irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

"Ландскнехты" 9

Оригинал взят у red_atomic_tank в "Ландскнехты" 9
Как говорилось ранее, Мартин более всего напоминал солдата в отставке. Однако, когда ветеран разложил всю поклажу из двух солидных войлочных сумок-"шабаданов", принять его за обычного искателя наживы не рискнул бы никто. Инструменты, которые Мартин по одному доставал и раскладывал на широком столе (по этому поводу выскобленном и ошпаренном кипятком) подходили скорее палачу, нежели честному наемнику. Ни пистолета, ни мушкета, ни иного огнестрельного оружия. Зато в изобилии имелись всевозможные ножи хитрой формы, крючья и прочая снасть самого зловещего вида. А еще несколько ящичков того рода, в которых перевозят хитрые и дорогие аптекарские снадобья или редкие яды - с мелкими отделениями, выложенными изнутри сеном, чтобы не побились бутылочки темно-зеленого стекла без единой надписи или ярлыка.
Мирослав курил трубочку, развалившись вольготно и расслабленно, как и положено честному человеку на послеполуденном отдыхе. Только пальцы нервно пробегали по сабле, что лежала у него на коленях. Мартин продолжал придирчиво выбирать снаряжение. Отложил в сторону чекан с необычно кривым "клювом", подходящим скорее для зацепа, нежели пробивания брони. Подержал в руках "кабаний меч”для охоты на крупного зверя и тоже положил наособицу. Наконец остановился на "кригмессере", простом боевом ноже похожем на укороченную саблю, но с длинной открытой рукоятью. Мартин подхватил орудие, выписал в воздухе сложную фигуру, провернул клинок вокруг кисти. В движениях не было ни капли наигранности, мастер не рисовался, но оценивал гибкость связок и крепость сухожилий.
К боевому ножу Мартин добавил перчатки с длинными крагами, кожаную кирасу с тонкими стальными полосками. Шлем, тоже из кожи, без полей, плотно облегающий голову и оставляющий открытыми уши.
- Все-таки надо мне пойти с вами, - сказал из глубокой тени в углу комнаты невидимый доселе Йожин.
- Не нужно, - усмехнулся Мартин. - Если мы не справимся такой толпой, ты тем более не поможешь.
- Я тоже кое-что могу, - малость обиделся монах, несмотря на справедливость замечания.
Мартин, придирчиво рассматривавший стальные полоски на кирасе, отвлекся от занятия и взглянул на Йожина с добродушной улыбкой.
- Да. Но сегодня мы не вампиров загоняем. Дай повоевать другим.
Мирослав глубоко вздохнул, пыхнул люлькой.
- Мелким точилом поделись, - попросил следопыт Мартина. – Мое где-то по дороге моль съела.
- Бери.
Следопыт взял узкий брусок точильного камня - очень редкий и дорогой, такие недавно стали возить из заморских владений английской короны. Серый брусок скользнул по стали с тихим змеиным шипением, выглаживая и без того острую кромку.
- Стрелялки лучше свои проверь, - Мартин снова взялся за нож. - Сабелькой ты от него не отмахаешься.
- Да и тебе бы пора огненный бой выучить, - отмахнулся Мирослав. - Прогресс, однако.
- Стар я уже для новых трюков, - отрезал седой воин. - Пусть молодежь со своими пушками скачет. А мне по старинке надежнее.
- К слову, о старинке, - вставил Йожин. - Брат, а ты с этой огневолосой девой битв раньше не встречался?
- Не припомню, - пожал плечами Мартин. - Вроде точно не встречался. А что?
- Смотрит она на тебя ... странно.
- А и верно, - согласился Мирослав. - Как будто где-то вы уже сталкивались, и она тебя вспомнить силится.
- Я ее точно не помню, - мрачно закрыл тему усатый.
Молчание сгустилось. В гостевой комнате, самой светлой и удобной во всем трактире, повисло ощутимое напряжение. такое обычно бывает перед битвами, когда время еще есть, однако уже понятно, что быть резне, кровавой и неизбежной. Все вроде люди проверенные, уверенные, к панике не склонные. Однако каждый хорошо понимает, что смерть близко, и, вероятно, не все с нею разойдутся.
Теперь Мартин занялся аптекарскими ящичками.
- Все забываю спросить, - уточнил Мирослав. - Что у тебя там такое? Толченая печень вампира, настоянная на моче оборотня? Эликсир из перетертых костей висельника?
- Вытяжка белладонны, чтобы видеть в темноте не хуже кота. Толченая ивовая кора - от лихорадки и кровотечения, чтобы сразу рану присыпать. А еще...
Мартин поднял на уровень глаз самую маленькую бутылочку, залитую воском. Покачал, чтобы перемешать, но не взболтать содержимое до пузырей.
- Настой мухомора и африканского ореха кола. На самый крайний случай. Придает сил и быстроты, даже умирающего может превратить в берсерка. Но очень ненадолго. И сердце от него останавливается запросто.
- Раньше ты это с собой не брал, - Мирослав указал на заветную бутылочку.
Мартин взвесил ее на ладони, с явной неохотой и колебанием сунул в потайной карман на поясе.
- Раньше я был моложе, - угрюмо отвечает он. - И кладбищенские людоеды не расхаживали меж деревень, как хорек по курятнику.
Мирослав склонил голову и продолжил точить саблю.
- Дожили, - скрипнул зубами Йожин. У него, наконец, прорвалось давно вынашиваемое, бередящее душу. Прорвалось, как часто бывает в таких случаях - не вовремя и яростно.
- Дожили! Нахцерера загоняют монах, чернокнижник и радикулитный ветеран-девенатор! И паршивые ландскнехты, подобранные на дороге...
- Я не чернокнижник, - терпеливо уточнил Мирослав, скорее по привычке, поскольку слышал это обвинение отнюдь не в первый раз. - Я ведьмак.
- Все одно, дьяволово семя! - в сердцах бросил монах.
- Я сделаю вид, что не слышал этого, - после паузы сказал Мирослав, голосом холодным. как северный ветер поздней осенью. - В память о том, что обязан после Бремена. Но пожалуйста, больше так не говори.
- Pax, братья, мир! - громко потребовал Мартин. - Хватит сводить счеты святоши и ворлока, - слово "чернокнижник" он переиначил на английский манер.
И монах, и ведьмак воззрились с одинаковым возмущением, готовые наброситься на товарища объединенными силами.
- Ну, вот и славно, - ухмыльнулся седоусый, опередив обоих. - Нам еще дело делать, а до вечера не так много осталось.
- И то верно, - потух Йожин, воспылавший было священным огнем обличения.
- Одно уж точно. Мало вас осталось, - грустно сказал Мирослав, снова проводя бруском по клинку. - Слишком мало...
Никто ему не ответил, потому что спорить с очевидным было глупо, а соглашаться - бесполезно.

