November 2nd, 2016

Железный песок, глава 3

Первая глава

Вторая глава

“... По данным авиаразведки, противник из Керченского полуострова отводил свои войска, эвакуировал население, взрывал, при этом, сооружения, строения и т.д.
Таким образом, обстановка складывалась в пользу дивизии.
В действительности, при осуществлении операции, дивизия встретила в районе высадки хорошо приготовленную оборону побережья, занимаемую частями 98 пд/немцев/ и портовыми командами...”

(Отчет полковника Гладкова В.И.)


Андрей собрал бойцов быстро – во взводе не так много личного состава, да еще потери. Не пошел Степину шоколад впрок. И еще трое, кроме неказистого красноармейца не выплыли. Двое рядовых - самарец Присталов и казахстанец Самыловский во взвод пришли с последним пополнением. Аллахвердов Абид, ефрейтор из Татарии, еще с Новроссийска в батальоне был. Не повезло...
Самарин, впрочем, полностью бойцов списывать не спешил. Надеялся, выплыли где-то подальше - в темноте, да под волнами особо и не разглядишь.
Кроме четверых бронебойщиков, на дно отправилось еще и почти все оружие. Хлопцы сумели сберечь только четыре ружья из восьми и пять автоматов. И боеприпасы остались только те, что лежали по карманам и за пазухой…
Узкая полоска галечно-песочного пляжа упиралась в невысокий, метра полтора, обрывчик, поверху заросший травой. Под него и забились.
- Старшой, давай нырну. Тут же и пяти метров нету! - Мынко трясся от холода. Но по глазам видно – нырнет. И Витя Ицхаков, его второй номер, следом отправится. Жалко расчету утопленницу. Хорошая, затвор почти и не заедал…
- Жора, ты если нырнешь, то там и останешься. Ферштейн? Гамбарян, тебе тоже говорю.
С моря ударил порыв ветра, мгновенно заледенив мокрые насквозь десантные организмы. Заодно и глупые мысли из храбрых голов повыдувало. А то, глядя на Жору, и Карен джигитовать решил.
Вспомнилось вдруг, как к бакинскому армянину, парню двадцати лет от роду, пришел в гости его пожилой земляк из ЗАПа. Гамбарян смеялся потом долго. Оказалось, что пожилой зенитчик переписывался по найденному в подарке от шефов адресу с девушкой откуда-то из Сибири. Попросила карточку, а тот, вместо того, чтобы в штабе разжиться, пришел у Карена просить его фото. Отправлю, мол, с припиской - “Я точно такой же, но на двадцать лет старше!”...
Самарин пытался сообразить, что дальше. Высадка пошла кое-как – из батальона, похоже, на берегу только его взвод. А так все больше незнакомая пехота, беляковцы, да штрафники безпогонные. Шум боя слышен, но в стороне. Где маяк непонятно, командиров тоже как-то не видать.
А на берегу все прибывало и прибывало бойцов…
Вспучило взрывом близкую воду. Поднятые со дна камни резанули воздух словно осколками.
На месте одного из застывших катеров вспыхнул клубок огня.
Несмотря на ранний час, стало светло. Рубили предутреннею мглу ослепительными мечами прожектора, полосовали разноцветьем трассеров катера, бьющие по огневым точкам врага, лопались в небе ракеты…
- Почему остановились?!
Самарин оглянулся на окрик, машинально коснулся мокрых волос – и пилотка, и каска утонули. Перед ним стоял пехотный капитан с ТТ в руке. Глаза у капитана были шальные, да и весь он какой-то одуревший. Контузило, что ли?
- Личный состав собираю. Высадились неудачно.
- Враг ждать не будет! Всех в строй и вперед! Плацдарм не захватим, всех перетопят!
Не дожидаясь ответа, капитан дернул щекой, переложил пистолет в левую руку и быстро пошел вдоль полосы прибоя.
Заполошно застучал пулемет. Захлопали гранаты. Бой за высадку шел полным ходом…
Самарин подпрыгнул, цепляясь руками за выдирающуюся с корнями траву, выбрался на обрывчик. Встал во весь рост и закричал, пытаясь перекричать ветер и шум близкого боя:
- Командиры и коммунисты, ко мне!..

Collapse )