February 7th, 2014

Подполковник в кустах

Вроде бы не выкладывал в ЖЖ. Ну а если уже да, то пардоньте)


На то, что этот выезд будет необычным, указывало многое. Во-первых, Седьмого оставляли в отряде. Прапор - начальник продсклада, уходил в отпуск, и, не скрывая слез, сдавал по описи все имущество, радостно скалящемуся сержанту. Все всё понимали, но ничего сделать не могли. Седьмой был единственным, кто бы разворовал склад не окончательно.
Во-вторых, перед выездом, Командор вышел на плац, и трубно провозгласил: - Гроза-17, бандерлоги!!!
Поданый сигнал означал локальный армагедец в отдельно взятой части Пограничной Службы.... Тревогу, то есть, с выездом техники и прочими чудесами. Мобильные группы порысили на всех парах в парк, зело матеря Командора и иже с ними.
Все расселись по машинам, и уже предвкушали отбой и долгий обезвазелиненный разбор полетов...
Но долгожданной команды "Стоп!" не было. Экипажи по истечению положенного времени рванули через КПП в город. Но были остановлены Коммандором прямо в воротах.
- Выгружаемся. И предъявляем имущество по списку. Старшие групп беззвучно взвыли. Театр грозил затянуться до вечера. А дома дети не кормлены, жены не... кхм, не люблены, и вообще, "Шахтер" Суперкубок Украины берет, а мы тут не пиво пьем под телевизором, а вопли слушаем...
- ....! Какого...! И вообще, вы все - ....!
Начальник второй заставы, капитан Поберега с опаской выглянул из УАЗика... Посмотреть было на что. Из машин их вечного противника во всех начинаниях и соседей по этажу - зловредной и ненавидимой всеми фибрами души, четвертой заставы, под грозные очи Командора, страшного в гневе выгружали одни за одним ящики. Водки. Общим количеством в 4 штуки.
Начальник 4-й, капитан Темляков, он же Папа, стоял, скромно потупив взор. Приглядываясь к табельному ПМу...
- ....! - продолжил спич разгневанный полковник. - ЭТО ЧТО?! - и снова его указующий перст уперся в сиротливо стоящие вдоль строя ящики.
- Это? - Темляков на секунду задумался. - Это - теплые вещи. А вдруг похолодание, или кто под лед провалится.
- В августе?! Под лед?! Под трибунал!!! - взревел Командор, и, очевидно, выдохшись, повернулся на каблуках и ушел, предварительно испепелив взглядом весь состав "мобилки".
А замполит, попытался выпрямить сутулую спину, и произнес слова, звучащие приговором. - Я с вами. На выезд. На Польшу.
Collapse )