July 30th, 2017

Проклятый старый дом

“Надеюсь, что мой старый приятель Герцог не настолько заплыл жиром, чтобы отказаться от моего предложения. Хотя, если учесть, что предлагаемое дело - сугубо для настоящих мужчин...”
Капитан наемников Карлос Альварес Альба, более известный в определенных кругах как Герцог (в честь того самого герцога) или Мясник (разумеется, в честь того же великого полководца прошлого, славного своим человеколюбием)", ухмыльнулся.
- Разве мы не настоящие мужчины, Рамон? О-хо-хо, какие мы настоящие!
Тот, к кому обращался капитан, тоже был испанцем. Имя он, правда, носил менее заковыристое, да и от прозвища Бог пока что уберегал. Был он чуть младше командира, лет тридцати. Так же темен волосом и глазами, и вообще похож, словно родной брат-близнец. Разве что Герцог был чуть повыше, и немного стройнее.
- Сантьяго свидетель, Альба, как ты уже надоел своим письмом! Скоро даже лошади будут знать его наизусть!
Конь Герцога, вороной андалузец Генет возмущенно тряхнул гривой, зафыркал.
- Тихо, тихо! Глупый дядька шутит шутит, - поспешил успокоить четвероногого друга Альба. Затем он повернулся к Рамону:
- Вместо того, чтобы оскорблять благородных животных, лучше бы подумал, что за работу такую может предложить Гюнтер? Притом, она и денежная, и весьма необычная...
- С одной стороны, возможно у Швальбе в Чехии завелось несколько лишних бургомистров, которых стоит выбросить в окошко... - рассудил третий из спутников, светловолосый, как и пристало уроженцу Нормандии.
- С другой стороны, Морис, чехи и сами прекрасно справляются. Опять же, что такого необычного, выкинуть бургомистра в окно?
- Дефенестрация! - выдал мудреное слово четвертый наемник. Звали его Джованни, в драке - Джов. Был он, как и следовало из его облика, из жаркой Италии.
- Ты мне тут не ругайся, не в Милане! - одернул наглеца Альба. - Потом этими же руками будешь за хлеб браться!
- Джов не ругается, - поспешил на защиту самого молодого бойца Рамон, - это специальное слово такое. Что немцы, что чехи великие мастера выдумывать словечки, на которых добрый католик язык сломать может!
- Проклятые земли, - перекрестился Герцог, - истинно вам говорю, проклятые! И люди там такие же!
- Даже твой разлюбезный Швальбе? - не устоял перед соблазном Морис. - Он же природный немец, сам признавался!
- Из каждого правила есть исключения! - воздел очи горе командир. - Опять же, один хороший шваб на сотню говнюков совсем не меняет дела.
- Он же тиролец вроде бы? - усомнился Рамон, который как-то сталкивался с вышеозначенным капитаном. Происходило это, к сожалению, во время лютой попойки, поэтому за память свою, испанец ручаться не мог.
- Да хоть силезец! - огрызнулся Альба. - Какая в задницу, разница?! Главное, что человек хороший. Не забывает.
- Нас забудешь, - Рамон фыркнул не хуже Генета, - как же!
- Ну, если быть объективным... - затянул привычную песню Морис. Нормандца в свое время выперли из университета, не дав стать юристом. Но привычка к разглагольствованиям осталась, пропадая лишь в драке. Тогда он становился весьма лаконичен и руглив.
- Если быть объективным, то нам стоит прибыть на место. А там уже смотреть что, да как!
- Вот глянешь на тебя, капитан, так дурак дураком! А временами как сказанешь чего - ну орел ведь! Клюв разве что подкачал, им и мышку не убить! Хотя велик, не отнять!
- Ах клюв тебе мой не нравится?! Да что вы там в своей засранной Хренцузии в клювах понимаете!..
За дружеской перепалкой, которая стороннему наблюдателю могла показаться прелюдией к смертоубийству, маленький отряд двигался все ближе к цели, оставляя за спиной лигу за лигой...

Collapse )