November 25th, 2013

Сны о минувшем... "Дети Гамельна"

Начинался дождь. Первые капли ударили по крыше, выбивая негромкую барабанную дробь. Уставший монах заснул сразу, едва донес голову до подушки. Мирослав проверил, хорошо ли задернуты шторы, и сел в кресло. Грудь болела, будто в легких проросли раскаленные шипы - бегство по ночному городу и туман здоровья не прибавили. Но сержанту было привычно отгонять телесные хвори усилием воли, пренебрегая ранами и посерьезнее, нежели какая-то там чахоточная боль…
Он проверил револьвер, положил его на подлокотник, накрыв ладонью. Закрыл глаза и глубоко задумался.
Альпийский василиск был тварью редкой и очень востребованной среди тех, кто был сведущ в тайных знаниях. Порождение гор не было разумным в человеческом понимании, но при умелой дрессировке оказывалось способно на многое. Татцельвурм мог неделями выслеживать конкретную жертву, мог отводить глаза сторонним наблюдателям, мог убивать быстро и надежно, не оставляя следов. И, что немаловажно, будучи убитым, за считанные минуты разлагался в серую пыль, невесомую, как прах, стирая все следы, способные привести к хозяину.
Доселе Мирослав сталкивался с "земляным червем" только раз, но немало читал про него в архивах Ордена. И прочитанное вкупе с личным опытом оказывалось очень несообразно сегодняшнему происшествию.
Было очевидно, что кто-то подкинул молодому католику наводку и отправил за ним тайного соглядатая-убийцу. Об этом сержант сказал монаху. Но умолчал о том, что татцельвурм буквально подставился под картечь, странно и глупо. Вот это удивляло и нервировало. Василиски были нечеловечески быстры и атаковали обычно из тени и со спины. Значит… Либо неведомые дрессировщики плохо поработали, либо… так и было задумано.
И значит, задачей татцельвурма было не только пройти по следам католика к Мирославу, но и продемонстрировать себя. Показать, что игра серьезная и в ней замешаны те, кто сведущи в забытых, тайных умениях. Но зачем?.. На что хотел сподвигнуть сержанта тот, кто приручил татцельвурма? Был ли то сигнал, предостережение или ловушка?
Бывший Мервин Слоу погладил револьвер, чувствуя пальцами теплый металл и деревянные щечки на рукояти. Как бы то ни было, жизнь добропорядочного часового мастера закончена. Личина, что служила ему почти пятнадцать лет, сброшена и забыта.
Дыхание сержанта замедлилось, черты лица заострились. Даже у железных людей есть предел выносливости, а Мирослав устал, очень устал. Сержант засыпал.
Дождь усиливался. Капли цокали все чаще и чаще.
Цок. Цок...

Collapse )

Первая книга на Литмаркете - http://litmarket.org/deti-gamelna