July 9th, 2017

Про белочек

Гуляли вчера с женой по сосняку, настороженно наблюдали за стаями белок.
Вспомнилось очередное.
В в/ч 1496, где я служил с 2004 по 2006, склады РАВ изначально охраняли бойцы Роты Постоянного Караула.
Народ туда отбирался сугубо по росту, и, как подозреваю, по тупоголовости (ну это уже второй вопрос).
В один из ночных караулов, один РПКшник употребил крепкий спиртной напиток, а именно водку. А склады выходили как раз на сосновые заросли.
И из них вышла белка, цокая по бетону коготками. Изрядно нагрузившийся РПКшник принял эти звуки за шаги коварного ниндзи, подбирающегося в своем черном ниндзюковском одеянии со страшным ниндзяьчим мечом.
В коварного негодяя была расстреляна обойма СКСа...
А со следующей недели, склады начала охранять сестра РККА - ВОХРА. Во избежание, так сказать, столкновения с Черным Ежом.

Два кинжала с черепами

По чердаку заброшенного монастыря медленно пробирался человек. Был он весьма мускулист и казался призовым бычком, волею нелегких жизненных обстоятельств, вставшим на задние ноги и обретшим человеческую голову. Сходства добавлял и наряд человека. Его мощные чресла прикрывала повязка из клочковатого меха какого-то пятнистого зверя Хотя, возможно, пятна были и не природного происхождения – чердак был очень грязен. Подлинная клоака!
В одной руке чердачный минотавр держал лампу, в другой крепко сжимал меч. Оба эти предмета были так же весьма необычны. Так, лампа представляла собой вариацию на тему «воровской указки» - хитрая система стеклышек и задвижек позволяла получить яркий луч, подобный солнечному – разве что не не столь согревающий. Меч же, казался свидетелем давних времен – широкий, с массивным клинком, с закругленным острием. Оружие явно было не по руке человеку – он то и дело ругался, перехватывая богато украшенную рукоять, прокручивающуюся в потной ладони.
Впрочем, человек ругался беспрестанно. Речь его, изливалась подобно шипящему злокозненному водному потоку, что весной несет по разлившемуся руслу пятна навоза, озябших солнечных зайчиков и безутешных дохлых ворон. И звучали эти искренние строфы совершенно чуждо окружающим стенам, по-прежнему, скрывающим под тяжестью накопившегося мусора и пыли, печать гения и благородства былых творцов. Они, конечно, давным-давно умерли, и скелеты их обратились в невесомый прах. Иначе, услышав подлинно варварское наречье, поганящее своды их творенья, восстали бы из могил, дабы усовестить нечестивца копьем.
Collapse )