October 31st, 2013

Дети Гамельна



http://litmarket.org/deti-gamelna
По старой доброй традиции - 2 недели за эксклюзивную денюжку, затем за демократическую.
Ну а мы посмотрим, как дела пойдут и, быть может воспоследует нижеследующее...

_______________________________________________________________

"Божьи Охотники"
Пролог

Лес был очень стар. Он отсчитывал века, как люди - отдельные дни своей жизни. Лес видел и помнил гражданскую смуту католиков и протестантов, побоища, учиненные приверженцами Ланкастеров и Йорков, мечи норманнов и ножи саксов… И множество иных событий и народов, что давно стерты из людской памяти.
Лес был стар.
Человек с трудом пробирался между кривыми, будто перекрученными стволами деревьев. Ступал медленно и осторожно - корни так и норовили зацепить ногу, свалить на сырую землю, покрытую толстым слоем прелой листвы. Стояло полнолуние, но неяркий молочно-серебристый свет терялся в густой листве, не достигая земли. Лишь одинокие лучики проскальзывали под кроны и сразу умирали, словно испугавшись лесной тьмы.
Путник уже несколько раз падал, больно ушибив колено, его лицо и руки искололи острые сучья, тянущиеся узловатыми когтистыми руками. Но человек упорно продирался сквозь заросли, руководствуясь инстинктом и отчасти - следами давней тропы. В свое время кто-то вырубил аккуратную просеку, засыпал невесть откуда привезенным песком и вымостил гладкими камнями, создав малое подобие римской дороги. Земля давно поглотила ее, но кое-где остались следы, заметные пытливому взору, знающему, что и где искать.
Луна неспешно плыла по небу, улыбаясь людской суете далеко внизу, а путник все так же, с упорством муравья, двигался вперед. Пока, наконец, не нашел то, что так долго и тяжко искал.
Старая тропа вывела в глубокий овраг. Один из склонов был почти целиком оплетен коричневыми щупальцами - многолетние дожди обнажили часть корневой системы неохватного дуба, больше похожего на африканский баобаб, нежели на привычного обитателя британских лесов. Человек перевел дух и отер пот с лица рукавом. Несколько минут он просто стоял, опустив руки и собираясь с духом. А затем шагнул сквозь корни и землю...
Подземный ход уходил вдаль, постепенно снижаясь. Кое-где он представлял собой земляной тоннель, затянутый лохмами седой паутины, на некоторых участках был обшит старыми гнилыми досками, а кое-где стены и низкий свод оказались выложены кирпичом.
Путник продвигался медленно, при свете спичек, которые зажигал одну за другой, держа на вытянутой руке. Почему он не воспользовался факелом, свечой или лампой - оставалось известным лишь ему самому. Путь под землей казался бесконечным, пока вдруг некий шорох не достиг ушей смельчака. Человек махнул рукой, погасив спичку. Затем склонил голову и опустился на колени, а затем, все так же не поднимая головы, произнес несколько слов на древнем языке. Это наречие считалось старым еще во времена, когда в землю упало первое семя, породившее лес наверху.
Шло время, ответа не было. Но из всех мельчайших щелей в земляных стенах будто повеяло могильным холодом. Дуновение ветерка коснулось волос человека, скользнуло по щеке, и путник вздрогнул, с трудом превозмогая вспышку паники - ему почудилось прикосновение не только пустого холодного воздуха.
- Говори…
Голос был сух и бесплотен, как ветер в пустыне, как полуночная тень. Он исходил отовсюду, и в то же время казался порождением взбудораженного разума.
- Но будь мудр в выборе слов, ибо они станут для тебя последними.
Путник сглотнул, снова отер взмокшее лицо.
- Я пришел с миром, - проговорил он, наконец. - С миром… и предложением.
- Ты хочешь предложить сделку? - осведомился неведомый собеседник. Слова прозвучали добродушно, с легкой иронией, но что-то было в них… странное. Эмоции, отраженные в словах, казались не от мира сего, будто говоривший старательно подражал человеку, но сам таковым не являлся.
- Да!
Тихий смех разнесся под сводами тоннеля, рассыпался зловещим хихиканьем, словно одна глотка разделилась на множество иных.
- Я могу предложить выгодную сделку, - заторопился человек. - Она полезна для меня, и для вас!
- Когда-то мы часто заключали договоры с вашим народом, - сообщил многоголосый невидимка. - Но это было неразумно. Вступать с вами в союз - все равно, что договариваться с Тысячеликим, которого вы зовете Отцом Лжи. Ты умен, если смог найти путь сюда. И смел, коли решился пройти путь до конца. Но нам не нужна сделка.
Человек ощутил тяжесть на затылке и загривке, но даже под страхом смерти не смог бы сказать, что это было - давление страха, мышечный спазм, или же чья-то ладонь.
- Я могу открыться! - быстро выговорил он пересохшими губами. - Вы увидите сами, у меня нет иных намерений, в моих словах нет обмана.
- Людям это непосильно, - в незримом голосе путник прочитал свой приговор. Давление усилилось, в нос ударил острый, гнилостный запах разверстой могилы.
- Мне - посильно, - прошептал человек и крепко зажмурился. А затем собрал в кулак всю волю и сделал усилие...

Collapse )

"Два чуда Коха" - имеются в виду открытие сибиреязвенной палочки и палочки Коха - возбудителя туберкулеза
"Roman collar" - белый льняной воротник, обычен для католического священства.
"Пант Ган" - дробовик для охоты на гусей и уток. У классического "Punt Gun" длина ствола составляла около 3-х метров, а калибр начинался от 50мм.</div>