January 20th, 2014

post

Оригинал взят у gilliland в post
Вчера вечером заспорил с Федюниным, Б-чем и историком З-м. Кого первого казнят по обвинению в контрреволюции и государственной измене в бывшей стране Трёх Толстяков?
Б-ч отставивал версию оружейника Просперо - он радикальный слишком для этой пироженной страны. Нет опыта управления финансами. Не гибок. Не чувствует коньюктуру рынка. Склонен к авантюризму.
Федюнин, удерживая двумя руками фонтан своей легенданой брутальности, обрёк на позор и смерть гимнаста Тибула - нет у гимнаста надёжной опоры в сплочённых коллективах дымящих мастерских. Нет у Тибула поклонников среди людей, стоящих у прокатного стана. А это значит что? Это значит, что за Тибулом сплошная интеллигентская истерика и педерастия. А это как основа режима ненадёжно.
Историк З-м, не сомневаясь даже минуту, указал на очевидного матёрого упыря - учёного доктора Г.Арньери. Этого к виселице поволокут непременно.
Я предположил, что первыми на плаху пойдёт безымянный вожак военных из дворцовой стражи, которые подняли мятеж против Трёх Толстяков и искололи кукулу наследника саблями. Этих будут громить все. И глава военного путча обречён будет при любом раскладе. И оружейники, и гимнасты не любят, когда их охраняют те, кто чуть не перерезал своих предыдущих руководителей.
Остался открытым вопрос о том, кто же установит режим бонапартизма. Страна-то явно милитаризованная. Кругом производство оружия, научные разработки по этой части, шараги в зоопарке. Кто-то должен же установить баланс между армией, буржуазией и городскими толпами. Ну, может, с гор спустится какой-нибудь основатель династии. На это только и надежда, пока гимнасты с оружейниками давить будут друг друга по очереди в революционном парламенте.
Федюнин, опустошая мощными глотками бутыль с "Гленливетом", впал в геополитизм и сходу вообразил вторжение в страну бывших Трёх Толстяков безжалостно скрипящих армад под командованием П.Карло. Или овощной десант боевых луковиц. Я переставил бутылку на другой край столика.
В судьбе бывшего наследника Тутти не сомневался никто - сопьётся начальником управления культуры в захолустье. Замучает всех своими мемуарами, воспоминаниями перед школьниками, пьяными бездарными постановками и патриотическими стихами на годовщину.



Товарищ Шемякин жжОт глаголом, аки огнеметчик.

Год Ворона(роман). Глава 4. Недолгий триумф

Оригинал взят у maxim_bojarinov в Год Ворона(роман). Глава 4. Недолгий триумф
Уважаемые читатели!   Если среди вас, ваших друзей и знакомых есть те, кто может проконсультировать по деталям современной авиабазы в Энгельсе, а в особенности по обстоятельствам катастрофы Ту-160, просьба связать или связаться со мной любыми способами. Буду благодарен за любую помощь.
Также буду признателен всем, кто сделает как это называется "перепост". Пока же вашему вниманию представляется очередная глава романа. Ваш Максим.


Читать все главы с последними правками лучше здесь


  Секретарша Люси  не поддержала разговор о погоде. Да и вообще отреагировала на Алана, как на пустое место. Бумаги, правда, у него взяла.  Пока девушка прошивала доклад автоматическим степлером и набивала все положенные печати, Алан, расположившись у  бесплатного автомата, выпил подряд целых две чашки ароматного «Нескафе» без кофеина. Выбросив в урну пустой стаканчик, он обвел рецепшн взглядом Джека Райана, приносящего президентскую присягу.
Все записи расшифрованы, нужные рисунки и фотографии вставлены в итоговый документ, который выведен на печать. Теперь эти несколько десятков  листов лягут на стол резидента не обезличенной оперативной информацией, но полновесным официальным докладом. За его, агента А. Дж. Берковича, личной подписью!
И уж на этот раз шеф никак не сможет приписать себе чужую работу.  Потому что этот  доклад был настоящей бомбой. Алан ни на секунду не сомневался, что, даже с учетом разницы во времени директор, да что там директор, сам Президент ознакомятся с содержимым зеленой папки  не позднее чем послезавтра! Время! Повинуясь небрежному кивку секретарши, он открыл дверь и шагнул на мягкий пушистый ковролин.
Collapse )