Луч полуденного солнца заискрил в стеклянной мушке, рассыпался алмазной пылью, отразившись в зеленых глазах девушки. За дощатой стеной быстро и громко заговорили внезапные работодатели, похоже, заспорили. Впрочем, разговор на повышенных голосах быстро утих. Если там что-то и не поделили, то быстро разрешили вопрос.
- Кристина, я тебя прошу, не ходи.
Только сейчас, наедине, подальше от чужих ушей, Гюнтер решился попросить. Рыжая валькирия лишь мягко улыбнулась и продолжила осмотр замка штуцера. Несколько раз взвела рычаг и спустила, проверяя мягкость хода и состояние пружины. Затем положила ружья на стол и занялась проверкой огневого шнура, пропуская его дюйм за дюймом меж тонких сильных пальцев.
- Не ходи, я тебя прошу, - неожиданно мягким и почти просительным тоном повторил Гюнтер. - Кристина, пожалуйста...
Она повернулась и спросила, без всякого раздражения, однако с ощутимой стальной ноткой в голосе:
- А ты бы остался?
Начавший беситься Швальбе хватил кулаком по столу так, что подпрыгнула деревянная пороховница, обтянутая потертой замшей.
- Нет, конечно! Но я ...
Он осекся.
- Мужчина, - с некоторой обидой и легкой насмешкой закончила за него девушка по имени Кристина.
- Солдат! - поправил Гюнтер. - Это моя работа - рисковать жизнью за деньги. А ты ...
- А кто я? - иронически спросила Кристина. - Не солдат? Или это не я спасла твою шкуру, когда нас тогда окружили шведы? Или не я отрезала тому ублюдку хрен, когда он решил, что если девушка стрижена, значит полковая шлюха?
- Это другое дело! - вскинулся Гюнтер. - Там все честно было, сталь на сталь, человек против человека.
- Тот, что в рясе, толстяк Йожин, сказал, что эту скотину можно убить, как и обычного человека. А Мирослав сказал, что на нее даже серебра не нужно, обычного свинца хватит. Только в голову надо целить.
- Но эта скотина положила насмерть банду эльзасцев, пусть они и позорили наше честное ремесло! И я думаю, что все они умели стрелять.
Кристина оставила шнур, подняла ружье стволом вверх, провела ладонью по гладкому граненому стволу отполированному годами службы. Улыбнулась:
- Значит, нам сегодня надо стрелять лучше. Если уж ты проиграл все наши деньги и приходится зарабатывать на старых кладбищах.
- С твоей пушкой там делать нечего, - заявил наемник. - Фитиль воняет, запах нас выдаст. Да и сыро сегодня, шнур может погаснуть.
- Ты ведь знаешь, для точной стрельбы фитиль лучше, - терпеливо объяснила девушка. - Спуск мягче, ствол не дергает. Испанцы огневые шнуры до сих пор используют, а их плохими солдатами никто не зовет. Шнур у меня выварен в селитре и покрыт воском, сырости не боится. Две с половиной сажени - на всю ночь хватило бы, а нам столько и не нужно. Что до запаха, то Мирослав сказал - у твари с чутьем плохо.
- Мирослав то, Йожин это... Черт побери! - Гюнтер злился бессильной злостью. - Ну почему ты меня не слушаешь?!
- Потому что ... - Кристина отложила штуцер, внимательно посмотрела на Гюнтера. Взгляд у нее оказался одновременно чуть снисходительный и в то же время светящийся, мягкий. Это была не любовная симпатия, но между парой определенно имелось нечто более близкое, чем обычная дружба или отношения командира и наемного стрелка.
- Потому что когда придется его выманивать и дойдет до схватки, тебе понадобится хороший стрелок. Очень хороший. И мы оба знаем, что в моих руках это... - она снова дотронулась до ствола. - ... Лучшее и самое точное оружие от Бреста до Стамбула
- В сумерках ты мушку не увидишь толком, - сделал последнюю попытку Гюнтер.
- Поэтому я и вставила в мушку и целик стеклянные кристаллики. Они блестят даже в самом скверном свете, так что я не промахнусь.
Пауза. Гюнтер склонил голову и потер лицо. Только очень внимательный взгляд мог заметить, что рука в рваной перчатке едва заметно подрагивает, а на лбу выступили крохотные капельки испарины. Ландскнехт боялся. Кристина заметила, однако не выдала себя ни словом, ни жестом.
- Ну ... тогда ... не промахнись, - наконец попросил Швальбе.
- Не промахнусь, - очень серьезно пообещала валькирия.

* * *
_______________________________________





Tags: Дети Гамельна
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments