irkuem (irkuem) wrote,
irkuem
irkuem

Categories:

Бочкин. Маньяки

- Держи, – Бочкин протянул Славяну пачку «Явы золотой».
- А дайте сигарету, – подал голос один из неравнодушных к сверстникам пиздюков.
- А никто тут не приборзел часом? – ответил Драгунов. – В жопу тебя не поцеловать?
- Не, чо вам, жалко?
- Жалко, блядь у пчелки, в той самой жопке, что тебя интересует! – отрезал Славян. - Не дрочи судьбу, сиди на жопе ровно!
Пиздюк отвернулся, всем своим видом показывая, где, как и на каком конкретно органе, он вертел тупых мусоров, буркнув что-то себе под нос
- Я чо то не догнал, – сказал Бочкин, не повышая голоса, – Это мы что, тут решили характер показать, а?
- Не, а чо вы…
- Рот прикрой, – устало ответил Игорь. – Ты не поверишь, не такие крокодилы тут зубы показывали…
Если дети – цветы жизни, то перед Бочкиным сидело четыре сорняка, выросших вследствие бездумно брошенного на, так сказать, жизненную грядку семени. Причем, судя по всему, оное семечко кидали в алкогольном угаре. Вопрос с исполнением родительских обязанностей, в отношении свежепроросшего ростка, родители решили просто, во всем положившись на волю Господа. Логично рассудив, что раз уж Ему было угодно рождение этого дитя, то пусть Он и заботиться, благо возможностей у Господа Бога не в пример больше, чем у пары нищих алкашей из российской глубинки.
Означенный Господь, проявив себя в лице представителей казенных учреждений Государства Российского, ребенка в беде не оставил, взяв на полное гособеспечение. Одно «но» - догадайтесь, что будет, если собрать несколько десятков таких - же цветов в одном помещении и оставить без присмотра на час-другой? Если домашние дети, из вполне нормальных семей, иной раз отжигают так, что волосы, дыбом встают, то, выросшие в помойных синюшных алкашатниках отпрыски творят совершенно лютый и тотальный пиздец.
Эти, к примеру, обвинили пацана в стукачестве, дождались, когда воспитатели разойдутся, завели в туалет, где, следуя романтическим традициям, изнасиловали. А чо такого – все, в строгом соответствии с понятиями, любовно воспеваемыми отечественными творцами: Кругами да Бутырками с прочими Лесоповалами. Сурово, но справедливо, «не, а чо он?» наказав негодяя, верные друзья отправились почивать. А негодяй, решив подкузьмить напоследок, взял и залез в петлю, откуда его, еще живого и достали.
Коротко постучав и, не дожидаясь приглашений, в кабинет вошла следователь прокуратуры Заславская
- О, привет Игорь!
- И вам, Лидия Николаевна не хворать! – добродушно улыбнулся Бочкин. – Вы по их душу,не?
- Ну да, – Заславская оглядела пацанов. – Игорь, смотри, их сейчас в пэдээн – они в курсе - пусть девчонки их опросят.
- Ясно, – лейтенант поднялся со стула. – Пошли, упыри!
Отдел по борьбе подрастающим поколением был этажом ниже розыска, в аккурат напротив учебного класса и кабинетов роты ППС.
- Здорово, Палыч! – поприветствовал Бочкин капитана Валунова – Опять война началась?
- Здорово, предатель! – командир ППС поправил ремень висевшей на плече, модной СВУ.
- Чо я предатель-то? – обиделся Игорь – Не, Палыч, правда, охуенно смотришься, хоть сейчас на плакат!
- А то! – важно ответил капитан, отряхивая рукав «горки». – Учения же, что, не в курсе?
- Да откуда? – поморщился Игорь. - У нас тут каждый день как последний!
- Воюем, короче! Ладно, пошел я. Э,ну вы чо там,готовы? – крикнул он в класс, где собирались бойцы группы захвата. – Хорош жопу мять!
- Вот, принимайте! – Бочкин аккуратно подтолкнул пиздюка. – Смелее, в дверях не стоим!
- Это у тебя кто? – вопросительно посмотрел майор Никулин. – Из интерната?
- Они самые! – заверил Игорь. – Кружок юных содомитов-любителей!
- Ну, оставляй своих содомитов, будем работать, – майор внимательно осмотрел пацанов. – Так, жопу прижмите. Игорь, Заславская у тебя?
- Ну, пока да
- Ладно, я сам ей позвоню.
- Ага, ну все, я пошел.
Возле учебного класса ППС Валунов инструктировал группу.
…. – будут «тяжелые» из Красноярска, – донесся обрывок фразы.
- Папа, убей фашиста! – не удержался, проходя мимо, от реплики Бочкин.
- Ща пизды получишь! – рявкнул капитан, снимая с плеча винтовку. – Ебнете ему кто-нибудь прикладом, мне нельзя, я снайпер!
- Алла Аллах Акбар! – Игорь увернулся от автоматного приклада. – Тихо, блядь, убьете ценного работника!
Миновав отправлявшихся на войну с условным мировым терроризмом пэпсов, и в душе радуясь, что разбираться с юными содомитами придется не ему, Игорь бодрым вжиком взлетел по лестнице, где жестокая судьба нос к носу свела с начальником розыска
- От ты где! – обрадовался Кучерявых. – А я тебя, если что, ищу!
- По поводу? – настороженно спросил лейтенант.
- Я тебе заяву отписал, забери попозже.
- По поводу чего? – ничего хорошего Бочкин не ждал.
- Придешь – узнаешь! – начальник посмотрел на часы. – Все, я побежал, некогда мне!
Прячась в складках местности и двигаясь короткими перебежками, Бочкин добрался до своего кабинета, дабы обрести там убежище. Хватит и того, что, придя на работу пораньше, он первым попался на глаза начальству и был припахан к несвойственной ему работе, затратив на это время, нервы и силы, компенсировать которые никто не собирался.
- Игорян, тут тебя начальник искал, – произнес Драгунов, когда Бочкин с грацией мурены проскользнул в бесшумно приоткрытую дверь. – Зачем, не сказал, но меня это тоже, вроде как коснется.
- В курсе, он меня в коридоре выцепил, – Игорь сел за стол и стал рыться в ящиках. – Чайник горячий?
- Да только вот вскипел, – сказала Заславская – Ну что, отвел?
- Ага, – Бочкин повернулся к Драгунову. – Славян, ни впадлу, дай кружку
- Держи, – Драгунов протянул Игорю кружку, на которой были нарисованы мордовороты – омоновцы и надпись «Мальчики по вызову. Тел 02. Круглосуточно»
- Слушай, Лидия Николаевна, ты мне вот что скажи, – Бочкин, с задумчивым видом размешивал сахар. – Народ совсем с ума посходил или как?
- Да как будто в первый раз, – хмыкнула Заславская. – Вот, буквально недавно, тоже мальчик мальчика изнасиловал. Бакланов такой, может, помнишь?
- Было что-то, – кивнул лейтенант. – И чо?
- Ну, что начали разбираться, а выяснилось, что он этого бедолагу Бабийчука уже год как, по всякому, пользует! – прокурорская вздохнула. – В порядке вещей, все довольны, главное. Ну, точнее Бакланов доволен, а потерпевший Бабийчук, как я поняла, не очень. Но его никто особо-то и не спрашивал.
- Ну, Бабийчуком быть плохо, чо, – сказал Игорь. – Знаю я этого утырка. Я не про-то, вообще-то.
- Ну, а чего тогда удивляешься, – спросила Заславская. – Родители алкаши, дети дебилы.
- Угу, дебилы, – буркнул Бочкин. – Вот что-то они, в силу своего вопиющего дебилизма и слабоумия бесплатно работать-то не идут. Зато как чего украсть или писю в попу сунуть, так будьте любезны, завсегда, пожалуйста! Как пионеры – всегда готовы!
- Комисарова помнишь? – спросил скучающий Драгунов
- Пашу-то? – уточнил Игорь – Да кто ж его, урода, не помнит…
- Ты в курсе, что он на тюрьме закукарекал, не?
- А что так?
- Да как получилось, – Славян потянулся – Его в камеру, когда сажали, посадили вместе с Седлецким
- Это который с друзьями бомжа запинал? – уточнил Бочкин. – На Мира, в подвале?
- Ну, он самый, – кивнул Драгунов – Ну, короче Комиссаров-то поборзей будет, постарше. Вот он Седлецкого там и попользовал.
Славян протянул руку, включил чайник и, закинув пакетик с чаем в кружку, продолжил:
- Заехал он, короче, на тюрьму и давай в хате пальцы гнуть. Ну и про это дело, ко всему прочему, и рассказал. А дядьки сидят взрослые и спрашивают: «А за что ты пацана-то обидел?» Паша, нет, чтобы ебало-то заткнуть, им отвечает: «Да не, чо он лошара, ебать, чо!»
- В общем они ему: «То есть ты, бродягу честного, по беспределу, значит распечатал? Ну, чо, просись в петушатник сам!» Паша им: «Да вы чо, в натуре охуели?» А те ему: «Ну, раз так, по хорошему, не хочешь, значит закукарекаешь!» Так что вырос у Пашки гребень во всю спину, прямо как у дракона!
- Не, ну чо, Бог не фраер, правду видит, – ответил Игорь. – Что один, что второй – заслужили. Блин, чота у нас какие-то порнотриллеры пошли, не к добру, однако!
- Так, ладно, засиделась я у вас, – спохватилась Заславская. – Ну, все, давайте, чтобы по работе не встречаться!
- Да ладно, все повод с хорошими людьми языком почесать, – Бочкин довольно усмехнулся. – А то все жулики и жопошники, тьма кромешная и никакого просвета!
Заславская ушла. Игорь, помолчав немного, обратился к Драгунову:
- Ну и чо, кстати, ты к СОБРам-то ездил?
- Ездил, – кротко ответил тот. – Пока не вариант вообще.
- Совсем никак?
- Совсем
-Ясно, чо…Тебе, кстати, никого притащить не надо?
- Да надо, вообще-то, – Драгунов достал ежедневник. – Нужен человечек
- Да мне тоже, как чо, – Бочкин допил кофе. – Потом помою. Чо, пошли, сходим, пока какой-нибудь хуйней не озадачили
- А машина?
- Да хуй с ней, с машиной, – Бочкин недовольно поморщился. – Во-первых, мы водилу не поймаем, а во-вторых – если людишек не найдем, так немного прогасимся.
- Ну, тоже вариант….
***
Работа, как известно любому интеллигентному человеку, не половой член в состоянии эрекции – сто лет стояла и еще постоит. И, подобно волку не убежит от тебя в темный, непролазный лес, где ее не найти. Однако и сам деться от нее никуда не сможешь, если только не найдется несчастный, на которого выполнение этой самой работы, в твое отсутствие, возложат.
- Прошу принять меры в отношении маньяка-педофила, пристававшего к моей внучке и ее подруге, когда они шли домой из школы, – прочитал вслух Игорь первые строки отписанного заявления. Дальше, кроме номера школы, никакой полезной информации не несло. Общий тон письма был выдержан в стиле «При коммунистах такой хуйни не было» и «Доколе, блядь!?»
- Вадимыч, я маньяков раньше не ловил, – честно признался Бочкин. – Тем более педофилов
- Ну, все бывает в первый раз, – философски заметил начальник. – Ты спрашивай, что не ясно.
- Да нет, ну так-то ясно: в школу сходить, по району пройтись. С участковым побеседовать, с учителями, с учениками, – перечислял Бочкин. – Что еще-то…
- Ну сделай запрос на лиц, ранее судимых за аналогичные преступления, – подсказал начальник. – Девочек опроси и своди на портрет, может и опознают. Только вот что – в школе не надо подробно рассказывать, что и зачем – коллектив бабский, такие слухи пойдут, что мама не горюй.
- Да понятно, – кивнул умной, лысой головой лейтенант. – Только теперь мне оружие на постоянку надо!
- Зачем? – не понял начальник
- Как зачем? – возмутился Бочкин. – Я, маньяка ловлю, между прочим! Да еще, ко всему прочему, педофила!
- И чо? – прищурился Кучерявых.
- Бля, Вадимыч, я выгляжу молодо, вдруг польстится, сука педофильская! И как мне тогда жить? – Игорь наклонился к начальнику и перешел на шепот. – Не, без оружия никак нельзя!
- Так, Бочкин, иди, работай, пока я тебе сам тут смерть через накатумбу не устроил! – рявкнул Кучерявых
- Уже убежал, – Бочкин убрал бумагу в папку. – Все, я пошел?
- Давай, ага, – начальник кивнул. – Ты, вот что, зайди сейчас к Соломонову, посоветуйся, он плохого не посоветует.
***

