January 28th, 2015

Ярчуки. Глава 4. О чумаках дегтевымазанных и запорогах предерзких. Ну и о геополитиках всяческих...

Часть первая

Тяжела доля чумака. И солнце жарит, и ветер пронизывает, и разбойный козарлюга норовит похоронную рубаху забрать. Но в конце дальнего пути, ждут садок вишневый со шмелями гудючими, да беленая хата. Ну и жена или та, кто на дорогу полотенце дарила. Ждет под теми самыми вишнями, стол обильный накрывши. И каравай там, и сальце, и вареники, творогом напиханные. Ну и горилка ждет, холодная, смачная, шо водою в горло льется, только подноси...
Губы сами плямкают, во впредвкушении. А брюхо в ответ гуркотит, додому торопится, на рыбу-тарань, соленую надоевшую, жалится. Эх...
*******

На дорогу, что доселе скрывалась, таилась пряталась от досужих глаз за высокой, выше человеческого роста, травой, отрядники выскочили уже под самый вечер, когда багровое солнце коснулось щетинящегося далеким лесом горизонта.
Мирослав прикусил губу, размышляя над превратностями поисковой удачи. Видать, решила та блудливая девка не отвернуться спиною, как вышло в драке со змеей а, отворотившись, нагнуться и прогнуться для пущего наемничьего удобства.
Судя по следам колес и копыт, да изобилию “лепешек”, банда выехала не на простую дорогу, связывающую пару-тройку сел, а на чумацкий шлях. Если память командира не подводила, то среди местного люда сей торный путь звался Муравским. В честь травы-муравы, обильно растущей по обочине. И шлях этот, хоть и не такой ровный, как полет стрелы, все же вел, если не самой короткой дорогой, то самой удобной. И, если верить карте, то проходит как раз недалеко от того места, что значится в реестрике капитанском как первейший маяк, откуда следовало приступать непосредственно к поискам. Хотя, вроде бы Муравский куда восточнее?...
Командир отряда, если быть честным самому с собой, не разделял уверенности Приора. Не верил Мирослав, что достаточно добраться в указанное место (“оказаться” когда дорога хренову прорву дней занимает, сомнительно)оказаться в нужном месте. Скорее всего, украденное перепрятано давным-давно. Или «Псов» сбили со следа, подсунув ложную наживку. Но с другой-то стороны, его дело маленькое. Отчетливо вспомнилось лицо кардинала. Они встречались в Мадриде. Задолго до Дракенвальда. Когда-то давным-давно. Захотелось хлебнуть крепкого вина, чтобы погасить вновь затлевший уголек бессильной злости. Единственная радость, что Иржи тогда угробили…
Из задумчивости капитана вырвал испанец, коснувшийся плеча:
- Эль команданте, к нам едет обоз! О, Мадонна, какие рога!..
Collapse )