June 6th, 2016

(no subject)



Юрий Гагарин не погиб в 1968 году. Спасенный «попаданцем», совершившим «стыковку» с его сознанием, первый космонавт продолжает службу в Военно-Космических Силах СССР.
Советский Союз побеждает в Лунной гонке и неудержимо рвется к звездам. Теряя мировой господство, США готовы развязать первую Звездную войну. Орбитальные истребители «Спираль» против аэрокосмических перехватчиков «Х-15-Delta»! Американские авианосцы беззащитны перед нашими орбитальными штурмовиками, способными поразить из космоса любую цель! Юрий Гагарин представлен к второй Золотой Звезде Героя Советского Союза за потопление атомного авианосца «Энтерпрайз»!

"Ландскнехты" 26

Оригинал взят у red_atomic_tank в "Ландскнехты" 26
Говаривали, что во время оно, Отец Лукас именовался Антонио Флоресом и был ветераном Фландрии, а также многих битв с турками. Утомившись от Старого Света Антонио решил попытать удачи в заморских землях испанской короны и отправился на Острова Пряностей , где встретился все с теми же голландцами, к которым добавились еще китайцы.
И как-то раз вышло так, что Флорес оказался один-одинешенек на берегу некой реки, через которую вознамерились переправиться на лодках мятежники, в гордыне своей позабывшие о том, что не все случается так, как хочется. У Антонио имелись при себе две аркебузы, бочонок пороха, четыре сотни пуль, бутылка уксуса для охлаждения стволов и еще одна, в которой был, скажем так, не уксус. И Библия, разумеется. К вещественному добру прибавлялась молитва и ярость к врагу, как пристало каждому испанцу. Все это в дальнейшем пригодилось, даже Библия, из которой Антонио безжалостно драл листы для пыжей, рассудив, что сие, разумеется, святотатство, однако Господу наверняка более угодна смерть язычников и еретиков, нежели сохранность засаленного и грязного тома. Ибо, как учил премудрейший герцог Альба, нет ничего более беспомощного и жалкого, нежели добрый католик, оставшийся в окружении врагов веры без аркебузы, с одной лишь Библией. Флорес знал, что со временем дойдет и до этого, и не раз возносил молитву святому Яго, дабы тот отсрочил столь препаскудный момент.
Но не зря умные люди говорят, что ружьем и молитвой можно добиться большего, чем одной молитвой. Бой продолжался двенадцать часов, и ни один злодей на берег так и не ступил. Кто-то говорил, что Антонио застрелил в общей сложности шесть сотен голландских и китайских еретиков, поскольку заряжал по две-три пули сразу и стрелял только по группам не меньше двадцати врагов, боясь промахнуться. Кто-то разумно отмечал, что подобный подвиг выше человеческих сил и еретиков упокоилось не больше трехсот. Сам же Флорес молился за облегчение адских страданий для всего лишь неполной сотни грешных душ. Впрочем, Антонио посчитал лишь тех, кто умер на его глазах...
Collapse )