- Блядь, чо делать-то? – Бочкин озабоченно почесал затылок. – Хоть самому школьницей одевайся!
- Из тебя школьница страшная выйдет, что пиздец, – покачал головой Драгунов. – Я, блядь, даже думать боюсь, какого отморозка мы на такого живца поймаем!
Двухнедельный срок, отведенный для поимки злонамеренного маньяка-педофила, истекал. За это время Бочкин с Драгуновым сделали многое: опросили бабку и обоих девочек, сводили их на портрет, где им показались похожими человек тридцать, которых пришлось отлавливать в аварийном порядке. Так же опросили учителей и учеников, кучу проживающих в районе граждан, никто из которых никакого маньяка-педофила, дрочащего напоказ не видел.
Собственно, не сделали они самого главного – не приволокли связанного, избитого и раскаивающегося рукоблуда пред очи начальства, чем начальство к слову, было весьма недовольно.
- Я вот знаешь, чего думаю, – Славян в который уже раз осмотрел территорию школы. – Чота они сочиняют, по-моему.
- То есть? – не понял Игорь.
- Ну, давай с тобой следственный эксперимент проведем, – матерясь под нос, Драгунов полез в кусты – Здесь же он стоял, правильно?
- Ну, если они правильно показали, то да, – Бочкин кивнул.
- Короче, я буду педофилом, – сурово сказал Драгунов.
- А я типа, школьницей? – ехидно поинтересовался Игорь. – Славян, вот не зря про охрану говорят, что вы там мужиков любите.
- Пиздят, – заявил тот. – Мы там всех любим. Кого поймаем, того и любим!
- Ладно, чо, я типа школьница и иду домой, – Игорь пошел к школьному крыльцу, затем обернулся к Драгунову. – А ты тогда дрочить должен!
- Как скажешь, – Славян изобразил как педофил рукоблудит. Так пойдет?
- Давай поскромнее, – сделал замечание Бочкин. – Такой ствол я разве что в порнухе, у Рокко Сифреди видел!
- Вот все тебе не так! – плюнул Славян. – Сам, мол, того, прям школьница
Бочкин отошел к школьному крыльцу, постоял немного и двинулся вприпрыжку в сторону кустов, где прятался «педофил»
- Ааааа, крокодилы-бегемоты! Ааааа, обезьяны-кашалоты! Ааааа и зеленый попугай! - напевал лейтенант, приближаясь к опасным кустам, где притаилась опасность. – Аааа и зеленый попугай. Ой, а кто это там прячется, в этих темных и страшных кустах?
-Уууууу, посмотри сюда, девочка, – загробным голосом провыл Драгунов, изображая рукоблуда. – Посмотри, какая у меня писька!
- Ах, какой ужас! – схватился за бритую голову Бочкин. – Что это, дяденька!?
- Пиииська! – провыл опер. – Это моя писька, смотри-же на нее!
- Ах,на помощь, помогите! – жалобно пропищал Бочкин – Мне угрожает страшный педофил, ах!
- Уууууууу! – продолжал надрываться «педофил». – Меня увидели! Мне угрожает опасность! Я убегаю!
Продолжая завывать и рукоблудить, Славян полез на забор
- Игоряс, мне еще дрочить или нет? – обернувшись, спросил он. – А то мне еще через забор лезть как-то надо!
- Не, можешь не рукоблудить! – ответил Бочкин – Все, убегай!
- Ааааа, я еще вернусь, маленькая беззашитная школьница! – Драгунов залез на забор. - Ай, блядь!
- Чо там? – настроженно спросил Игорь.
- Яйца, блядь, прищемил, чо! – скособочившись от боли в придавленном хозяйстве, Славян спрыгнул на землю. – Сука, на какой риск идти приходится!
- Не время страдать! – сурово сказал Бочкин. – Тебе еще убегать надо, цепляясь мудями за ветки и обдирая босые ноги!
- Иди в жопу, - Славян выбирался из кустов, прихрамывая и морщась от боли
- Тряпка! – презрительно бросил Игорь. – А каково ему было – в плаще, на голое тело?
- По-моему, врут мелкие-то, а? – Драгунов прикурил и прятал зажигалку. – Ну чо, поехали в отдел, будем с начальством общаться.

