February 12th, 2015

Ярчуки. Глава восьмая. Между берегом и берегом

Часть вторая

Ничего, что связывало бы домик с похищенным на Тибрской дороге, не нашлось. Так, мелочевка всякая, и упоминания недостойная. Ну разве что кроме четырехгранной, древней даже на вид иглы, сделанной чуть ли не из черной бронзы. Да пара серебряных талеров с Вильдерманом. Очень уж Мирослав любил денежки Брауншвейгской чеканки. Там-то, с какой стороны не глянь одни знакомые. То ли Геракл - Геркулес, если верить многомудрому Хранителю, то ли кто из диких лесных людей, если верить собственной памяти...
Самым интересным оказался шкелето-кот так впечатливший Литвина.
- Ты, капитан, в следующий раз так и говори: прется сейчас на тебя, дорогой ты мой человек, кошачий скелет, который не кусается, и не царапается. Я же чуть не обосрался!
- Это не самое страшное, отрок, что доведется тебе встретить на пути ратном, коли твердо решишь стезю нечистеборческую выбрать!
Збых с подозрением оглядел командира – не подменили ли втихаря, раз такую высокопарную чушь нести начал. Но тот ухмыльнулся в ответ и продолжил:
- Так говоришь, котей мимо прошел, да в речку бултыхнулся?
- Ну. Видать, рыбки половить вздумалось.
Литвина передернуло.
- Рыбки половить - не человеков уловить! – вновь скорчил постную физиономию капитан, - забавный вообще котик, раз под солнцем шляется. Видать, к нечисти никоим боком отношения не имеет. Или скроен ловко и не по простым лекалам.
Подошли наемники, что ставились на охрану, справедливо рассудив, что раз капитан с Литвином сидят, языками чешут, нужды особой в пригляде нету.
- Чего там, герр капитан? – спросил вежливый Янек.
- Ничего плохого, но и ничего. Ночью засядем поудобнее, подождем, вдруг вернется.
- Что-то я сомневаюсь, - покрутил головою Збых, разминая шею, - мы пол дня здесь бродим, уж и слепой бы нас приметил.
- Один хрен сегодня выступать не получится, девчонку хоронят. А так, мало ли, вдруг да явится, над разгромом поплакать, нами, злобными ландскнехтами, учиненным.
Collapse )