irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:
  • Music:

Из "Волхвов"

Лето 6448 от сотворения Мира


 "Боги, наверное, окончательно сошли с ума и решили устроить репетицию потопа, заливая седыми струями дождя всё вокруг вторую неделю подряд. Земля, было дело пересохшая до звона, сначала жадно глотала влагу. Но всему наступает предел и пресыщение. Вот и не брала Мать Сыра Земля подношение, проливающееся из Вирия. Глубокая вода стояла в многочисленных ямах. Это на дороге. А что происходило в балках — и думать не хотелось. Скоро придется на лодки пересаживаться. «Зодиаки» на водометах... Или БТРы... 
Всадник не смог скрыть усмешку. Впрочем, и не собирался. Все равно никто не увидит. Странное дело. Второй год здесь. Уже и про Вирий мысли лезут, словно всю жизнь прожил в этом времени и в этих краях. А все же не до конца в себя осознание впустил. Вот и марятся моторки, рассекающиеся вздувшуюся воду, оставляя за собой буруны. Плохо быть чужим. Намного хуже быть чужим дважды...
Хмурые размышления оборвались мгновенно. Как корова языком слизала. Конь, в очередной раз оступился, чуть не свалившись. Плохо дело. Вовсе уж Индуса загнал. Придется ножками. Ну то не беда. Всего-то верст триста осталось по лесам да лугам.


