April 12th, 2016

Жеводанский Зверь в России

Оригинал взят у catofoldmemory в Жеводанский Зверь в России
Братья Булгаковы Переписка. Том 1. М.: Захаров, 2010. С.133-134.
Письмо Александра из Москвы, 6 августа 1808 года:
«Много теперь шуму делает следующее: итальянец один возвращается из Макарьевской ярмарки с двумя гиенами, которых показывал там за деньги. Сорок верст от Москвы они у него как-то изломали клетки железные, вырвались, убежали и теперь причиняют великие опустошения. По полученным главнокомандующим рапортам, пожрали они уже 24 человека. Одну гиену мужики убили, другая еще существует, зима ее убьет: но до того времени может она наделать много вреда. В одной деревне мужики вздумали, что это-то Бонапарт: немногим ошиблись. Жестоко, что России приходится терпеть от чудищ, Африкою порожденных. Возвращаясь от князя Сергея Ивановича, который живет за городом, мы обыкновенно берем дорогу полем; тетушка велела сынку всегда городом ездить, несмотря на большой объезд; а на вопрос: «зачем?» отвечала, что «в поле может еще попасться стерва-то эта гиена». Весь город полон этим злосчастным приключением; можно подумать, что мы перенеслись во времена Пугачева: по крайней мере, о гиене говорят с тем же страхом, с каким о разбойнике говорили; может быть, и ее велят повесить, как покойного господина казацкого маркиза. Итальянец, сказывают, в отчаянии, бегает по лесам, ищет или смерти, или своих дезертиров».

"Ландскнехты" 17

Мирослав сел, привалился спиной к молодому дубку. Подумалось вдруг - пройдет лет триста, и деревце станет громадным лесным великаном. Раскидает желуди, даст жизнь многим и многим потомкам. А может и нет. Все в этом суетном мире схоже - и людская жизнь, и древесная. Как люди гибнут во множестве, так и зеленые дети Леса. Может вырастет дуб-великан, а может сгинет в лесопилке, обернется кучей опилок и стопкой досок на верфях Франции. Или в поисках желудей, подроют вечно голодные кабаны...
Кому ведомо будущее? Никому оно не ведомо. Разве что Богу, но тот никому не рассказывает. Уж Мирослав то хорошо знал, чего стоят все похвальбы астрологов и колдунов насчет прорицания грядущего. А уж про ворлоков, сиречь, чернокнижников, и вовсе говорить скучно. Наглотаются книжной пыли и несут высокопарную чепуху, которую и сами не понимают.
Было тепло, следопыта потянуло в дрему. Это было самое сложное - придти в нужное состояние духа - спокойное, безмятежное, сугубо созерцательное, не свалившись в сон. Ну и нашептать верные слова без зевотного выворачивания челюстей.
Лагерь остался в стороне. Хоть и недалеко, но подлесок надежно глушил звуки. Впрочем и звуков тех было всего ничего. Банда остановилась как на обеденный передых, то есть даже без костерка. Вода из фляги, кусок солонины и сухарь, а для сна войлочная скатка под спину да плащом укрыться. И обнаженный клинок под рукой. Но до вечера было еще далеко, и пока Швальбе с Гавелом судили да рядили насчет улик, Мирослав по давней привычке отправился слушать лес.
ТCollapse )