Побитая розысковая «шестера», которую Драгунов выпросил у руководства, не иначе, как, продав свою бессмертную душу Сатане, завелась, содрогаясь в конвульсиях
- Блядь, свечи поменять надо да карбюратор почистить, – раздраженно буркнул Славян. – Ну так, не на свои же, я буду это делать…
- Ну, хули, у завгара вообще хуй что допросишься, – понимающе кивнул Игорь. – Блядь, как шланг тормозной меняли, это пиздец был!
- Это когда? – Славян вырулил на проспект, – В гонорее когда работал?
- Ну да. У нас пересменка как раз, и трубка тормозная лопнула. Ну, что, завгар поехал, купил, что подешевле. Привез, а она короче, чем надо. Так он знаешь, что спросил: «А может изолентой ее перемотать?»
- Залупу себе пусть перемотает! – Драгунов резко вывернул руль. – Блядь, повортники тебе нахуя?
- Короче, сходили до железного ряда, сняли со списанного УАЗика и поставили. Но, это все хуйня –пока этот мудак в магазин ездил, пока мы трубку сняли, пока поменяли - нарисовалось ножевое. Дежурный нас посылает, а мы куда поедем, когда у нас машина без тормозов? Ну, после этого ему пиздюлей-то выписали конкретных. Сразу проблема с запчастями снялась!
- А там помнишь, сторож был? – машина встала на светофоре. – Этот, как его…
- Данилыч, змей, блядь, очковый! – заржал Бочкин. – Да почему был? Он и есть, никуда не делся.
- Мы как-то приехали: «Данилыч дай ключи от бокса, мы намордник возьмем!» Ноябрь же на дворе, в УАЗике-то холодно. Ну, хули, Данилыч-то, большой начальник и важно мне так: «Какой намордник?», «Ну,наш намордник, с семидесятки снимем», «А где с семидесятки, если ваш на ней стоит?» Важный, что пиздец. Я уже не выдержал: «Мозги мне не еби, начальник еб твою мать!»
- А он вечно так, – кивнул Драгунов. – Пока нахуй не пошлешь, только и выебывается.
- Помнишь, кстати, когда его Миха на автозаке подвозил и им в жопу машина влетела? У автозака аж будка ушла вперед, Миха сотряс поймал, а Данилыч – нихуя! Стекло башкой разбил и нихуя!
- Ыыыы, башка, блядь, чугунная, хули! – затрясся от смеха Славян. – Чо ему будет-то?
Засвистев стертыми колодками «шоха» остановилась у отдела, где, как обычно, кипела жизнь:
- Идите в жопу! – верещала извлекаемая из УАЗика двумя дюжими пэпээсниками пьяная бабень. – Руки убери, скотина!
- Выходи давай! – осторожно, чтобы ничего не отломать нетрезвой гражданке, ее выволокли наружу.
- Аааа, только с бабами и можете воевать, скоты ебаные! – тетка кусалась, тщетно пытаясь вырваться из крепких рук блюстителей. – Пидарасы ебаные!
- Пустите женщину, сатрапы! – с деланным возмущением гаркнул Бочкин. – Куда вы ее потащили?
- Игорь, иди в жопу! – уворачиваясь от острых каблуков, пэпсы ловко скрутили извивающуюся бабень и поволокли в отдел.
- Блядь, вот хуже пьяной бабы, только пьяный мент, – философски заметил Драгунов. – Им попробуй слово сказать, потом заебешься успокаивать: «Да тебе не одна баба не даст, да ты урод!» Пиздец, одним словом.
- Да уж, – согласился Бочкин. – Чо, идем к начальству или покурим постоим?
- Давай сначала покурим, – подумав, сказал Славян. – А потом, по зеркалам, жопой вперед, заходим к начальнику.
- Ну, тогда давай в сторону отойдем, а то увидят, что без дела стоим, быстро работу найдут, – Бочкин двинулся к лавочкам, стоящим в стороне от входа. – Я как-то вовремя не свалил, так потом до утра с жуликом тусовался
- Нахуя? – спросил Драгунов.
- Да, следачка время задержания нарисовала в шесть – ноль-ноль. В подвал его привел, те посмотрели – ну, вот в шесть и приходите!
- Аааа, – протянул Славян.
Идти к начальству категорически не хотелось. Игорь порылся в карманах, достал мятую пачку и вытащил новую сигарету.
- Никотин с конца закапает, - назидательно сказал Драгунов.– Нельзя так много курить
- Угу, про работу вот такого не скажут же! – вздохнул Игорь. – А меж тем, рабочий день сокращает жизнь куда больше, чем сигарета.
Бочкин встал и, добив сигарету в три затяжки, выбросил бычок в урну:
- Ладно, пошли, перед смертью, как известно, не надышишься !


- То есть – не нашли, я так понимаю? – Кучерявых ехидно посмотрел на притихших оперов. – Значит, опасный маньяк бродит на свободе, выискивает жертву, а вы, значит, не можете его задержать?
- Юрий Вадимыч, мы… – начал было Бочкин, но начальник жестом велел замолчать
- Ладно, значит, чо, – Кучерявых полистал свой ежедневник. – Сроки у вас выходят, поэтому готовьте ответ, что «факты, указанные в заявление не подтвердились, личность установить не удалось и вообще, все это хуйня». Сами сообразите, не маленькие
- Но…
- Не надо тут «но», - усмехнулся начальник. – К участковому не ходили, я правильно понял?
- Ну, нет, мы подумали, что так разберемся, – жалобно протянул Бочкин.
- Конечно! Нахуй вам с каким-то участковым говорить? – вздохнул Кучерявых. – Ладно, тогда пишите ответ и идите к участковому
- Зачем? – спросил Драгунов
- Затем, что много нового узнаете, опера неукротимые, – начальник обвел взглядом подчиненных. - Все, идите, некогда мне с вами.

Участковый уполномоченный милиции, майор Буренкин, обслуживающий территорию, где Бочкин с Драгуновым безуспешно ловили извращенца-рукоблуда, был живым воплощением Советского Милиционера, что с плакатов грозил преступному элементу и вселял уверенность в честных граждан. На вверенном ему участке работы он натурально жил, не зная не дня, ни ночи, не ведая покоя, зато, прекрасно зная, что творится на земле, и что замышляет подучетный элемент. Бочкин, знавший Буренкина, еще со времен работы в ППС, относился к майору с безграничным уважением и теперь задавался вопросом – с чего, получив на руки заявление, сразу не пошел за советом?
- А чо сразу-то ко мне подошел? – выслушав рассказ Игоря, спросил мудрый майор. – Да чо там не знать-то?
- В смысле – не понял Бочкин – Палыч, ты в курсе,что-ли?
- А хули там не в курсе? – проворчал Буренкин – Краса и гордость Заколючинска, поэт Алоиз Муромов!
- Эээээ, – протянул Славян – Кто-кто?
- Ну, ты даешь, – участковый развел руками. – Хотя, вы молодые, можете и не знать. Короче, есть тут у нас кадр. Он, так-то, безобидный, ну, напугает кого писюном, но делать ничего не делает. Стоит в кустах и дрочит. Раньше, помню, все на телеграф ходил. Там девки круглосуточно работали. Подойдет, в окно постучит и наяривает, когда на него посмотрят.
- Так,это, Палыч, может… – начал Игорь
- Не, Игореха, не может, – вздохнул майор. – Он же не совсем дурак. Ебло закрывает, опознать они не смогут, уже пробовали. Прессануть можно, но тоже знаешь, чревато – он же не гопота дворовая, а вроде как человек уважаемый. Вони будет, не оберешься.
- А как тогда? – спросил Бочкин. – Это ж тоже не дело, перед соплюхами-то концом трясти!
- Так, Игорян, пошли! – прервал разговор Драгунов. – У меня мысли есть!
- Палыч, счастливо! – Славян увлек за собой Бочкина. – Короче, Игоряс, ты их пап-то видел?
- Ну да, один боксер КМСник, а второй… – задумался Игорь.
- А со вторым я в одном подвале занимался – перебил Драгунов. – Соображаешь, о чем я?
- Ыыыыыы, – засмеялся Бочкин. – Ну а чо, тоже вариант!
- Вы там чо удумали, архаровцы? – крикнул из кабинета Буренкин. До него донеслись обрывки разговора, из которого следовало, что гражданина Муромого в ближайшее время ничего хорошего не ждет.
- Да я говорю, вопиющая несправедливость творится у нас, – откликнулся Бочкин.– Ужас просто!

- Да что,блядь, за гемморой такой сегодня? – войдя в кабинет, лейтенант бросил на стол, изрядно распухшую от бумаг папку. Суточное дежурство началось с того, что во дворе одного из домов, абсолютно все машины стояли на кирпичах – некие невероятно ловкие парни поснимали колеса. Затем, какой-то мудень, нажрамши репу, вынес витрину в кафе, у кого-то ушла магнитола, а у одной тетки, сын-алкаш пропил две вазы купленных ею еще при Брежневе и оттого обладающие невероятной ценностью, как память о Советском Союзе.
- Игореха, спускайся, тут у нас грабеж нарисовался, – раздался в трубке голос дежурного, когда Бочкин, чертыхаясь, ответил на звонок. – Терпилу из приемного покоя привезли, поработай, ага?
- Иди, иду, – проворчал в телефон Игорь. – Сейчас, покурю и спущусь
В холле, перед дежуркой, как обычно, было не скучно:
- Э, бля, пидарасы! – пытался выкрутиться худой, мелированный парень, отбиваясь от скрутивших его гайцов. – Руки,нахуй, убрали, пидарасы ебаные!
- И долго мне тут сидеть? – вопрошала пожилая женщина, у которой вытащили в маршрутке кошелек. – Дурдом какой-то!
- Сядьте, подождите! – пытался урезонить ее помдеж. – Куда вы пойдете, если мы заявление у вас еще не приняли?
- Да я уже не хочу никакого заявления писать! Домой меня отпустите, все равно никого не найдете!
- Да куда мы вас отпустим, когда мы уже ваше сообщение зарегистрировали?
В уголке, скромненько прижавшись к стенке, стоял побитый гражданин. Лицо его было изрядно помято, нос свернут набок, брови и губы распухли, как пельмени.
- Увжаемый, это вы по грабежу, верно? – обратился к нему Бочкин.
- Да, – прошамкал тот, болезненно кривя разбитые губы. Как успел заметить Игорь, нескольких зубов у него явно не доставало.
- Ну, что пойдемте наверх, – сочувственно покачал головой лейтенант. – А зовут вас как?
- Муромов, – шепеляво ответил терпила. – Алоиз Муромов

Думаю, все в курсе, что книга принадлежит клавиатуре Виталия Аверина, а я к ней имею отношение крайне опосредственное. Просто привожу в порядок, не более того.
Ну это так, чтобы не возникало вопросов.
Tags: Бочкин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

  • Глава 23. Карты и паспорта (часть 2)

    Вокзальный чиновник-регистратор привык к удивительным персонам. Каждый день мимо его окошка проходили сотни человек (и не только), отчитываясь о цели…

  • Глава 23. Карты и паспорта (часть 1)

    – Пропустите! – Не толкайтесь! – А-а! Ногу отдавили! – Куда вы лезете со своими чемоданами? – Месье, месье!.. Почему такое столпотворение? – Потому…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

  • Глава 23. Карты и паспорта (часть 2)

    Вокзальный чиновник-регистратор привык к удивительным персонам. Каждый день мимо его окошка проходили сотни человек (и не только), отчитываясь о цели…

  • Глава 23. Карты и паспорта (часть 1)

    – Пропустите! – Не толкайтесь! – А-а! Ногу отдавили! – Куда вы лезете со своими чемоданами? – Месье, месье!.. Почему такое столпотворение? – Потому…