January 18th, 2015

Ярчуки. Глава ноль (скорее всего, будет первой)

Туман наползал на дорогу. Плотный густой, хоть ножом режь. Не бывает такого тумана среди дня. В нем тонули окружающие дорогу деревья, чьи ветви смыкались подобно куполу, защищающему путников от палящих лучей солнца.
По камням, помнящим сандалии легионов Рима и конников Шарлеманя, застучали копыта. Звук доносился словно
Из-за поворота показались три всадника, судя по доспеху – рейтары. Едущий посередине мрачно и неодобрительно смотрел на окружающий мир из-под козырька шлема. Поперек седла у него лежал длинный доппельфаустер, двухствольный пистолет, что так любят офицеры.
Следом неторопливо катилась, влекомая четверкой лошадей карета, покачиваясь на неровностях и выбоинах. Замыкала кавалькаду четверка верховых. Эти снаряжены были полегче, по драгунскому образцу.
Авангард резко остановился. Остановилась и карета. Драгуны аръегарда, не дожидаясь команды, развернулись, прикрывая карету. Окружающий лес молчал, утопая с белесой пелене.
Перед рейтарами сидел человек, почти скрытый в струях тумана – будто призрачные змеи танцевали неведомый и странный танец.
- Эй, бродяга, прочь с дороги! – приказал старший, кладя ладонь на приклад ружья.
- Месье, же не манж па ди трё жур! – невнятно произнес бродяга, медленно поднимаясь с истертых камней дороги. Говорящий по-французски путник был невысок ростом и широкоплеч. Лицо прятал под капюшоном.
- Да мне плевать, сколько ты там не жрал! – рявкнул солдат и взялся за рейтшверт. Тратить выстрел на нищего – излишняя роскошь. Не заслуживает он такого почета. Хлестануть старинным тяжелым клинком полушпаги - полумеча, и пусть убирается, радуясь, что остался жив после встречи с «черными всадниками».
Бродяга презрительно фыркнул. И прыгнул на всадника.
Тут же, из кустов, по конвою хлестанул мушкетный залп. Затем еще один.
Пороховой дым мешался с туманом. Слышались стоны, лязг железа и утробное волчье рычание.

Collapse )