February 1st, 2016

Про камингауты и казачество

Раз пошла ныне мода среди писательской братии на всякие шокирующие признания, то признаюсь в одном грехе и я.
По документам-то, к казачеству нынешнему (не к давнему, а к нынешним клоунам), отношение имею самое прямое (к давешним - тоже, но там история отдельная и довольно грустная, как и всё, что с Гражданской войной связано).
Многие помнят, что после Киева, я служил в Донецком ПО, в основном, гоняя браконьеров по акватории Азовского моря и прилегающим территориям. Именно там и произошла эта душераздирающая история. А теперь расскажу, как все было:

Пробираюсь, значит, тихой ночной порой по берегу. По тому самому, который напротив поселка Песчаный, и который укровоены перекопали, сооружая оборонительную линию. Берег там, кстати, сейчас ползти начал, и с чего спрашивается? Так вот, иду, подпеваю мысленно Егорке Летову, который в наушнике рации с комендатуры всякие добрые песни поет, и вижу негодяя, который сетки прям с берега ставит.
Соответственно, надо брать.
Взял, конечно же. Когда ты сетку ставишь, а у тебя из-за спины вдруг спрашивают о том, что собственно здесь происходят, и многозначительно тычут в нос стволом от которого несет свежим настрелом, бегать как-то не хочется (сам в похожей ситуации был, примерно представляю уровень и общий настрой эмоций)
Браконьер разнылся про голодных детишек и злую тещу. Но суровое сердце разжалобить не сумел. Ведь негодяй нарушающий ст. 85 КУАП, для инспектора погранслужбы, не только ценный показатель, но и питательные 40-50 гривен. Гривен не оказалось. Рыбы тоже. Взамен мне было обещано нечто более занятное.
Взятый за жопие, оказался полковником Азово-Черноморского казачьего войска.
В итоге, на следующий день, я стал обладателем свеженькой ксивы, в которой было написано, что я являюсь каким-то там чином в этом самом войске. То ли есаулом, то ли еще какой падлой.
Ксива до сих пор в родительской квартире валятся.