, самыми кончиками пальцев провела кунице по спине. Ласка зверьку понравилась.
- Мир, я тебя безмерно уважаю, - терпеливо разъяснил Гюнтер, начиная закипать. - Но если ты, сукин сын, сейчас не пояснишь диспозицию, я тебе в ухо тресну. И даже не попрошу потом прощения.
- В общем, так, - куда более уверенно сказал Мирослав. Видимо, привычное табакокурение вернуло растрепанному сержанту толику душевного равновесия. - Диспозиция у нас примерно такая. Обоз расчехранили кобольды.
- Знаем, - отрезал Гюнтер.
- Но не простые кобольды, - Мирослав сделал вид, что не заметил резкого оборота.
- И это знаем.
- А еще, эти кобольды Лесу отвратительны. Тоже знаешь? - съязвил ведьмак. - Именно эти, хочу уточнить для высокоумных начальников.
- Нет, не знаю, - честно признался Швальбе. - Давай подробнее.
- Лес не любит людей, сильно не любит. За порубленные деревья, палы и еще много чего. Кобольды для него - как волки или росомахи, что подъедают слабую и больную живность.
- Ах, твою ж паскуду мать! - не сдержался Адам. Его можно было понять, поляк пришел уже в сформированную роту первого состава и первый поход отставного мушкетера пришелся как раз на ту историю с глухой немецкой деревушкой, под которой обосновались карлики в красных колпаках. Но Мирослав как будто и не заметил возгласа силезца. Он пыхнул трубкой и продолжил:
- Надо думать, кобольды обосновались здесь уже после начала войны, когда эта дорожка оказалась заброшена. А затем начали творить какую-то хрень... Такую, что людям видеть никак не нужно, да и всему окружающему оно противно.
- Это про деревья срубленные? - спросил Гавел.
- Скорее сгрызенные, - буркнул Адам, вспоминая следы на пеньках.
- А я знаю? - огрызнулся Мирослав. - Думаете, я местному лесному профорсу прошение на пергаменте с печатями заношу? Так, мол, и так, дайте ответ незамедлительно, да по всей форме с надлежащими подробностями?
- Ладно, - рявкнул Швальбе. - Дальше что?
- Дальше? Нам дали проводника.
- Проводника? - Гюнтер уставился на куницу, которую девушка поглаживала по хребтине от загривка до основания хвоста. Зверек жмурился, тихо потявкивал и временами скалил остренькие снежно-белые зубы, делая вид, что очень страшный и сейчас всех насмерть закусает.
- Он проведет мимо скрытных дозоров, прямо к ... логову.
- В ловушку не заведет? - сразу поинтересовалась практичная Кристина.
- Нет, - отмахнулся ведьмак. - Не заведет. Был бы это фамильяр, другое дело. Но это не он.
- А в логове, наверное, и Черный колодец... - протянул задумчиво Гавел, поглаживая рукоять фальшиона, оружия старомодного, однако простого и надежного. - А ежели Колодец имеет место быть, надо его жечь к чертовой бабушке без всяких там.
- Тихо всем, я думать буду, - приказал Швальбе. Размышлял он минут пять, после чего приступил к раздаче указаний.
- Ждать не будем. Потом или проводника больше не дадут, или нас заметят карлы. Пойдем налегке и пешими. Адам, возьмешь Мортенсена и еще пару человек на свое усмотрение, на вас лошади. Отведешь их обратно, там, в городке будете ждать нас. И гонца в Дечин, немедленно.
Адам кивнул с молчаливой благодарностью. После той давней истории он очень плохо переносил карликов, подозрительно косясь даже на цирковых лилипутов. Мортенсен называл это мудреным словом "фобиа" и утверждал, что с обычной трусостью указанное состояние духа не имеет ничего общего. Впрочем, любой, кто видел горелого поляка в деле, вполне согласился бы с научным мнением бывшего студиоза-медикуса.
- А ты... - Гюнтер махнул взглядом по мавру, который до сего момента изображал соляной столп.
- А я с вами, - со странным, ненормальным спокойствием вымолвил Абрафо. - Я умею ходить в чаще тихо, а если дадите копье или топор, вашим бойцам не уступлю.
- Нет, ступай с Адамом, - сказал Швальбе. - Тебя мы не знаем, в деле не видели.
