May 29th, 2016

Ландскнехты 24

Сердце зверя

Когда-то, еще при первых владельцах, здесь располагался винный погреб. Большой, солидный, с крепкими дубовыми основами под бочки и решетками для тысяч бутылок. Здесь всегда было сухо и прохладно, однако не холодно. Но те времена давно прошли, и уже много, много десятилетий ни одна капля даров Бахуса не проливалась под высокими сводами из серого камня. Йожин любил и одновременно ненавидел это место. Вернее он ненавидел то, чем оно понемногу, год за годом, становилось.
Дежурный монах стоял - сидений здесь не полагалось - за высоким пюпитром, черным от времени, и перо в его руке неспешно скользило по листу пергамента из ослиной кожи. Так повелось изначально, от основания Ордена Deus Venantium, Божьих Охотников - заступая на двенадцатичасовое бдение святые отцы, дабы не проводить время в праздности, переписывали от руки Библию по образцу Ватиканского списка и Codex Gigas, он же "Ďáblova bible". Всего за историю Ордена были написаны - одна за другой - тридцать книг, и ни одна из них не была продана. Священные книги, вышедшие из-под рук братьев, не имели цены. Ими можно было лишь одарить, в знак высочайшей милости. И защитник истинной веры Филипп Четвертый, король Испании, и ныне покойный шведский еретик Густав Адольф в минуты сомнений искали утешения на страницах Дечинских Книг. И это было одной из причин того, что девенаторы действовали одинаково свободно как в католических, так и в протестантских землях.
- Перья заканчиваются, - не поднимая головы и не прекращая работы, сказал писец, перо в его руке не дрогнуло ни на мгновение, покрывая желтоватый пергамент ровными буквами каролингского минускула .
Йожин кивнул, зная, что его молчаливое движение не останется незамеченным. Следует запомнить об этой нужде и снова отправить ловчую команду в Рифские горы за крыльями гарпий. Невоспроизводимое качество письма было одной из отличительных черт Дечинских Книг, а все потому, что писали их отнюдь не гусиными перьями и не обычными чернилами.
Переписчик закончил страницу, критически обозрел ее и вознес на специальную раму из тонких серебряных проволочек - для окончательной просушки. Привычным движением взял следующий, и задумался над эталоном, разминая уставшие пальцы.
Йожин спустился вниз, по семи каменным ступенькам, к большому водоему - назвать это сооружение "бассейном" язык не поворачивался. Круглая линза была некогда выложена на каменном полу прочнейшим кирпичом, соединенным раствором на лучших яичных желтках. Затем отполирована и покрыта тонкими плитками юрского мрамора из баварского города Фюрт. Воду отвели по свинцовому желобу прямо от источника, что питал весь Дечинский монастырь-крепость, но ни один глоток не был выпит из рукотворного водоема. У него было иное предназначение.
Collapse )