Всадник нехотя сполз с коня. Грязь радостно булькнула, словно здороваясь с гостем. Или пуская слюну на новую жертву. Хорошо хоть не облизнулась, проведя шершавым языком по ногам...
В сапогах тут же хлюпнуло. Вроде как и обшлаги под колено, а перелилось изрядно. Всадника, ставшего пехотинцем, передернуло. И как тут люди могут жить, осознавая, что под каждым кустом сидит невидимый, чаще всего любящий пакости дух? Да, за долгие годы выработан целый кодекс и свод правил. Устав жизни во враждебном окружении, блин.
Конь облегчено вздохнул, когда хребет освободился от тяжести шести пудов мяса, костей и железа. Всадник повод не брал. Верный конь, дрессированный не хуже пса, пойдет следом даже под пули и на штыки. Сам Семен Михалыч преподавал науку выучки. Как станет, бывало, посреди выездного поля, усы свои знаменитые встопорщит, да как пойдет, как пойдет.... Если уши не завернуться - много ценного и умного услышишь. Семен Михалыч - специалист замечательный. Ему бы здесь цены не было. А что фамилию поменял в свое время, так у каждого в голове свои тараканы...
Всадник снова улыбнулся. Было дело, усы «под Буденного» отращивали всем «эскадроном специального назначения». Или дружиной? Все перепуталось... А вроде как по всем выкладкам психологов: «Высокая стрессоустойчивость, высокая гибкость психики». Только где он, а где те психологи? Их прапрапрапрадедушки еще на конце мутной каплей не болтались. Да и будут ли они? А он здесь дерьмом в проруби. Уже всю Русь вдоль и поперек изъездил. И слишком часто получал по шлему крайнее время.
Дождь уже не колотил барабанную дробь по капюшону, а глухо шлепал по мокрой насквозь ткани. За спиной устало всхрапывал конь.
- Все устали, Индус. Все, - человек остановился, потрепал коня по морде. - Жалко, нету тут ни сахара, ни сухарей. Зато грязь есть. Грязь была повсюду. Наверное, даже в исподнее набилась. Проверять не хотелось, но подозрение становилось все более ощутимым.
Дорога, до этого ровная, как стрела, начала петлять беременной гадюкой. Через полчаса, когда на ногах налипло по пуду липкого грунта, очередной поворот вывернулся на перекресток. Даже не перекресток, развилку. Посреди, утопая до середины, лежал валун в рост пары человек. Без надписей. Здесь таким не баловались. Чай, не побережье, где каждый булыжник исчеркан...
- Приветствую, воин!
Рука коснулась ножа. Меч оставался притороченным к седлу. Пальцы пробежали по голове волка, венчающей рукоять, и замерли. Хотели бы убить — убили. Самострельный болт в упор даже русинская кольчуга не держит. Особенно, когда во вьюке лежит.
- Не зыркай. Тут я.
На миг отвернул голову в сторону, и возле валуна стоит кто-то. По голосу судя – женщина. Присмотреться – точно. Из тех, кто слона на скаку, и хобот ему…
- Слон, что за чудо? – хороший голос. Правильный.
- Слон – это Индрик-зверь необволошенный. Жарко у индусов, вот и полинял. А что тут, а не здесь, вижу.
Сказал, уже подойдя вплотную. Конь, неожиданно фыркнул, попятился, увязая по бабки в растоптанной грязи. Но вдруг, словно одернутый за поводья, успокоился.
- И тебе, здравствовать, – наконец, поздоровался, всматриваясь внимательнее.
Женщина продолжала стоять, опершись о выпуклый гранитный бок, залитый струями. Лица под нависшим капюшоном не разглядеть толком. Только зеленью папоротника сверкнули глаза…
- Если не хочешь ночевать в луже, иди за мной. Если хочешь…
Недоговоренная фраза повисла в воздухе, оказавшись ненужной. Индус пошел первым, толкнув замешкавшегося хозяина. За валуном оказалась стежка-дорожка. Нежданно чистая, и почти сухая. Удивляться сил уже не было. Оставалось только идти, стараясь не потерять из виду спину нежданной провожатой.
Идти пришлось недолго. Метров сто. Саженей с полста, тут же поправил себя человек. Саженей… Что-то случилось непоправимое в последней сшибке. Вбитое в подкорку ощущение себя местным и здешневремененным улетучивалось медленно, но стабильно. Фу, блин, откуда это «стабильно» взялось?!
Тропка уперлась в невысокий частокол из ошкуренных бревен, вогнанных в землю. Среди сплошной стены нашлась калитка, скрипнувшая на скрытых петлях.
- Смазать бы, – неожиданно вырвалось. – Нешто, дегтю в хозяйстве нет?
- Хозяина в хозяйстве нет, – не оборачиваясь, ответила женщина, проходя дальше.
Калитка захлопнулась сама, стоило лишь отпустить.
Человек пожал плечами и снова пошел следом. Удивляясь окружающему. Двор, как следовало бы ожидать, глядя на свихнувшееся небо, в грязи не утопал. Потому что выложен был колодами, похоже, что дубовыми. И навес перекрывал почти весь двор. Переходя в приземистый, похожий на сгорбившегося перед решающим броском медведя, дом. Наличники, украшенные перуновыми волками, конек, оканчивающийся драконом…
- Рот не разевай. Мух наловишь, – через плечо бросила женщина, остановившись у дома.
- То не беда. В такую сырость не летают. А если что, так хоть пожру вдоволь. Раз летает, значит, птица.
- Конюшни нету, оставляй. Присмотрят. И обиходят.
- Кто?
- А то ты не знаешь? – хозяйка обернулась, ярко сверкнув невозможной зеленью глаз.
- Знаю. Как не знать.
- Вот и славно, вот и хорошо. Пошли под крышу да к стенам, воин, – и первой, подавая пример, вошла в дом.
Почудилось на миг, что конь ободряюще подмигнул. Иди, мол, друже, а за меня не беспокойся.
Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец. Или огурцов тут тоже нет? Откуда они, из Средиземноморья? Как его тут, Белое море кличут? Вроде как…
Мысли захватили целиком, вытеснив прочее. Дернулся, чуть не упав, плеснул на себя горячим…
- Не пужайся, воин… - столько нерастраченного тепла в голосе было, что аж скрутило внутри хитрым узлом… - сбитень весь расплескаешь. А до лета далеко. Ягодок под снегом не найдешь.
- Не пужаюсь, – как же охрип вдруг. Похоже, что организм сбой дает. И простуда ухватила морозными пальцами за подбрюшье… - Мысли одолели.
- Прочь их гони. Мысли – медь. Действо – злато.
Перегнулась поближе, облокотилась на стол, опершись высокой грудью о тщательно выструганные доски. Хозяина нет? Ага. Поверим…
- Действо, говоришь? А когда оно супротив нутра идет?
- Против нутра идет? – и улыбка на губах, сладких на вид даже. Ждущих. Зовущих. И обещающих. И жаром внутренним обдавшим, с головой нырнувшего в то тепло…
***
- Иди. И будет тебе удача на пути. И будет все, о чем пожелаешь.
- Ведослава…
- Веда, – мотнула головой. – Веда я для тебя. У вас, ведь, чужих, все урезать надо?
- Хорошо, – соглашаться легко, когда не надо через себя переступать. – Веда, прости меня.
- Простить за что? – удивление честное. И в лице, и в глазах. – За правду? Так то не нам решать, кто с кем остается, а кого тропы с дорогами дальше ведут. Иди, воин. Иди. И не оборачивайся. Но помни.
- Обещаю.
- Благодарю, любимый…
 И уносит отдохнувший конь собравшего воедино душу всадника. И теплый, согревающий ветерок дует в спину."



"Святослав", поменявший имя на "Волхвы Скрытной Управы" дописан. Приводим к общему знаменателю. А этот то, с чего все началось. И очень жаль, что не получилось выдержать весь текст в подобной стилистике...

Tags: Графоманство, Рабочие моменты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments