October 9th, 2020

Чужой берег. Глава 3. Ганзберг и предместья

В назначенный вечер Йормланд вспыхнул.
Рабочие запрудили полдюжины площадей, размахивая транспарантами и выкрикивая лозунги. Ткачи, сталевары и всегда готовые к бузе шахтеры, сплотившись, плечом к плечу требовали справедливости, для себя и для всех. Взобравшись на бочонки и фонтаны ораторы - из людей, гоблинов, кобольдов - обращались к рабочих с пламенными речами на дюжине языков и наречий. Черные знамена вознеслись к небу.
Не дожидаясь, пока толпа пойдет громить город, власти перешли в атаку. На головы рабочих обрушились дубинки полицейских. Протестующие ответили кастетами и булыжниками. На брусчатку площадей брызнуло кровью. Смялись, вместе с черепами, пробковые “сисько-шлемы” (1) полицейских.
Collapse )

К вопросу о жилищах нивхов/унаков



Ке раф/ Ке-рыв/Ке-рыф - летнее жилье



Чан - сушилка для юколы
То-рыв/То-рыф - зимний дом. Тут он без обсыпки, а так - сущая полуземлянка.


Сканы из альманаха Русского музея вып. 487 - "Мир нивхов". Купил на прошлой неделе - слава питерским букинистикам!)