April 5th, 2015

Бочкин. Залетные террористы майора Мазура

- Эй, Ахмэд! – здоровенный боевик, прячась за обширным телом начинающего толстеть Бочкина, чуть отодвинув занавеску стволом автомата, посмотрел в окно. - Там снайпэр, да!
- Гдэ? – отозвался, хрустнув шеей, Ахмед.
- Да вон, в окне! – боевик осторожно указал на распахнутое окошко на третьем этаже. – Или чо, там, билять, в минус тридцать кому-то жарко стало?
- У, шайтан! – сплюнув на пол, Ахмед жестом подозвал еще одного бойца и что-то зашептал на ухо.
- На мэсто сядь! – жесткая рука дернула Игоря за воротник бушлата и толкнула на сиденье.
- Э, встать, сабак нэвэрный! – схватив за шиворот одного из заложников, рослый террорист, заставил его встать и, сообщая ускорение стволом автомата, повел к выходу
- Открывай! - скомандовал он водителю, спрятавшись за несчастным – Двэрь аткрывай, да!
Шууххх! – с шумом распахнулась дверь ПАЗика.
- На, нах! – выкинув бедолагу мощным пинком, он нажал на спуск. – Алла Акбар!
Да-да-да-да-да! – зашелся в длинной очереди АКМ.
Бум! Бум! – воспользовавшись секундным замешательством, Мустафа и Ахмед влепили из подствольников в распахнутое окно.
- Алла Акбар! Я твой дом труба шатал!
«Убитый» снайпер, высунувшись из окна, показал террористам средний палец и с чистой совестью удалился греться и пить горячий чай – он, верный присяге до конца, честно выполнил свой долг.
- Слышь тело, уползай, пока яйца не отморозил! – резкий окрик вывел из ступора безжалостного расстрелянного террористами заложника, что растерянно хлопал глазами, сидя жопой на снегу. – Уползай, нахуй!
Бочкин в десятый раз поблагодарил Господа за то, по воле Его он уродился таким умным и предусмотрительным. И надел под теплый свитер еще и навороченное термобелье, способное, по заверениям производителя, спасти от холода даже в ядерную зиму. Остальные заложники, наивно полагая, что все мероприятие закончится через час-полтора, вовсю стучали зубами и тихонько подвывали от холода, тщетно ожидая скорого освобождения и потихоньку поддаваясь самому, что ни на есть, «стокгольмскому синдрому».
Долгожданное освобождение, однако, никак не наступало. Злые ваххабиты уже засекли и отогнали огнем ПКМ выдвигавшуюся группу, завалили снайпера и несколько раз жестоко расстреляли заложников.
- Товарищ главарь банды, разрешите обратиться? – сидящий рядом с Бочкиным Драгунов осторожно поднял голову.
- Чо надо? – обернулся Ахмед.
- Товарищ главарь, а вообще, насколько реально так выйти к автобусу? – с интересом спросил Славян – Мы же, считай, на открытом месте стоим, кругом простреливается.
- Очень реально, поверь, – главарь поправил автомат и почесал шею. – Надоело, что ли?
- Да не, чо, – Бочкин пожал плечами. – Так-то нормально. Весело.
- Ну смотрите, если чо, вас следующих на расстрел поведем, – кивнул им Ахмед. - Так, еще раз, на всякий случай – пройдя по салону, злой террорист развернулся к заложникам. – Когда начнет хлопать и взрываться – зажмуриваемся, закрываем голову, скукоживаемся под сиденьями и не отсвечиваем. Всем понятно?
- Понятно… Ага… – раздались нестройные голоса.
Бочкин со Славяном, устроившись поудобней, задремали. В роли заложников, в отличие от тех, кого сослали за залеты и косяки, они оказались добровольно.
Многочисленные залетчики, коим без приключений на жопу жить было неинтересно, а день, прожитый без морально-воспитательных пиздюлей, был днем прожитым напрасно, умостившись на сидушках ПАЗика, проклинали горькую свою судьбинушку и дурную, вечно создающую проблемы, голову.
А ведь еще месяц назад, на утреннем построении, начальник курса, майор Мазур радостно сообщил всем присутствующим:
- С сегодняшнего дня, товарищи слушатели, объявляется конкурс во взвод специального назначения! Задачи взвода - несение службы в составе наряда по учебному центру в Новый год, а также в последующие праздничные для всей страны дни. Кроме того – выполнение всех грязных и тяжелых работ!
Collapse )