October 16th, 2014

Подъем по веревке с помощью зажима и блок-ролика

Спусковые устройства. Восьмерка
Страховочные устройства. Шант, капля, Тиблок

Иногда по веревке необходимо не только спуститься, но и подняться. Причин для этого превеликое множество, рассматривать их смысла нет - каждый кто сталкивался с высотными работами или альпинизмом, в курсе.
Способов подъема так же огромное количество.
Сегодня мы рассмотрим (фотографий я наделал довольно много), способ подъема "через блочок". Способ этот сугубо промальповский, альпинисты предпочитают "жумарить/жумарять".

qLrOTShBfWA
Collapse )

Мёдом по крови. (2-9, 2-10)

Смерть не с той стороны 2-9

Ливония. 36 верст до кордона с Диким Полем

Ночь наступила сразу и вдруг. Словно и не в Ливонии они были, а где-нибудь на южных берегах Ифракии, где лохматые фуззи гоняют по пустыням изнемогающих от жары альвов. Вместе с темнотой пришел и холод.
Его встретили подготовившись. Шалашиком сложены тонкие веточки, сверху – чуть потолще, в самое нутро - невесомую древесную паутинку, снятую с сухой чурки ножом. Огонь занялся сразу, осветив и согрев. Правда, лишь тела. Мысли так и остались холодными, будто ледышки. Ворочались где-то глубоко, и оттаивать не собирались.
Впрочем, Дмитр не спешил. Неприятности стоит переживать по мере их поступления, а не заранее. Сейчас гораздо важнее вычистить оружие. Росская винтовка - штука прекрасная и замечательная. Но в обиходе гораздо сложнее привычного здесь оружия. Не каждый сиволапый селюк, справится. Не сдержавшись, Ярошевский хмыкнул. «Здесь», «сиволапые”, “селюки”. Не зазнался ли ты, ясный пан?
Если бы не Гости, то гонял бы сейчас шомпол с протиркой по стволу пистоля, или, если очень уж повезло бы, то винтовальной пищали. Твоей заслуги в обретении столь убойного оружия нет ни пол ногтя. Так что, умерь пыл и постарайся не растерять детали. Они, как на зло, мелкие и зловредные. И в неверном свете пляшущего костра так и выжидают момента, дабы свалиться с холстинки. Чтобы оставить пана с одной голой сракой. В смысле, с четырьмя гренадами, шаблюкой и двумя пистолями.
Дмитр искоса глянул на королевишну. Племяшка сидела неестественно ровно, будто кол ей в нежную задницу вогнали. Отвернувшись от огня, смотрела во тьму мокрыми глазами. Ну что, дело нужное, что уж тут. Не совсем, видать, прожженная так, как Томаш Неназываемый обрисовывал, раз так мертвого коня жалеет. Хотя, ты же не первый год живешь, знаешь же, что чем больше грязи вылито, тем сложней все устроено…
А Грома, действительно, было жаль. Черная молния с ногами.... Но вот если оказывается в одном пространстве конское копыто и сусличья нора, они обязательно встретятся. И основательно. А там уже, весь лоск не важен. Один хрен, кость хрустнет. И любая молния окажется несчастной лошадью, бьющейся в агонии. Пока милосердный удар узкого ножа не поставит последнюю точку.
Где-то рядом порскнула птица, разогнав крылом ночную тишину. Дмитр прислушался. Нет, тихо. Пойти бы проверить, да зловредные деталюшки разбегутся. Тут дел осталось на две минуты...
Звонко щелкнул магазин, встав на место. На металлический звук Владислава вздрогнула всем телом. Ошалело посмотрела на шляхтича. Ярошевский подсел рядом, осторожно толкнул плечом. Не раскисай, мол.
- До кордона всего ничего осталось. Осторожненько пойдем, проскочим. Дикопольцы встретят, сопроводят… - сообразив, что, скорее всего, перспектива подобного путешествия Владиславу не обрадует, добавил: - Ну или вернемся нахрен, и все.
- Вернемся?! - взвилась Владислава, мигом позабыв про скорбь и печаль, - куда вернемся?!
- В Круков, - на миг Дмитр даже растерялся от такой неожиданной перемены.
- В Круков?! К этому чудовищу?! Никогда и ни за что!
- Это еще почему? – осторожно спросил Ярошевский, готовясь вываживать и подсекать.
- Да потому! – всхлипнула Владислава и уткнулась в колени. Дмитр долго сидел рядом, даже не пытаясь вслушиваться в неразборчивый злой шепот, перемешанный со шмыганьем носа. Все что ему надо было знать, он и так знал. А что Казимеж – гад, подонок, сволочь, душегубец и вообще очень разносторонняя личность, так то его с племянницей личное дело. И ветра беспристрастной истории. Она пусть рассудит, кто прав, а кто виноват. И стоило ли рубить голову зажравшейся скотине прямо на ступенях трона, или же надо было втихую удавить в темнице. И кто более достоин занять трон, официальный наследник, прописанный в завещании о престолонаследии, заблаговременно выпрошенном предусмотрительным Герольдическим советом, или же его брат, поднявший шляхту против сумасшедшего...
Дмитр Ярошевский, шляхтич из Мазовии, настоящее имя которого знало от силы человек десять, упал лицом вниз, мелко и страшно подергивая левой ногой, с которой слетел сапог.
А из темноты, в круг освещенный костерком ступила фигура с крестом самострела в руках. Перепуганная Владислава закрыла рот ладонью и молча смотрела, как ночной гость подходит к трупу со стрелой в спине, переворачивает и долго всматривается в дело рук своих. После, убийца обернулся к девушке:
- Долго же мы вас искали, леди Ясколка. Чуть было не опоздали…
Владислава облегченно выдохнула. Ее нашли.
Хотелось смеяться. Громко-громко.


Collapse )