March 10th, 2016

Все братья - сёстры

Товарищ Лимонов как всегда яростно жжет глаголом!

Оригинал взят у limonov_eduard в Все братья - сёстры
Братья Вачовски один за другим стали сёстрами Вачовски.
Два низкорослых коренастых жлоба превратились в двух коренастых низкорослых жлобих в красных париках. От поляков можно было этого ожидать. У нас уже есть Роман Полански и Ежи Козински (умер, натянув полиэтиленовый пакет на голову). Не хватает только, чтобы пол сменил Лех Валенса. Восточные славяне вообще склонны к извращениям и изуверствам.
Вопрос на засыпку: какого пола, по-вашему, был Энди Уорхол?
Я был с ним знаком, я - не знаю. После трансмутации Леха Валенсы братья Вачовски должны будут переделаться в собак.
Этой ночью мне снилось, что сёстры Вачовски идут в атаку на Халифат под Алеппо, размахивая красными париками, а правоверные в ужасе разбегаются.

"Ландскнехты" 10

Оригинал взят у red_atomic_tank в "Ландскнехты" 10
Нищий брел по кладбищу, кутаясь в рваное тряпье, где дыр имелось больше, чем ткани, а заплатка шилась на заплатку. Низко надвинутая шляпа знавала куда лучшие времена, но те прошли давно. По мере изнашивания обтрепанные поля обрезались, и теперь головной убор больше смахивал на кривой мятый колпак с дырой на макушке. Шерстяные перчатки от долгой носки вначале лишились пальцев, а затем распустились настолько, что едва прикрывали середину ладони. В общем, бродяга напрашивался на гравюру художника-моралиста об упадке нравов и тщетности бытия.
Спотыкаясь о камни, оборванец тащился меж заросших дурной травой каменных плит, регулярно прикладываясь к стеклянной фляжке и распевая дрожащим голосом песню.

Der Tod reitet auf einem Kohlschwarzen Rappen,
Er hat ein undurchdringliches Kappen.
Wenn Landsknecht in das Feld marschieren,
Lässt er sein Ross daneben galoppieren.

Смерть едет на лошади угольно-чёрной,
Обряжена в рясу и скачет проворно,
И рядом с ландскнехтами на поле боя
Несётся галопом, зовёт за собою.


Закончив куплет, Гюнтер, а под личиной нищего скрывался именно бравый капитан наемников, снова хлебнул из фляги крепленой сельской сивухи, которую, видать, местные ведьмы гнали из прошлогоднего прелого сена, настаивая на порохе и щедро сдабривая трупным ядом. Доброе деяние рук человеческих так жутко вонять не может.
Ландскнехту было страшно. Пожалуй даже страшнее, чем стоять в первом ряду при атаке французских жандармов. Не каждый день случается быть наживкой для людоедской твари...
Как сказал Мирослав:
"Найти и раскопать нору нахцерера днем не успеем. А даже если и успеем, порвав жилы и переломав все лопаты - он не впадает в спячку подобно вампиру, уйдет глубже, а то и сбежит. Драться с ним ночью, в лунном свете - самоубийство. Для этого нужна испанская терция, а то и две. Придется действовать вечером, когда день на исходе, но тварь еще не вошла в полную силу."

Collapse )