- Там ... - чернокожий напрягся, сдвинул брови, - там у них, которые ловцы человеков ... - он говорил медленно, через силу и явно был бы не прочь соврать, однако косился на Мирослава. - Вещь. Она мне очень дорога.
- Что за вещь?
- Компас, - еще более нехотя ответил мавр. - Старый компас. Память о семье.
- Про компас верно, про память - врет, - равнодушно вставил Мирослав, который докуривал трубку и, казалось, мрачно думал о чем-то своем.
Абрафо набычился, опустил голову, сжимая и разжимая здоровенные кулаки.
- Он старый, бесполезный, сломан давно, - глухо пробормотал мавр. - Но мне очень нужен. Очень.
- Если все сложится и от тебя будет польза, дам обшарить трупы. Заберешь свой компас, - кивнул Гюнтер. - Адам, если наш черный ... гость станет чудить или воспрепятствовать, пристрели его и все дела.
- Сделаем, - осклабился мушкетер.
- Все, сборы, четверть часа на собраться, помолиться и все остальное, - приказал Швальбе.
Куница будто команды и ждала, она свилась винтом вокруг ноги Кристины, скользнула выше бурой молнией. Раз – и зверь уже удобно примостился на плече валькирии. Девушка улыбнулась и пошла прочь, на ходу почесывая ухо лесному хищнику, который вел себя словно обычный кот.
- А ты, дружище, задержись-ка, - с этими словами капитан подхватил за перевязь Мирослава, буквально оттаскивая его в сторонку, почти в самые придорожные кусты.
- Есть что-то, что мне еще нужно знать? - очень тихо и очень внушительно спросил Швальбе, удостоверившись, что услышит его только Мирослав да листья на ветвях. При этом капитан машинально потирал бок, который некстати снова заныл, напоминая о событиях двухлетней давности. – И почему ты так уверен, что это … нас в ловушку не заведет?..

Как вышло, что кобольды обосновались прямо под деревушкой - никто не знал. Но - поселились, изрыли землю норами. Жили тихо, не привлекая ничьего внимания. Если кто из селян что и видел, то мало ли чего происходит в мире. Не пакостит явно, и то ладно. А что пропадали разные мелочи, так домовые с прочими кикиморами шалят. И длилось так несколько лет, пока однажды, в глухую ночь Дня всех святых, "колпаки" не вышли на поверхность...
Девенаторы никого не успели спасти. Они смогли лишь отомстить, перебив всех карлов и залив огнем богопротивный Колодец. Мало тогда никому не показалось. Малоопытная банда уполовинилась, Швальбе получил дырку в боку, Адам свою "фобию", а Гавел завел привычку возить в обозе не один, а три бочонка с горючим маслом. Потому что огня мало не бывает. А запах горящего масла, как не крути - все же запах победы человека над подземной мразью.
Но тогда, по крайней мере, не приходилось гадать, что погнало мелких подземников наверх. Год выдался на диво скверным и холодным, ничего не родилось, лесное зверье выкосил какой-то мор. Лютый голод даже трусливых карликов может превратить в опасных и смелых тварей - и превратил. А что же случилось теперь?..
- Как бы нам вот на зиму куда-нибудь подальше отсюда, - невпопад отозвался Мирослав. - В степь или город, куда-нибудь, подальше от лесов... На все зимы.
Гюнтер молча подступил к нему еще ближе.
- Я не знаю, что там, - признался следопыт. - Но ... оно страшное.
- Страшное? - переспросил Гюнтер.
- Лес никогда не помогал людям против кобольдов. Я говорил, они для него как те же куницы. Не зло и не добро, просто часть целого. Но теперь все по-другому. Нам даже проводника дали.
- Как с нахцерером? - вспомнил Швальбе. - Ты говорил, тогда указали на кладбище.
- Не совсем, - покачал головой сержант. - Нахцерером скорее брезговали. А здесь...
Он подумал и после долгой паузы с явной неохотой протянул:
- В траве, в деревьях, в земле... всюду страх. Настоящий страх. Не перед "красными колпаками", но чем-то, что за ними. Как серая тень на стене. Что-то очень, очень страшное.
- Значит, пойдем и посмотрим, что за ужасти лесные, - хмыкнул Гюнтер. - Будет весело и жарко.
- Будет, - эхом отозвался Мирослав. - Непременно будет...
Tags: Дети Гамельна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments